ВОЕННЫЙ ВУЗ — НЕ ПОЛКОВАЯ ШКОЛА

22 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 22 ноября-29 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Сегодня о высшем образовании в Украине, его реформировании говорят много. Но будто бы в стороне остается высшая военная школа...

Сегодня о высшем образовании в Украине, его реформировании говорят много. Но будто бы в стороне остается высшая военная школа. Может сложиться впечатление, что у нее нет никаких проблем, что здесь уже все перестроено на новый лад и достигнуты вершины совершенства. Ее редко критикуют «свои» — военные, поскольку в армии еще с советских времен не принято это делать, а гражданские (хотя в Украине в определенной мере происходит сращивание военного и гражданского образования) тоже не вмешиваются в эти «владения», приписывая им таинственность, особенность. Так вот, высшая военная школа, неконтролируемая, забытая Министерством образования и науки Украины, остается определенным образом отделена от широкой общественности. Наверное, именно это не дает возможности увидеть, что в последние годы в ней появились деструктивные явления и процессы, разрушающие изнутри всю систему. Безусловно, все это отражается на качестве подготовки офицерских кадров в стенах высшего военного учебного заведения (ввуз), а затем и на их деятельности в войсках.

Только не подумайте, что в Вооруженных силах (ВС) не объявлено о реформировании высшего военного образования! Обсуждение этого вопроса и сам процесс начались одновременно с образованием ВС Украины и продолжаются по сегодняшний день. Другое дело — качество, целесообразность и развитие такого сложного процесса, как реформирование образования. Относительно качества, то в течение этого времени нас убеждают в том, что высшая военная школа готовит высококвалифицированных специалистов для Вооруженных сил Украины. Но почему же тогда немало молодых офицеров не могут управиться с возложенными на них обязанностями, демонстрируют низкий профессионализм, неспособность самостоятельно овладеть новыми знаниями, навыками и умением работать с подчиненными и эффективно руководить своими подразделениями, и, как следствие, многие из них увольняются из армии?! Возможно, за стремлением к масштабным изменениям теряется из виду то повседневное и реальное, что существенно влияет на качество учебно-воспитательного процесса в ввузе?

Все отрицательные явления и процессы, происходящие сегодня в высшей военной школе, можно свести в группы, касающиеся: 1) подбора, подготовки и расстановки лиц профессорско-преподавательского состава (сейчас введен новый термин — «научно-педагогический состав») прежде всего среди офицеров; 2) эффективности управления учебно-воспитательным процессом в ввузе и самым заведением. Рассмотрим их подробнее.

Известно, что одно из решающих условий деятельности высшей школы — высокая квалификация, профессиональное мастерство и гражданская зрелость профессорско-преподавательского (научно-педагогического) состава учебного заведения, что в полной мере касается и высшей военной школы. Нет высококвалифицированных научно-педагогических кадров — нет высококвалифицированного военного специалиста, офицера. Это — аксиома.

К сожалению, ныне принципы и система подбора офицеров на должности профессорско-преподавательского состава ввуза остаются, мягко говоря, непонятными. На должности преподавателей, старших преподавателей, доцентов, профессоров, начальников кафедр, начальников факультетов и т.д. часто попадают офицеры, не имеющие ни опыта работы в войсках и на предыдущих педагогических должностях, ни высшего военного образования, ни педагогической подготовки для работы в высших учебных заведениях. К сожалению, этому способствуют и отдельные нормативно-правовые акты. Так, несколько лет назад состоялось снижение военных званий профессорско-преподавательского состава по должностям. Сейчас на должности преподавателя офицер может получить военное звание не выше майора (а то и капитана), на должности старшего преподавателя, доцента, профессора, заместителя начальника кафедры, заместителя начальника факультета и других — подполковника (при наличии ученой степени на четырех последних названных должностях — полковника).

Трудно понять, почему было принято именно такое решение, когда вообще в ВС Украины количество генеральских, полковничьих и подполковничьих должностей возросло. Выходит, те должности важны, а должности профессорско-преподавательского состава в высших военных учебных заведениях — второстепенны. Возможно, кто-то недосмотрел, кто-то глубоко не разобрался в важности образования и особенностях функционирования высшей школы, кто-то отрапортовал об уменьшении денежного обеспечения на содержание личного состава... Относительно последних, то они очень плохие экономисты, поскольку на самом деле государство от низкого качества образования офицерских кадров теряет в десятки раз больше. Реально сегодня разница в денежном эквиваленте между военными званиями офицеров составляет целых... 5 гривен...

Представьте себе ситуацию, когда на должность преподавателя (майора или капитана — по военному званию) назначается командир роты (начальник службы), прослуживший офицером один-три года, не имеющий еще достаточного опыта работы в войсках, высшего военного образования, тем более — педагогической подготовки для работы в высшей военной школе. Может ли он эффективно заниматься научно-педагогической деятельностью? К сожалению, ответить утвердительно на этот вопрос не можем. Еще бессмысленнее представляется назначение на должности старшего преподавателя, доцента, профессора, заместителя начальника кафедры, начальника кафедры и на более высокие людей, которые до тех пор не имели ни одного часа педстажа (или имеют недостаточный для выполнения обязанностей на этой должности) в учебных заведениях III—IV уровня аккредитации. Например, что скрывается за фактом назначения на должность начальника кафедры (или другую высшую) офицера с небольшим педстажем (не прошел должности преподавателя, старшего преподавателя, доцента, профессора и пр.), а то и совсем без него, без педагогической подготовки и научной степени (ученого звания)? А это означает, что научная и методическая работа на кафедре будут в загоне. Не может неподготовленный, скажем, начальник кафедры повышать и совершенствовать теоретически-научный и методический уровень подчиненных (проводить научно-методические, научные, теоретические и методические семинары, направлять деятельность предметно-методических комиссий, адекватно оценивать качество занятий, методически грамотно их анализировать, учить молодых преподавателей и т.п.).

Неудивительно, что вследствие такого подхода имеем профессорско-преподавательский состав факультетов и учебных заведений с 10—20 процентами кандидатов и докторов наук, доцентов и профессоров (при необходимости 70% для учебных заведений III—IV уровня аккредитации), ученые советы (военных факультетов, институтов), где собственно ученые составляют от 3 до 20 процентов, методические советы без мастеров-методистов, научные подразделения без кандидатов и докторов наук и пр. Главное, что на ключевых должностях и в ввузе, и в органах управления ими находятся люди без научной степени и ученого звания, часто без соответствующей педагогической подготовки и педстажа.

Недавно при подборе на замещение должностей профессорско-преподавательского состава начали реализовывать инструкцию о порядке замещения вакантных должностей, в том числе научно-педагогических (педагогических) кадров, в ввуз на конкурсной основе. И опять в квалификационных требованиях к кандидатам на те должности, для которых, на наш взгляд, обязательно наличие научной степени или ученого звания, сделана маленькая поправка: «как правило». А это допускает своеобразную трактовку каждым начальником таких требований, возможность их игнорирования и обход. Что должно означать задание «определить… рейтинг претендентов, принимающих участие в конкурсе»? По каким параметрам он должен определяться? На основе опроса курсантов (студентов), профессорско-преподавательского состава или руководства? И в первом, и во втором случаях это будет необъективно. Такой рейтинг можно запросто «организовать». А зачастую, как свидетельствуют последние так называемые «конкурсы», «рейтинг» определяет старший начальник.

Скажите, пожалуйста, какой конкурс в пределах ввуза может быть между кандидатом или доктором наук (тем, кто имеет ученое звание «доцент» или «профессор») и тем, кто не имеет ни научной степени, ни ученого звания?! Уже по такой квалификации автоматически проходит тот, кто их имеет. И это абсолютно правильно! Спросите, а опыт (реально это должно означать педстаж)? Во-первых, понятие «опыт» учебно-боевой подготовки и управления военными подразделениями (частями) в войсках не адекватно понятию «педагогический стаж» (педопыт) в высшей военной школе. Это разные вещи. Во-вторых, знаем много фактов, свидетельствующих, что даже продолжительное пребывание на должности не дает реального положительного педагогического (научного, методического) опыта, если у офицера отсутствовали соответствующие знания, навыки и умение, то есть соответствующая педагогическая подготовка для выполнения должностных обязанностей. Иногда, наоборот, такой опыт вредит учебно-воспитательному процессу.

А что касается конкурсных комиссий, то они, образно выражаясь, могут быть ручными. В их состав нередко попадают те, кто сам не имеет ни научной степени, ни ученого звания, а подчас далек не только от проблем педагогики и психологии высшей школы, закономерностей ее функционирования, но и от элементарных вещей. И ко всему этот конкурс только для «низших» должностей. Трудно ответить, почему должность, например, командира батальона «конкурсная», а командира корпуса — нет! А потому проводить такие конкурсы следует на принципиально других основаниях.

Появилась также тенденция преподавания тех или других предметов педагогами с иной профессиональной подготовкой. Например, историк может преподавать психологию, психолог — право и т.д.

Из-за такого подхода к подбору, подготовке и расстановке кадров многие должности профессорско-преподавательского (научно-педагогического) состава, в том числе ключевые, занимают офицеры без научных степеней и ученых званий, высшего военного образования, специальной педагогической подготовки и необходимого педстажа, что определяет их невысокую научно-педагогическую компетентность. Если и в дальнейшем сохранится такая тенденция кадровой политики в ввузе, то с качеством высшего образования и профессиональной подготовки будущих офицеров у нас возникнут серьезные проблемы, а сами заведения вряд ли будут отвечать требованиям учебных заведений III—IV уровня аккредитации. Вывод: нужно серьезно переосмыслить принципы и подходы к подбору, подготовке и расстановке кадров в ввузе, искоренить протекционизм, родственность, кумовство, взяточничество и прочие отрицательные явления.

На должности профессорско-преподавательского состава, по нашему мнению, необходимо назначать офицеров, отвечающих следующим требованиям: во-первых, занимали в войсках должности не ниже командира батальона (3—5 лет) и заместителя командира бригады (полка) и им равные. Во-вторых, имеют высшее военное образование. В-третьих, проявили склонность и способности к науке и педагогической деятельности. В-четвертых, прошли специальную педагогическую подготовку на соответствующих факультетах (сейчас нет ни одного такого факультета) или курсах для работы в высшей военной школе и продемонстрировали необходимый уровень подготовленности к педдеятельности на основе тестирования. Это — требования к назначению на должность преподавателя ввуза. Что касается старшего преподавателя, то кандидат на эту должность уже должен иметь педстаж; на должность доцента, профессора, заместителя начальника кафедры, начальника кафедры и более высокие — все кандидаты, кроме указанного выше, должны непременно иметь научную степень и ученое звание, а также опыт научно-педагогической работы.

В обязательном порядке следует пересмотреть должностные военные звания профессорско-преподавательского состава, а также должностные оклады. Нередко офицер, назначенный на должность преподавателя, доцента, профессора, получает меньше, чем получал в войсках (в сравнении с гражданскими — в два-три раза меньше). Проблемой остается создание в ввузе современной материально-технической базы, их компьютеризация и т.д. Тем не менее многие военные учебные заведения продолжают функционировать. Может, лучше количество их уменьшить, а их самих — улучшить!?

То, что ввуз включен в иерархическую структуру подчинения (управления), к сожалению, сегодня отрицательно сказывается на эффективности учебно-воспитательного процесса. Как свидетельствует опыт, такое подчинение приводит к попыткам трансформации ввуза в учебные заведения типа сержантской или полковой школы. В вышестоящих органах, руководящих деятельностью ввузов, еще не сложились достаточно квалифицированные аппараты управления высшей школой. А иногда лишь один офицер реально занимается там делами ввуза. Поэтому его часто приравнивают к простой военной части, включая в планы различных проверок, которые, учитывая главную цель деятельности ввуза, часто являются второстепенными. В его адрес поступают десятки директив, приказов, распоряжений и указаний, для выполнения которых нужно провести десятки разнообразных мероприятий.

Здесь уместно напомнить, что деятельность научно-педагогического состава в высшей военной школе строго регламентирована. Так, норма времени на год для офицеров профессорско-преподавательского состава составляет 1720—1780 часов (при 40-часовой рабочей неделе). Для сравнения: в гражданском высшем учебном заведении нагрузки профессорско-преподавательского состава не превышают примерно 1554 часа (36-часовой рабочий день при 6-дневной рабочей неделе). Для офицеров из профессорско-преподавательского состава нагрузки распределяются следующим образом: 30—40% — на учебную работу (аудиторную), 30—40% — на методическую, 10—15% — на научно-исследовательскую и 15—20% — на прочие виды работ (наряды, построение, командирскую и гуманитарную подготовку, непосредственные воспитательные мероприятия, подведение итогов, доведение руководящих документов и остальные мероприятия, не связанные с учебной, методической и научно-исследовательской работой). Но реально на «все прочее» расходуется времени в 4—6 раз больше, чем отведено. Поэтому неэффективно выполняется прежде всего учебная и методическая работа, а следовательно, снижается качество профессиональной подготовки будущих офицеров.

Тем не менее этого не видят (или не могут увидеть) в вышестоящих органах управления. А может, не понимают, что высшая военная школа, как и вся высшая школа вообще, требует от профессорско-преподавательского состава систематического повышения уровня знаний, навыков и умения, общей и педагогической культуры, усовершенствования педагогического мастерства, овладения новыми достижениями науки и педагогической практики и т.д. И курсанты в ввузе должны учиться, а не заниматься второстепенными делами — выполнять продолжительные хозяйственные работы, тренироваться в роте почетного караула и выполнять обязанности, возложенные на нее, постоянно убирать территорию, привлекаться к разным мероприятиям, не связанным с учебой, ходить по 4—8 раз в месяц в наряд и т.д. Конечно, это следует делать, но без снижения качества обучения и воспитания.

Пора от заявлений о научной организации труда перейти к ее практическому внедрению в учебно-воспитательный процесс в ввузе, а также в органах управления ими (и не только в них). Важным остается задача оптимизации управления как ввуза, так и учебно-воспитательным процессом в нем. Именно из-за его нерешения мы не только значительно понижаем эффективность профессиональной подготовки будущих офицеров, но и закладываем негативные стереотипы и установки будущей деятельности в войсках и, что самое страшное, формируем у молодых офицеров негативизм к армии.

Так что для ввузов и органов управления ими нужны кадры с соответствующей психолого-педагогической и управленческой подготовкой и стилем нового мышления. Это должны осознавать и военное руководство, и руководители Министерства образования и науки Украины, которые сквозь пальцы смотрят на подбор и расстановку кадров в ввузе, вообще на военное образование.

В завершение хотим сказать, что не преследуем цель преуменьшить чей-либо вклад в дело реформирования (если это можно назвать реформированием) военного образования, а лишь пытаемся привлечь внимание к проблемам, которые нужно грамотно решать, дабы не развалить высшую военную школу, превратив ее в заведение наподобие сержантской или полковой школы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК