Юристы — в законе, физики — в загоне

26 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 26 ноября-3 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Жизнь Черновицкого национального университета имени Ю.Федьковича в последнее время похожа на большое переселение народов — такая же хаотическая и мало кому понятная...

Жизнь Черновицкого национального университета имени Ю.Федьковича в последнее время похожа на большое переселение народов — такая же хаотическая и мало кому понятная. Переезды факультетов из одного помещения в другое университетское руководство объясняет исключительно заботой об учебном и научно-исследовательском процессах. Поскольку вдруг выяснилось, что студентам очень трудно слушать лекции в стенах старинных зданий в центре города из-за вибрации, возникающей от движения транспорта. Поэтому, дескать, эти здания лучше вообще продать или сдавать в аренду. Вследствие этого, например, педфак приютился в совдеповском студенческом общежитии в одном из городских микрорайонов, а в бывших университетских корпусах — роскошных австрийских особняках историко-заповедной части Черновцов — расположились банки и магазины по продаже бытовой техники. (К слову, ректор университета Николай Ткач откровенно признает, что за эти корпуса выручили не так уж и много денег, которые к тому же не очень удачно использовали.) Но последние события с отселением физического факультета удивило даже тех, кто до сих пор верил в теорию вибраций.

Дело в том, что в один прекрасный момент стало тесно под одной крышей трем новым китам финансового благополучия ведущего учебного заведения Буковины — юристам, экономистам и историкам. Количество желающих любой ценой овладеть именно этими специальностями неустанно растет. Естественно, что именно в этих факультетах сейчас больше всего студентов-контрактников, пополняющих университетскую кассу. Особенно юрфак. В знак благодарности ректорат решил отделить его территориально. Юристам отдали центральный корпус №2, который испокон веков принадлежал физикам и на фризе которого изысканной лепкой (характерный элемент старинной черновицкой архитектуры) обозначены имена выдающихся ученых естественных наук — Попова, Чебышева, Ковалевской, Менделеева.

К тому же, как уверяет заместитель декана юридического факультета Михаил Никифоряк, передислокация юристов — не только материализация большого уважения ректората к будущим служителям Фемиды, но и восстановление исторической справедливости. Ведь более ста лет назад, еще во времена Австро-Венгерской империи, к которой принадлежали Черновцы, именно в этих аудиториях учили юристов. И не кто-нибудь, а отец социологии права Евгений Эрлих и выдающийся криминалист того времени Ганс Гросс. В их честь юрфак планирует открыть в своем новом корпусе именные аудитории.

Физики должны были переехать подальше от городской суеты в расконсервированные бывшие долгострои. На окраине Черновцов возник городок физиков — с новыми учебными корпусами, помещениями для лабораторий, общежитиями. Настоящий рай для теоретиков. Но, к сожалению, для научно-исследовательской работы (а без нее физический факультет немыслим) мало только тишины и свежего воздуха. Тысяча квадратных метров площади, щедро подаренной ректоратом под развитие технологической базы, не обрадовали сотрудников экспериментальных кафедр. Из-за отсутствия средств новое оборудование не предусматривается даже в перспективе. Старое же просто нельзя было транспортировать. Как ни обидно, но оправдались самые пессимистические прогнозы — 90 процентов приборов, которые могли бы еще служить науке в бывшем корпусе, после переезда в новый можно было отправлять на свалку. Туда же (если не в частные гаражи, как это часто случается при подобных пертурбациях) попали вполне исправные и всегда необходимые в экспериментальной деятельности станки из мастерских физфака, специальные технологические печи, остатки (и немалые) чистых металлов для выращивания полупроводниковых кристаллов.

«Наконец мы освободились от хлама и сейчас можем вырабатывать стратегическую линию развития физического факультета», — заявил ректор Николай Ткач. Новая стратегия, по словам господина Ткача (физика по специальности с дипломом ЧНУ, с чьим приходом на эту должность, не без скандала, физики связывали большие надежды на свое возрождение), состоит в том, что лишенные экспериментальной базы черновицкие ученые отныне будут ездить в командировки за границу, чтобы там проводить опыты. Получив необходимую информацию, они будут возвращаться в родной университет, где будут обрабатывать добытые знания, чтобы внедрять их в практику и передавать студентам. «У меня нет иллюзий... По понятным причинам многие захотят остаться за границей, — продолжает ректор. — Но иного пути я не вижу. Государство не финансирует науку. Длительное время мы не могли купить даже лампочку в лабораторию, не говоря уже об оборудовании для молекулярно-лучевой эпитаксии, которое стоит не один десяток миллионов долларов, но без которого невозможно развитие современной физики».

Относительно лампочки господин ректор несколько преувеличивает. Из миллиона гривен, ежегодно выделяемых государственным бюджетом Черновицкому национальному университету на фундаментальные и прикладные разработки, 350 тысяч достаются именно физическому факультету. На лампочку должно было хватить. На эксперименты, пожалуй, также. Но, что удивительно, декан физфака Иван Гуцул так и не смог сказать, какие же конкретно исследования проводятся на его факультете: «Нужно сначала собрать информацию на кафедрах...»

Без сомнения, генеральная зачистка второго корпуса вместе с новой стратегией сейчас максимально облегчит декану сбор информации о нынешних и будущих научных достижениях черновицких физиков. Достижениях, которые в свое время принесли славу не только физическому факультету и университету. (Не следует забывать, что наивысший уровень аккредитации и статус национального черновицкий университет получил именно благодаря естественным факультетам, в первую очередь — физическому с его экспериментальными кафедрами.) Они были и остаются национальным достоянием. Фундаментальные разработки черновицкой научной школы по проблемам физики твердого тела, микроэлектроники достигают мирового уровня. В частности, в изучении наногетеросистем. (Несколько лет назад именно за достижение в этой сфере Нобелевскую премию получил российский физик Жорес Алферов). И что важно — имели прямой и быстрый выход к серийному производству. Прежде всего в военно-промышленном комплексе. На черновицких кристаллах делал науку едва ли не весь Советский Союз. А на черновицких приборах летали космические корабли. И именно научные исследования черновицких физиков дали в свое время первые обоснования для практической миниатюризации аккумуляторных батарей. Без которых не было бы, например, развития мобильной связи.

Конечно, университет не виноват, что мощные заводы Черновцов, которые с большим успехом работали на советский ВПК и были основными заказчиками разработок физфака ЧНУ, поняли конверсию как выпуск мыльниц, зонтиков и гладильных досок. Внутренний рынок кристаллических веществ крайне мал, несмотря на громкие правительственные программы развития отечественных наукоемких технологий, в частности на базе технопарков, призванных объединить науку и производство. На Буковине, между прочим, также существует такая региональная программа и свой технопарк. Жаль, что лишь на бумаге. А внешний рынок, где на это большой спрос, для нас закрыт. Не в последнюю очередь из-за бестолкового и непрофессионального менеджмента — и правительственных структур, и патентного отдела Черновицкого университета.

Это — сегодня. Завтра все может и, в конце концов, должно измениться. И тогда ноу-хау черновицких кафедр экспериментальной физики по технологии выращивания полупроводниковых кристаллов, богатый опыт, с одной стороны, научных исследований широкого спектра их параметров, а с другой — практического применения в электронных устройствах снова приобретут государственное значение. Поэтому, без преувеличения, стратегия развития физического факультета является одновременно стратегией развития государства. А такие вопросы не решаются в угоду временным интересам определенных лиц и определенных факультетов, даже если кто-то очень заинтересован в их обособлении (не только территориальном).

Какой бы устаревшей не была технологическая база физфака, она позволяла удерживать довольно высокий уровень научных экспериментов. О чем свидетельствует, в частности, международное признание достижений экспериментальных кафедр ЧНУ, работающих под руководством профессоров В.Махния, А.Савчука, П.Горлея, М.Раранского. К тому же, было бы наивно рассчитывать на то, что украинских ученых ждут в экспериментальных центрах НАСА или лаборатории Кавендиша. Разве что за большие деньги. Которые лучше было бы, наверное, вкладывать не в зарубежные командировки, а в развитие естественных наук и собственных технологий. Они, а не юриспруденция с историей (при всем к ним уважении) составляют основу экономической мощи страны, ее признание как государства с высоким интеллектуальным и научным уровнем.

Странно и обидно одновременно, что этот уровень уничтожают, причем сами же физики. Избранная ректоратом ЧНУ стратегия развития физфака предусматривает вслед за экспериментальными лабораториями и мастерскими ликвидировать установку для создания сильных магнитных полей и станцию для добычи криогенных жидкостей, в том числе и жидкого гелия. Хотя у Черновицкого национального университета едва ли не у единственного в Украине есть сегодня такое уникальное оборудование. Исследование полупроводниковых материалов при температурах, близких к абсолютному нулю, да еще и в комбинации с квантовым магнитным полем является чрезвычайно информативным. Более того, без этих исследований нечего ожидать большой научной отдачи от дорогостоящей установки для молекулярно-лучевой эпитаксии, даже если она и появится в университете в ближайшее время. Безосновательными являются и разговоры о том, что это оборудование — вчерашний день для физических экспериментов. Ведь уравнение Шредингера или модель Хаббарда тоже, так сказать, не новы, но физики-теоретики до сих пор делают на них науку и защищают диссертации.

Но, видно по всему, криогенной станции и магнитной установке пришел конец. Поскольку они установлены на территории корпуса, отданного юристам, и не вписываются в план его развития. Уже нашелся инвестор, и готовится документация на строительство многоэтажной студенческой столовой, которая замкнет корпус в каре. Правда, имя благотворителя ректорат почему-то держит в тайне. Но, как сказал ректор Николай Ткач, столовая (если она останется такой, не превратившись в фешенебельный ресторан в центре города) университету очень нужна, поскольку позволит будущим юристам и их преподавателям не только хорошо питаться, но и приятно отдыхать в перерывах во внутреннем дворике с фонтаном и уютными уголками. «Сами понимаете, из каких семей дети учатся на юрфаке, — добавляет Николай Васильевич. — Им необходимо создать надлежащий комфорт».

Но для полнейшего комфорта и триумфа исторической справедливости придется, очевидно, заодно поменять на фасаде корпуса имена выдающихся физиков на фамилии известных юристов: Чебышева на Ганса Гросса, Попова — на декана юрфака Петра Пацуркивского, Ковалевскую — на Сергея Кивалова…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК