СВЕТ — ДЛЯ «ТЕНИ»?

27 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 27 февраля-5 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Основная, если хотите, объединяющая проблема отечественного высшего образования — это проблема «демпинговых» дипломов...

Основная, если хотите, объединяющая проблема отечественного высшего образования — это проблема «демпинговых» дипломов. Кстати, желание специалистов из зарубежных стран научить нас «жить по правилам», возможно, следует рассматривать и как попытку оградиться от поступления из нашей страны не только демпинговых товаров, услуг, но и лиц, обладающих такими дипломами. Рынок этих стран, в том числе рынок образования и трудоустройства, всегда будет закрыт для них.

Хочу остановиться более детально на одном вопросе, который, являясь составной частью указанной выше проблемы, может рассматриваться и как самостоятельный. Это вопрос платы за обучение в вузе. Да, действительно, получение определенной части денег за предоставление образовательных услуг помогает улучшить положение конкретного вуза по целому ряду направлений. Но давайте задумаемся: получение денег — основная цель или «сопутствующий товар» образовательного поля? Все не так просто даже в развитых западных странах. Например, некоторое время в Великобритании обсуждался законопроект, связанный с повышением в 2,5—3 раза платы за вузовское обучение. Однако несмотря на то, что его основные изменения связаны именно с финансовыми условиями обучения, в целом он определяется как закон о коренном реформировании высшего образования Великобритании. Значит, для этой страны вопрос платы за обучение в вузах является основным. Кстати, несмотря на достаточно оживленную дискуссию, вышеупомянутый закон, пусть с минимальным перевесом, был принят английским парламентом 27 января 2004 года.

Разные страны неодинаково относятся к решению рассматриваемой проблемы. Например, в Германии ничего не нужно платить за обучение в университетах. Кстати, в ФРГ и вступительные экзамены в вуз не сдают. Конечно, надо закончить какое-нибудь среднее заведение определенного уровня (например, гимназию), но только при поступлении в мединститут или на медицинский факультет следует иметь определенный уровень оценок (определенный балл) в аттестате. На всех остальных факультетах, включая и юридический, даже это не требуется.

Однако вернемся в Украину, которая занимает, условно говоря, компромиссное положение. В лицензии, которую получает каждый вуз для оказания образовательных услуг по каждой специальности, указывается количество мест, за поступление на которые и дальнейшее обучение на них ничего платить не надо. Это так называемые бюджетные места. Но есть и так называемые коммерческие места на каждую специальность. Сумма, которую нужно каждый год платить за обучение на таких местах, определяется, как правило, этим же вузом. Играют роль такие, например, показатели, как престижность конкретной специальности, «вес» этого вуза и т.д. Но именно наличие коммерческих мест, их количество, денежная сумма, которую нужно уплатить контрактникам, соотношение коммерческих и бюджетных мест и т.д. вызывают целый ряд вопросов.

С одной стороны, наверное, можно понять интересы государства. Есть сложности с материальным производством, достаточной «виртуальностью» налогов и т.д., которые усугубляют и без того трудную проблему наполнения государственного бюджета. Следовательно, государству необходимы реальные источники поступления денег. Может быть, вузы с коммерческими студентами, а точнее, «контрактные» деньги — и есть существенная помощь государству в решении этой проблемы?

Идем дальше. С чем тогда связана идея постоянного создания новых вузов негосударственной формы собственности? Для чего они нужны? Для реального «раскрепощения» государственной системы образования, придания ей большей мобильности, создания конкурентных отношений с государственными вузами и т.д.? Или это — создание хозяйствующих субъектов в образовательной сфере, которые функционируют совсем с другой целью? Если второе реальнее, то кто тогда является действительными учредителями таких вузов, кто их «крышует»?..

Размер платы за обучение также наталкивает на определенные размышления. Как ее вообще устанавливают? Существуют ли какие-то содержательно-методические правила для определения размера платежа? Есть ли рекомендации в осуществлении такой ценовой политики, какие-либо формы контроля над ее осуществлением, установлением конкретных размеров таких платежей и пр.? Если действительно следовать рыночным правилам, то кто-то должен сказать (порекомендовать), что, например, в вузах определенного уровня аккредитации цена по конкретной специальности не может быть выше такой-то суммы и ниже такой-то. Ведь сегодня реальные размеры оплаты существенно различаются не только по разным специальностям, но и по одной специальности в разных вузах. Какие реальные параметры выбраны для установления конкретных размеров таких оплат? Кроме того, не так давно ведущие вузы подняли плату за обучение почти на 30%, и в некоторых вузах по некоторым специальностям она теперь составляет до 3000 американских долларов в год.

С одной, привычной, точки зрения, это нормально. Если у людей есть деньги и они готовы платить за обучение своего чада, то пусть платят. Однако не все так просто. Кто действительно платит за обучение? Конкретный человек, конкретная семья или общество? Какие это деньги? Неужели всегда они прозрачные, имеют легальное происхождение? Наверное, не всегда есть «быстрые» ответы на эти вопросы. А если это так, то получается, за обучение конкретного лица платит все общество, «отбирая» при этом теневые деньги, например, из заработной платы представителей бюджетной сферы, пенсий...

Наверное, можно допустить, что государство, особенно имеющее достаточно сложное экономическое положение, должно искать способы возвратить в легальную экономику теневые деньги для их общественного применения. Может, существующий ныне механизм «коммерциализации» высшего образования и является реальной попыткой государства возвратить в легальную экономику хотя бы какую-то часть нелегальных денег?

Ответ очевиден, вроде бы «приятен», однако и он имеет свои минусы. В настоящее время существует практика, когда конкретные вузы заключают так называемые большие контракты и создают определенные льготы для лиц, готовых их оплачивать. Речь в таких случаях обычно идет не о вступительных экзаменах, а о достаточно условных собеседованиях. Так что, мы опять начинаем разделять общество? Есть деньги — заплати и пройдешь по упрощенному варианту, нет денег — сдавай экзамены? И если мы сейчас говорим о том, что ранее преимущество имела партийно-советская номенклатура, то сейчас кто имеет такое преимущество, в том числе и в образовании? Состоятельные люди. В общем-то, то же существует и в развитых странах. Вспомним, например, плату за обучение, взимаемую в Гарвардском, Кембриджском и других престижных университетах. Но если вспомним, что «наши» деньги приходят «из тени», то не создает ли государство и в этой сфере преимущества в первую очередь для обладателей именно таких капиталов? Так кто же в результате получает прямой доступ к овладению в первую очередь престижными специальностями со всеми вытекающими последствиями? Какую вообще перспективу развития мы тем самым создаем? Вопросы, вопросы, вопросы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК