ТРЕБУЕТСЯ «ЧЕЛОВЕК РАЗВИВАЮЩИЙСЯ»

23 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 23 июля-30 июля

Ответственные дни наступили для родителей будущих первоклассников. Их волнует важный вопрос: куда отдать учиться ребенка?..

Ответственные дни наступили для родителей будущих первоклассников. Их волнует важный вопрос: куда отдать учиться ребенка? В обычную школу? Частную? Гимназию? Элитный лицей? Вопрос, практически не стоявший еще лет десять назад, когда дети без всяких затей шли учиться по месту жительства, ныне приобрел остроту. Родители поняли, что нынче от выбора школы многое зависит. Вот и стараются решить эту проблему, гармонически сочетая свои представления о хорошей школе и толщину кошелька. Рынок образовательных услуг выглядит достаточно пестро. При этом одним кажется, что лучше там, где дороже, другим - где преподают как можно больше разных предметов, третьим - где учат на менеджера чуть ли не с первого класса. Четвертым - где принимают только «одаренных»...

- Как выглядит эта проблема с точки зрения психолога? Как лучше учить ребенка сейчас, на пороге XXI века? - с такими вопросами я обратилась к доктору психологических наук, специалисту в области психологии развития Александру Дусавицкому.

- Если отвечать в самом общем виде, то сейчас, как и во все времена, школа должна готовить ребенка к жизни! Однако дело в том, что мы живем в эпоху революционных перемен в развитии цивилизации. Вслед за индустриальным обществом идет технологическое, информационное. Человека-исполнителя, который на протяжении десятков лет мог спокойно делать одно и то же дело, должен сменить человек, способный успешно работать и жить в условиях быстро меняющегося мира.

Поэтому школа должна не просто загружать школьника определенными знаниями - они нынче быстро устаревают. Главное - она должна воспитать у него желание и способность самостоятельно учиться всю дальнейшую жизнь, умение успешно приспосабливаться к новым жизненным реалиям. Она должна также сформировать у ребенка такие качества личности, как способность сотрудничать, общаться с другим человеком, понимать другого человека. Говоря языком профессионалов, смысл общего образования, каким его диктует XXI век, - это формирование умения самостоятельно решать проблемы профессионального и социального самоопределения.

- А разве традиционная школа не выпускала таких личностей?

- Выпускала. Известно, что в каждом классе есть примерно 10% детей, способных, как принято говорить, от природы. Но они способны не благодаря традиционной системе образования, а вопреки ей! Школа такой цели перед собой просто не ставила, поскольку ее не ставила жизнь. Для своей эпохи традиционная система образования была вполне адекватной. В течение трехсот лет она учила детей в рамках существовавшего в обществе понимания сущности человека как исполнителя, то есть через готовые образцы, которые усваивались путем заучивания и многократной тренировки. Так она учит и сейчас. В результате 90% ее выпускников представляют собой тип молодого человека, который в лучшем случае приспособлен к освоению массовых профессий в условиях индустриального общества. А нужен «человек развивающийся»...

Проблема таким образом вышла за рамки собственно педагогики и стала общественной. Начиная с пятидесятых годов она стала предметом широкого обсуждения во всем мире. Филипп Кумбс в знаменитой книге «Мировой кризис образования», которая переведена на многие языки мира, в том числе и на русский, сформулировал основное противоречие, которое кризис вызвал. Это противоречие между устаревшей педагогической технологией и новыми требованиями жизни. Перед человечеством таким образом вновь встали, казалось бы, давно решенные вопросы: «Чему учить?» и «Как учить?».

Другими словами, мы знаем, чему и как учить, если хотим иметь исполнителя. А чему и как, если мы хотим иметь творческую, развивающуюся личность? Наверное, как-то иначе?

- Но ведь современные гимназии, лицеи, частные школы как раз и вводят самые разные педагогические новшества. Всего за несколько последних лет они произвели революцию в среднем образовании. В одних помимо основной программы с первого класса изучают по два-три иностранных языка, в других - еще и искусства, в третьих - информатику или экономику... Разве это не способствует совершенствованию традиционного образования? Как известно, родители зачастую идут на немалые жертвы, чтобы отдать своего ребенка в престижный лицей.

- И тем самым отдают его на откуп рекламе элитарного образования, поскольку сами психологически и педагогически безграмотны! Дело в том, что образование - это сложнейшая целостная система единства обучения и воспитания, которая обладает соответствующими свойствами. Стоит тронуть один элемент - и она деформируется или разваливается. С этой точки зрения педагогические новшества, если они рассматриваются не в системе, могут принести вред: здоровью детей, их интеллекту, мировоззрению и нравственности.

Причем, психологи предупреждали об этом еще десять лет назад. В 1989 году под Минском собралась психологическая и педагогическая элита Советского Союза. Обсуждались возможные пути реформирования образования. Вывод был однозначным - существующая система традиционного образования в принципе не трансформируема. То есть внутри нее нельзя добиться коренных изменений, которые позволят решить новые задачи. Более того, любые попытки реформирования только ухудшат ситуацию.

- Чем же плохи современные лицеи? Лицеи дореволюционной России, как известно, выпускали прекрасно образованных людей. Я уже не говорю о Царскосельском лицее, воспитавшем Пушкина.

- Действительно, в Минске мы пришли к выводу, что в России 1913 года система образования была лучшей в мире. Но тогда под нее подводились совсем иные идеи, чем под нынешние гимназии и лицеи. Идеи прежде всего воспитательные - воспитание элиты государства, обладающей необходимыми для управления государством качествами, например, патриотизмом. Сейчас тоже провозглашается, что современные лицеи формируют национальную элиту. Да ничего они не формируют! Просто рассортировали детей по финансовому признаку: эти - элитарные, а эти - нет.

Психологические исследования по развитию личности, проведенные как в Украине, так и в России, показали, что с точки зрения обучения во многих обычных средних школах ситуация как раз лучше, чем в разрекламированных лицеях и гимназиях, где детей зачастую просто «натаскивают». Берем, к примеру, третьи-пятые классы, конец начального обучения. Это возраст, когда ребенок, говоря стихами Маршака, «гоняет, как собак, в ненастье, дождь и тьму, пять тысяч Где, семь тысяч Как, сто тысяч Почему». А у подавляющего числа протестированных психологами детей такая познавательная мотивация вообще отсутствует! Это значит, что у них не сформировались способности к освоению теоретических дисциплин, да и вообще нет желания их осваивать.

- Получается, что в эпоху НТР количество «почемучек» даже уменьшилось?

- Парадоксально, но факт! Или берем лицеи с углубленным изучением естественных наук. Даже там только пятая часть учащихся познавательно ориентирована на математику как будущую профессию! У остальных совсем другие мотивы, очень далекие от науки. Вместе с тем им не хватает общей широты взгляда на мир, гуманитарных средств, с помощью которых они могли бы вписать свою будущую профессию в реалии жизни. В гуманитарных лицеях зачастую еще хуже, потому что там вдобавок прививаются узкие идеалистические представления о некоей избранности учащихся как людей искусства. Им не хватает предметов естественно-научного цикла, которые формируют теоретическое мышление. Как психолог могу дать прогноз - у этих выпускников могут быть большие проблемы с самореализацией в реальном мире, с овладением другими, более востребованными профессиями.

Сама идея дифференциации в обучении пришла к нам с Запада, причем с опозданием лет на двадцать. Там ее негативные последствия уже сумели преодолеть. У нас же она реализуется с совершенно удручающей прямолинейностью. Детей сплеча, иногда уже с первого класса делят на одаренных и не очень, умных и глупых, бедных и богатых, физиков и лириков. И тем самым сильно усложняют им всем возможность развиваться свободно, как универсальным личностям. Усложняют им всем, включая богатых и одаренных, дальнейший выбор собственной судьбы.

В этой рыночной образовательной системе, на этой «ярмарке тщеславия», выставке узкой прагматичности ребенок крайне беззащитен. Психологические последствия специалисту совершенно очевидны. Разрушаются социальные связи между детьми в самом начале их жизни, это неизбежно приводит к эгоизму, невротизации детей, росту конфликтов в обществе. Разрушается целостность личности ребенка, в подростковом возрасте он не сможет выработать здоровое целостное мировоззрение, которое как раз и приводит к жизненному успеху.

Что же мы делаем? Чему же мы учим? Кого воспитываем? Заберите сейчас у педагога отметку - и на этом закончится система образования. Это последнее средство. Внутренних опор у нее нет. Сегодня уже становится ясно: реформа традиционной школы, проведенная в странах бывшего СССР, не дала позитивных результатов. Более того, есть все основания полагать, что положение в системе образования существенно ухудшилось. Об этом, в частности, говорит и уровень подготовки нынешних абитуриентов вузов.

- Но ведь реформаторы руководствовались самыми благими намерениями!

- Проблема в том, что реформы образования, как правило, не опирались на достижения современной психологии, в том числе отечественной, которая за последние пятьдесят лет получила мощное развитие. Например, не учитывались закономерности возрастного развития детей. А ведь исследования показали, что психологический возраст является объективной категорией. Развитие ребенка - интеллектуальное, физическое, социальное - можно считать естественным, нормальным, если оно соответствует именно этому психологическому возрасту. Если же нет - неизбежен конфликт между ребенком и взрослым, ребенком и педагогом, ребенком и обществом. Он перерастает во внутриличностный конфликт, когда теряется ориентировка и смысл жизни. Нынешняя школа как раз и «потеряла» категорию психологического возраста, результаты этого будет пожинать все общество.

Речь идет сейчас не о социальной стороне вопроса - речь о психическом развитии, о важнейшей для человека проблеме идентичности личности. В каждый момент своей жизни ребенок должен знать, кто он такой. Представление о социально одобряемом в его возрасте поведении детерминирует это поведение, направляет ребенка, задает цели его развития. Так, советская школа воспитывала коллективиста, социального функционера. И этим ясно заявленным целям отвечала определенная возрастная стратификация. Прием в октябрята, пионеры, комсомол, несомненно, облегчал возрастное развитие ребенка, придавал ему необходимую психологическую устойчивость.

А что наш сегодняшний школьник? Можно убрать из школы целый класс, из третьего сразу перейти в пятый - и никто ничего не заметит. Можно заставить ребенка изучать прямо с первого класса программирование - и никто не возразит. Можно усилить в детсадах так называемый «школьный компонент» вместо «игровой деятельности» - и никто не задумается, что именно в игре развивается воображение детей, воспитывается нормативность общения.

Незнание законов психологии ребенка или пренебрежение ими сказывается быстро. Как показали исследования, готовность к школе в наши дни снизилась с 90% до 40% детей. Парадокс: 6-7-летние дети сейчас еще до школы умеют читать и писать, но не хотят и не могут использовать свою грамотность для познания нового. А после начальной школы готовность учиться падает еще больше. Другими словами, ребенок как бы отчуждается от собственного развития.

- Насколько я понимаю, проблемы системы среднего образования характерны не только для Украины?

- Конечно. Вопрос «что делать с сегодняшней школой?» обсуждается сейчас на разных уровнях во всех цивилизованных государствах. В течение последних десятилетий в США, Англии, Японии и других развитых странах идет поиск новых методов обучения, новой парадигмы образования. Но наиболее глубокие, фундаментальные исследования законов психологического и личностного развития ребенка в школьном возрасте были осуществлены учеными бывшего СССР в рамках харьковской, московской и киевской психологических школ. На их основе уже разработаны программы обучения. Сейчас для выработанных ими идей наступил «момент истины», когда результаты исследований начинают входить в жизнь, практику наших школ. Кстати, новые программы хорошо согласуются с вводимым двенадцатилетним обучением. В сентябре для читателей «Зеркала недели» вы сможете написать репортаж прямо из школьного класса, где дети будут учиться по-новому.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно