Центр вольнодумства

14 октября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 14 октября-21 октября 2005г.
Отправить
Отправить

–Недавно, — рассказал в интервью обозревателю «ЗН» президент Национального университета «Киево-...

–Недавно, — рассказал в интервью обозревателю «ЗН» президент Национального университета «Киево-могилянская академия» Вячеслав БРЮХОВЕЦКИЙ, — когда Виктор Ющенко получил медаль в Филадельфии, я находился в Соединенных Штатах в составе делегации с президентом страны. Тогда в своем выступлении Виктор Андреевич с гордостью упомянул двух деятелей нашей истории — гетмана Ивана Мазепу и его сподвижника Пылыпа Орлика — автора первой европейской конституции. Хочу отметить, что они были выпускниками Киево-Могилянской академии. К этому почетному списку можно было бы добавить и другие великие имена. Например, недавно мы подписывали Болонское соглашение в городе Болонья. И рядом с Моцартом в местной академии высечено имя нашего композитора Березовского. Как здесь не вспомнить имя великого философа Григория Сковороды, реформатора Феофана Прокоповича. Кстати, есть еще один великий Прокопович, Петр, чье изобретение — рамочный улей — живет и по сей день... А врач Нестор Амбодик-Максимович, братья Григоровичи-Барские, композитор Дмитрий Бортнянский, наконец — 14 украин­ских гетманов! Всех этих и тысячи других чрезвычайно одаренных людей связывает одно — они вышли из стен Могилянской академии.
— Вячеслав Степанович, 15 октября 2005 года исполняется 390 лет с того важного для украинской истории момента, когда было основано это учебное заведение. Фактически был сделан решительный шаг в сторону Европы, где в то время начали мощно развиваться культура и науки. Это было сугубо украинское достояние или у этого явления был более широкий контекст?
— Да, сегодня наш юбилей, и мы приглашаем всех на большой праздник. Киево-Могилянская академия — это был шаг для утверждения украинства. Именно поэтому его так поддерживали политические деятели, боровшиеся за независимость Украины. Но в том историческом контексте это заведение фактически боролось за развитие всего православия. Любопытно, что с этой целью опыт иезуитского коллегиума — тогда именно иезуиты создали самые лучшие коллегиумы в Европе — был перенесен на православную почву и создана такая школа. По-видимому, понадобилось определенное время, пока это заведение смогло готовить выпускников уровня Мазепы, Орлика, Березовского... Такого уровня школ в то время еще не было не только в Украине — она вообще была единственная в Восточной Европе. Понятно, что Киево-Могилянская академия дала образовательные лучи на все православные страны: на Россию, Сербию, Боснию, Молдавию, Волощину, Болгарию, Белоруссию, Черногорию, Грецию. Все православные земли ощутили очень мощное культурное влияние выпускников Киево-Могилянской академии.
— Но, несмотря на эту высокую миссию, судьба ее сложилась довольно трагически. К ней относились, мягко говоря, довольно враждебно в имперском центре, когда Украина была присоединена к Российской империи. Что в ее поведении раздражало?
— Изначально это был центр вольнодумства, здесь появлялись и горячо поддерживались украинские идеи. Ну какому императору «единой и неделимой» подобное могло нравиться? Ее закрыли по решению Священного синода в 1817 году. Но и до тех пор почти целое столетие продолжалась борьба власти с академией, поскольку она сыграла важную роль в борьбе Мазепы. Гетман был ее воспитанником, он очень поддерживал академию, выделяя крупные суммы на ее содержание, поскольку прекрасно понимал, что здесь воспитывается будущее Украины. После поражения Мазепы ее перестали финансировать, запретили преподавание на украинском языке, начался упадок...
— Но почему именно сюда на учебу приехал Ломоносов?
— Интересный вопрос. Я тоже когда-то спросил себя: а почему Ломоносов приехал сюда? И открыл очень интересную вещь — оказывается, в селе Холмогоры, откуда он родом, школу основал выпускник Киево-Могилянской академии епископ Волостковский. И когда он увидел талантливого парня, сказал ему: «Тебе дорога в Киев, лишь там получишь высокие знания»...
В истории академии был период, когда ее выпускникам запрещалось работать в Украине. Все выезжали в Россию. Вот это была действительно масштабная утечка мозгов! Именно поэтому, начиная от Тобольска и заканчивая Москвой, а потом Санкт-Петербургом, все школы в России открывались выпускниками Киево-Могилянской академии. Великий украинец Стефан Яворский основал первую высшую школу России — Московскую славяно-греко-латинскую академию. В первой половине ХVІІІ века здесь работали 95 ученых из Киево-Могилянской академии, из 23 ректоров 18 были ее выпускниками, а из 25 префектов — 23 могилянцы. Так что понятно, почему именно в Украину приехал учиться Ломоносов.
Потом, когда академию закрыли, на ее базе учредили Духовную академию. И она тоже работала очень мощно — здесь быстро появились ведущие школы философов, теологов, историков. Неудивительно, что Бердяев, Шестов, Юркевич и многие другие выдающиеся философы начинали свой путь в Киеве.
После революции Духовную семинарию закрыли большевики. В помещениях семинарии почему-то размещались всяческие структуры, связанные с водой. Сперва здесь был штаб Днепровской флотилии, позже — Институт инженеров водного транспорта, а последним было Военно-морское политическое училище. Пока мы не начали возрождение прославленной школы.
— Вы полагаете, стены сохранили старые традиции?
— Убежден: то, что было сделано когда-то, не погибло за 175 лет перерыва. Тогда была заложена очень сильная интеллектуальная и образовательная идея. И кроме того, воспоминание об академии жило в народе. Думаю, именно поэтому проект возрождения стал успешным...
— Но ни один украинский университет до сих пор не попал в список 500 лучших университетов планеты, составляемых ежегодно. Кстати, два или три российских вуза там есть...
— Да, 62-м в этом мировом рейтинге стоит Московский университет и, кажется, 302-м — Санкт-Петербургский.
— Есть ли надежда, что когда-то и Киево-Могилянская академия попадет в образовательную элиту?
— Это большая проблема украинского образования, что наши университеты не признаны в мире. Дело в том, что сама структура университетского образования в Украине была искажена в советские времена. Вся наука в Советском Союзе преимущественно делалась в стенах Академии наук. Такая система у нас осталась и по сей день. В то же время во всем мире наука делается в университетах. Именно здесь создаются научно-учебные школы, где выдающийся профессор непосредственно работает со студентами. Это ускоряет передачу новейших знаний, интенсифицирует научные исследования и, наконец, ведет к тому, что появляются Нобелевские лауреаты и другие приятные вещи, приумножающие славу университета.
— Но они все никак не появятся у нас...
— У нас есть перспектива. Скажу о нашем заведении — мы выполнили наш первый стратегический план, разработанный в 1991 году. В прошлом году на академической конференции утвержден второй этап развития — до 2015 года. Он принесет значительные изменения. До сих пор мы, как и все остальные образовательные институты в Украине, были учебно-научным заведением. Зато в развитых странах в университете на первом месте должна стоять наука, а преподавание проводится на базе научных исследований. Теперь и мы позиционируем себя в роли научно-учебного заведения. Мы уже наметили несколько шагов, которые необходимо предпринять, чтобы за десять лет войти в число 50 самых лучших университетов мира.
— О таких фантастических планах я не слышал ни от одного украинского ректора...
— Можете скептически относиться к этому, но я напомню, что 14 лет тому назад практически все относились скептически и к возрождению Киево-Могилянской академии.
— Однако возродить структуру — это одно, а наверстать утраченное за 175 лет — другое. Благодаря чему вы надеетесь так быстро пробежать этот путь?
— Мы осознаем трудность новой задачи. И если до сих пор мы могли все это сделать даже вопреки государственной политике в области образования, то в новом плане движения без помощи государства не обойтись. Подчеркну — интеллектуальная составляющая нашего заведения в принципе почти готова, но без инфраструктуры, необходимой для нормального функционирования университета, следующий шаг мы сделать не сможем. У нас многого не хватает из того, что необходимо современному университету: нет стадиона, бассейна, нет хороших лабораторий, удобного общежития. Поэтому в наших планах — сооружение университетского городка.
— Где вы найдете на Подоле место для него?
— Мы его вообще будем искать не в Киеве. Он будет размещаться в Киевской области. Кстати, за городом построены Оксфорд, Кембридж, позднее Принстон. В наших старых помещениях тоже будет расположен университет, но здесь будут докторские, магистерские студии, разные представительские организации, музеи. Бакалаврские студии следует разместить подальше от соблазнов Киева. Если государство примет нашу концепцию — я ее уже представил на рассмотрение государственных чиновников — гарантирую, за десять лет Киево-Могилянская академия будет среди лучших высших учебных заведений мира.
— Вы не считали, во что это обойдется?
— Деньги нужны большие, но государству это вполне по силам. Приведу пример — Московский государственный университет им. М.Ломоносова преследует цель занять еще более высокое место в рейтинге, чем сегодня. Для этого они строят огромный университетский городок, несмотря на то, что МГУ и сейчас имеет грандиозные площади. Вот это государственнический подход к развитию образования. А мы что — так не можем?!
— Но амбициозные планы имеются не только у вас. Некоторые ректоры украинских университетов уже достигли довольно ощутимых результатов в развитии Болонского процесса. Так, кое-кто попробовал присоединить исследовательские институты к себе и даже создал новые. Ведь это — перспективный путь. Что вы сделаете, чтобы в Киево-Могилянской академии мощно развить в ближайшее время науку?
— Сейчас мы работаем над вопросом о совместных кафедрах с некоторыми институтами НАНУ. Но есть сугубо юридические коллизии, мешающие нам создать их. Впрочем, многие наши кафедры уже работают совместно с академическими институтами, поскольку без этого, например, наш факультет естественных наук просто не смог бы существовать.
Да, Украина присоединилась к Болонской декларации. Но мы по-прежнему имеем аспирантуру и докторантуру в традиционном понимании. Через несколько лет мы вынуждены будем показать Европе, что сделали по новым правилам. Изменятся научные степени. На это нужны юридические основания. Мы готовы отказаться от старой системы и давать такую научную доктор­скую степень, которые выдают во всем мире. Но для этого нужно пройти определенное обучение. Кстати, без этого ни один наш университет не будет признан в мире, поскольку там не понимают, что такое наша аспирантура, наши кандидатские экзамены и прочие атавизмы советского времени. Кроме того, у нас нет учебы в аспирантуре. Однако это один из пунктов соглашения, подписанного нами. Его нужно выполнить. Получение докторской степени на Западе требует очень серьезной подготовки. Там уделяется огромное значение фундаментальной научной подготовке, над докторской диссертацией работают до шести лет! Основное при этом — сдать все экзамены, пройти все семинары с соответствующими профессорами и стать человеком, свободно ориентирующимся во всем, что происходит в твоей области. У нас, к величайшему сожалению, не уделяется внимание базовому образованию во время аспирантуры.
— Вы не боитесь сегодня рисковать — реформа высшей школы началась в то время, когда разваливаются устои — ведь в средней школе не дают профессиональные знания?
— То, что происходит сегодня со средней украинской школой, действительно ужасно. Мы это ощущаем по нашим абитуриентам. Можно отметить, что заметно повысился уровень преподавания английского языка, но появились проблемы с математикой, физикой, химией, биологией...
— А разве не ужасное состояние с преподаванием литературы и украинского языка?
— Это так, но реформировать высшую школу необходимо, поскольку средняя школа будет присматриваться к тому, что требуют в высшей. Школы, по крайней мере лучшие, должны адаптироваться. А когда со временем финансовая ситуация в стране улучшится, подтянутся и другие.
— В чем состоит новаторская роль Киево-Могилянской академии среди разнообразия украинских университетов?
— За годы независимости открылось несколько сотен новых высших школ, если точнее 336 — государственных и частных. Но ни в одной из них, кроме НаУКМА, нет обучения по таким специальностям: философия, литература, химия, история, биология, физика... Поскольку здесь деньги не заработаешь. А мы все это создали, хотя было определенное сопротивление деканов, представлявших экономику, финансы, право...
«Ну зачем нам вся эта литература, физика, история? — спрашивали они. — Это только лишняя трата денег!..» Но теперь всем понятно — именно это озонирует атмосферу настоящего университета. Студенты разных факультетов общаются, это обогащает людей и дает качественное, именно университетское, образование. Поскольку, когда доминирует узкопрофессиональный подход, студент знает лишь свои «пробирки». Тогда ничего особенного из него не получится. А вы вспомните, какие люди когда-то вышли из стен Киево-Могилянки. Убежден: академия еще вернет себе все свои прежние достижения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК