КАРПАТЫ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ГОРЫ

19 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 19 ноября-26 ноября

Директор Карпатского биосферного заповедника Федор Гамор родился на Раховщине. Босыми ногами исходил все близлежащие горы...

Директор Карпатского биосферного заповедника Федор Гамор родился на Раховщине. Босыми ногами исходил все близлежащие горы. Окончив школу, устроился учеником лесника. Став лесником, получил направление в Ужгородский университет. В студенческие годы вместе с профессором Комендаром исследовал всю Черногору. Побывал и на Говерле.

Уже тогда будущий доктор биологических наук стал подумывать о работе в только что созданном Карпатском заповеднике (1968 год). Но сначала были должность инженера в Великобычковском лесокомбинате, различные посты в комсомольских и советских органах. Так что в заповедник он переходил, уже имея за плечами опыт организаторской работы в качестве заместителя председателя Раховского райисполкома и председателя районного общества охраны природы.

- Федор Дмитриевич, с чего начиналась ваша деятельность как директора Карпатского заповедника?

- Едва вступив в должность, занялся расширением заповедника. И уделял этому вопросу очень много внимания. В течение одного десятилетия трижды принимались решения правительства и Президента об увеличении его территории. А это в наших условиях сделать чрезвычайно сложно. Мы встретились с большим непониманием роли заповедника в деле охраны природы как со стороны органов местных властей, так и со стороны населения. Было много противников его расширения, ведь это связано с изъятием определенных территорий из хозяйственного оборота, а в таком густонаселенном регионе, как Карпаты, издавна существует большой интерес к разработке древесины. Была масса недовольных.

- В чем проявлялось это недовольство?

- В различных эксцессах, протестах, митингах. Протестовали, в основном, люди, преследовавшие цель поживиться, хозяйственники, злоупотреблявшие вырубками леса. Причем не столько протестовали сами, сколько нагнетали обстановку. Особенно много недоразумений возникало в Широком Луге.

Но вопреки всему в 1989 году мы добиваемся увеличения площади заповедника с 12 тыс. га до 19 тыс. га, в результате чего нам удается создать полноценный биосферный заповедник. До этого в его составе были лишь отдельные участки пралесов. Да, были Угольско-Широколужанские пралесы, Долина нарциссов, Черногорские пралеса, но они не представляли целостной системы. Добившись включения субальпийской и альпийской зон, в том числе и Говерлы, мы эту систему получили.

Через четыре года провели еще одну кампанию по расширению территории заповедника, доведя его площадь до 38 тыс. га. Тогда же нас признали в ЮНЕСКО, включив в международную сеть биосферных заповедников. А в 1997 году, после внесения определенных изменений в законодательные акты, принимается еще один указ Президента, в соответствии с которым общая площадь заповедника достигает 57,8 тыс. га. Теперь нам удалось включить в его состав наиболее уникальные места.

- Что это за места?

- Мараморошские Гуцульские Альпы, где сохранилась редчайшая флора и фауна; Свидовецкий массив с Близницей; все шесть вершин-двухтысячников Украинских Карпат: Говерла, Бребенескул, Петрос, Поп Иван Черногорский, Ребра, Гутин-Томнатик и Менчул. Теперь заповедник репрезентует всю карпатскую горную систему: от предгорий до субальпийской и альпийской зон. В этом его особенность.

Хотя наши заповедные массивы и разбросаны по всей территории Закарпатской области, зато имеем все наиболее уникальные экосистемы, как то: Юлиевские горы, Черная гора... Отныне в заповеднике представлены не только еловые леса, но и дубовые, и широколиственные. Налицо уникальный природный комплекс, подобных которому в Европе нет.

- Какие из ваших идей удалось реализовать в заповеднике?

- Во-первых, мы с коллегами добились, чтобы в «Закон о природном заповедном фонде» было внесен специальный раздел «Биосферные заповедники». И если на Западе биосферный резерват существует как научный проект, то в Украине он стал реальностью с признанием его юридическим лицом. Эту модель мы не просто узаконили, а разработали до деталей и внедряем на практике.

- Помнится, у нас уже был создан Черноморский биосферный заповедник…

- Да, он был создан, но не было соответствующих законодательных актов. У нас же все отработано нормативно. Сегодня можем с полным правом сказать, что модель биосферного заповедника существует. Мы уже на завершающем этапе. Разрабатываем проект организации территории. Это будет новая модель природоохранных территорий, за которой будущее. Она позволяет сочетать интересы охраны природы с интересами человека. А эта проблема очень актуальна для всего мира. Над ней ведется очень много дискуссий в рамках программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера».

Во-вторых, мы создали первый в Украине музей экологии. На общей площади 1000 кв. м будут продемонстрированы: все элементы экосистем Карпатского региона; процесс освоения человеком природы в Карпатах; результаты нашего хозяйствования; то, что надо сделать, чтобы сохранить природу и еще дать возможность людям жить.

Мы постоянно работаем над проблемой экологического воспитания населения. Без экологического образования, без повышения экологического сознания людей нам успехов не достичь.

- Это же общегосударственная задача!

- Да, но беда в том, что общегосударственные декларации медленно реализуются. Мы же учредили всеукраинский научно-популярный экологический журнал «Зелені Карпати». Привлекли к сотрудничеству многих ученых и специалистов, создали собственный информационный центр, видеостудию, сняли несколько фильмов. Мы не просто декларируем идею экологического образования, а делаем реальное дело.

Кроме того, много внимания уделяем созданию модели эколого-экономического развития горных регионов. Разработана концепция создания специальной эколого-экономической зоны «Рахов». В ней изложено наше видение того, как нужно вести хозяйство в горах, чтобы обеспечить и охрану природы, и социально-экономическое развитие местного населения. Эта концепция была представлена в органы местных властей. Она получила поддержку Президента Украины. На ее основе разработано и принято специальное постановление Кабмина «О государственной поддержке комплексной программы эколого-экономического и социального развития горной Раховщины», где впервые на государственном уровне была узаконена концепция именно эколого-экономического развития. Это, бесспорно, политическое решение. Даже при том, что программа еще не выполняется, принятие подобного документа имеет революционное значение.

При наличии определенных налоговых льгот мы просто обязаны осуществить переориентацию экономики в регионе.

- За какой период времени это реально сделать?

- Полагаю, здесь нужны десятки лет.

- А хотя бы почувствовать первые результаты?

- Если будут понимание и поддержка на правительственном уровне, а также созданы нормальные условия для капиталовложений, то сразу появятся инвесторы, и в первую очередь - внутренние. В Закарпатье уже есть люди, располагающие средствами. Придут и иностранные инвесторы. И уже через три-четыре года в горах появятся дороги, небольшие отели. Тем более, что возможности у нас огромные. Побывав недавно в Швейцарии, я убедился, что на первых порах огромных капиталовложений не требуется. К тому же наши природные и климатические условия, возможно, даже лучше, чем в Швейцарии. Природа Карпат богаче, привлекательнее.

- Как вписывается в эту концепцию заповедник?

- Одно из направлений работы заповедника - создание условий для экотуризма и рекреации. Мы проводим зонирование территории. Будут разграничены заповедная зона, где любая хозяйственная деятельность запрещена, и зона ландшафтов, где и предусматривается создание инфраструктуры для туризма, рекреации, экологических маршрутов.

Горная Раховщина обладает огромными рекреационными ресурсами. Есть 82 источника минеральных вод, некоторые из них - уникальные. Их нужно осваивать, создавать на их базе курорты, заводы по разливу воды. До сих пор наш регион осваивался меньше, чем Свалява, Шаян, Межгорье. На сегодняшний день уже имеется обоснование его освоения с детальным описанием ресурсов, возможностей и т. п.

Практически ежегодно администрация заповедника проводит международные научно-практические конференции. Например, прошлогодняя была посвящена проблемам устойчивого развития Карпатского региона, а нынешняя - проблемам катастрофических стихийных явлений. Те наводнения, оползни и сели, которые мы пережили и которые, по-видимому, будем еще не раз переживать, в той или иной мере связаны с результатами хозяйственной деятельности в горах. Поэтому нужно что-то делать, чтобы переориентировать экономику: уменьшать сплошные вырубки леса, шире применять современные природоохранные технологии.

- Карпаты - это не только замечательные горы, леса и пралеса, но и уникальные растения, как, например, эдельвейс...

- Здесь действительно сосредоточено большое количество редких и исчезающих видов растений и животных. На территории заповедника встречаются 64 «краснокнижных» вида растений. Десятки из них занесены в Европейский Красный список. Среди них - упомянутый вами эдельвейс альпийский, рододендрон восточнокарпатский, нарцисс узколистный, горечавка желтая... Под нашей охраной находятся 72 вида редких и исчезающих животных. Например, рысь и дикий кот. В Карпатах их сохранилось лишь несколько экземпляров.

- А что-то удалось сохранить на деле?

- Уже само создание заповедных территорий содействует воспроизведению популяций, поскольку важнейшей задачей остается ограничение влияния на природу человека. Возьмем такой факт. За последние десятилетия верхняя граница леса в отдельных местах Карпат снизилась с 1500 до 1300 м, что снова-таки содействует наводнениям, лавинам. Так вот там, где был введен заповедный режим, природа начинает восстанавливаться. Это очень хорошо просматривается в Черногорском массиве (гора Брецкул, юго-западные склоны Говерлы), в Мараморошских Гуцульских Альпах. Там, где приостановлен выпас скота, происходит природное возобновление верхней границы леса.

Другой пример - Долина нарциссов. Лет тридцать назад нарцисс стал постепенно исчезать. Сегодня специалисты констатируют, что в связи с созданием заповедника долина вновь принимает свой первоначальный вид.

Снова появляются практически исчезнувшие виды птиц. Наши орнитологи начинают выявлять места поселения беркута. Пускай их здесь гнездятся пока единицы, но это уже показатель. Создание заповедных условий будет оказывать содействие постепенному увеличению численности птиц. Это и есть практический результат нашей работы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно