СО ШКОЛЬНЫМ ДИПЛОМОМ — В ЗАРУБЕЖНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

7 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 7 апреля-14 апреля

155-я киевская школа первой в бывшем Союзе начала внедрять самообразовательную программу Организации международного бакалориата...

  155-я киевская школа первой в бывшем Союзе начала внедрять самообразовательную программу Организации международного бакалориата.

  Экзамен по украинскому языку признан в Женеве одним из ведущих экзаменов для одиннадцатиклассников, желающих получить высокую международную аттестацию.

  Выпускникам общеобразовательной школы будут вручать дипломы мирового образца с правом поступления в более чем 60 университетов разных стран.

Здание школы на еще относительно спокойной Обсерваторной улице почти в центре Киева чем-то сродни старой учительнице. И ему, требующему ремонта и постоянного обновления, и ей, одинокой пенсионерке, нынче очень непросто, получая весьма скромное подаяние обедневшего государства, сохранять былую форму и бодрый вид. Но при любых обстоятельствах они — школа и учительница — не теряют достоинства, все так же верят в доброе будущее своих воспитанников.

В последние годы многие родители даже с отдаленных районов города стремятся устроить свои чада именно в эту среднюю школу с углубленным изучением английского языка. Кстати, он здесь сопровождает ученика от первого и до последнего звонка: на нем проводят торжественные мероприятия и праздники, начиная с самого волнующего — посвящения в первоклассники.

Факт отрадный и вместе с тем немного настораживающий: не является ли эта англизация веянием моды, не угрожает ли массовое стремление дать ребенку знание прежде всего иностранного некой ограниченностью в образовании? А как же родная речь, другие не менее важные и нужные предметы? Да и вообще, выходя на мировой уровень, не растеряет ли наша школа богатые педагогические традиции, национальную самобытность, воспитательные функции?

Развеять сомнения и ответить на некоторые вопросы мы попросили директора СШ №155 Георгия Леонидовича КОСТЫЛЕВА.

— Сегодняшняя общеобразовательная школа — не только приличные знания и традиционное воспитание. Если хотите — это ментальность. Кое-кто в растерянности: кого и как воспитывать под прессом сплошных проблем и наплывом жутких видеофильмов, чего ждать от молодого поколения? Для меня такого вопроса не существует. Я четко понял и определился: мы в школе, независимо от перемен в обществе, воспитываем культурных людей, интеллигентов с присущим им чувством самоуважения, которые сумеют занять достойное место в жизни. Поэтому разделять два процесса — образование и воспитание, рассматривать их с противоположных позиций просто невозможно.

Взять к примеру наши школьные научные конференции, которые прошли до весенних каникул. Ученики, в основном старших классов, самостоятельно готовили работы по математике, физике, химии, биологии, по истории и литературе. Требования еще не вузовские, но довольно высокие. Конечно же, не ограничивались материалом общепринятой школьной программы, пришлось посидеть и в городских библиотеках, заглянуть в научную литературу, в архивы. Многие экспериментальные работы наших учеников одобрены Малой академией наук.

Казалось бы, эти конференции — сугубо образовательное, академическое направление. Но дело в том, что сама по себе подготовка материала с научным уклоном вывела детей на умение самостоятельно выбирать нужное, сопоставлять, анализировать. Они увидели уважительное отношение к их личному пониманию проблемы. То есть, мы достигаем главной цели: даем ученику возможность убедиться, что если он будет действительно глубоко прорабатывать материал, если способен выявлять свое отношение к нему — это уже его личная позиция как человека. И естественно, образовательный процесс здесь носит воспитательный характер.

— Мне попал на глаза список рекомендованной девятиклассникам литературы для подготовки одной из таких работ. Кажется, нам и в университете столько не задавали...

— Кажется. Мое кредо: чем серьезнейшую программу даем школьникам, тем больше их уважаем. Если искренне желаем, чтобы дети знали больше и лучше нас, не надо сомневаться, будто им это не по силе. К тому же нужно учитывать возможности технического прогресса: ребенок ныне начинает получать разнообразную информацию с первых шагов.

Мы не менее пяти-шести лет искали ту образовательную систему, которая смогла бы дать школе реальный выход на международный уровень. Анализировали и частично пробовали разные системы, известные в мире. База для этого была: в 155-й школе традиционно высокие требования к изучению английского языка с первого класса. В седьмом добавляется второй иностранный — немецкий или французский, по желанию. Теперь переходим к тому, чтобы в десятом — одиннадцатом классах некоторые уроки по прикладным предметам вести на английском. Частично пробовали по химии, биологии. Если результаты оправдают надежды, то со следующего года попытаемся включить математику.

— Чтобы дети лучше читали рекламу на киевских улицах (ныне все коммерческие вывески почему-то на иностранном языке — перегнали Европу!) или хотите готовить абитуриентов для зарубежных вузов?

— Ну, с безобразием в коммерческой рекламе пусть разбираются местные власти. Мы же никогда не перейдем на полную вычитку предметов на английском. Школа обыкновенная государственная, наши выпускники поступали и будут поступать прежде всего в украинские вузы. Кстати, большинству, да почти всем, это удается с первого захода. Но я считаю, что наши дети должны иметь свободу выбора учиться в любом вузе мира. Английский язык мы рассматриваем как мостик к мировым знаниям. В общем учебный процесс строим так, чтобы, не потеряв своего, дать выпускникам ощущение равенства с их зарубежными сверстниками.

Соответственная база, как я уже упоминал, в
155-й школе есть. Кроме того, грешно было бы не воспользоваться уникальным интеллектуальным потенциалом столичного города. Имею в виду киевские театры, музеи, библиотеки, вузы с их опытными кадрами.

Научные и технические возможности этого мощного подспорья для формирования юных личностей неоценимы.

В поисках современной образовательной системы школа вышла на Организацию международного бакалориата со штаб-квартирой в Женеве. Нам вполне подошла ее углубленная программа с высокими требованиями к изучению основных предметов. А организация, в свою очередь, оценив достижения и перспективы нашей школы, сочла возможным принять ее в свои ассоциированные члены. То есть, признала вполне подходящей для внедрения международной самообразовательной системы с последующей выдачей выпускникам одиннадцатого класса диплома соответствующего образца.

— Не аттестата?

— Нет, именно диплома. Его признают более чем 60 университетов всего мира как диплом высокой пробы. Вот и наши воспитанники через два года начнут пользоваться его правами.

— Георгий Леонидович, а не получится так, что, давая возможность нескольким выпускникам попробовать свои силы на мировой арене, вы тем самым будете ущемлять остальных? Ведь большинство из них вряд ли сможет поехать учиться за границу хотя бы потому, что родители не в состоянии их туда отправить. Не придется ли этому большинству приноравливаться к требованиям наших национальных вузов, где доминирует или должна доминировать украинская речь, украинская литература?

— Но ведь и в наших вузах успешно учится немало иностранцев. Да в том-то и дело, что образовательная программа Организации международного бакалориата довольно универсальная. Впрочем, физика, химия, математика везде остаются таковыми.

Что касается украинского языка, то в нашей школе он всегда был одним из ведущих предметов. По новой программе его значение не уменьшается, а наоборот — возрастает. Украинский язык впервые вводится в систему международного бакалориата. Это значит, что экзамен по нему признан одним из основных для получения нашими выпускниками диплома международного образца.

— Вы сами будете принимать выпускной экзамен, выставлять своим ученикам оценки, так сказать, мирового уровня?

— Не совсем так. Предполагается, что одиннадцатиклассники будут готовить по отдельной схеме письменные работы, которые затем мы срочно отправим в Швейцарию на проверку независимой комиссии.

— Почему в Швейцарию? Там что, знают украинский язык?

— Организация международного бакалориата имеет свои представительства в нескольких странах. В Швейцарии находится ее экзаменационный тестовый центр, где есть специалисты с хорошим знанием украинского. Не забывайте о нашей диаспоре. Мы особенно признательны координатору программы международного бакалориата Тусе Гаврилишин-Шморгун, которая сделала много доброго для школы.

— А как будет с выпускными экзаменами по другим предметам?

— Все экзамены письменные, и готовить работы придется на английском. Таковы правила. Вот почему мы ужесточили требование к изучению иностранного языка.

Иногда родители высказывают претензии. Мол, как так, ребенок ходит на платные курсы по английскому, там ему ставят «пятерки», а у вас говорят, что его знания на недостаточном уровне. У меня ответ однозначный: знание иностранного языка сегодня следует рассматривать не просто как средство общения с иностранцами, на бытовом уровне, а как обязательный инструмент для получения современных знаний, для дела.

Если наше государство стремится войти в мировую экономическую структуру, то и образование должно соответствовать мировому стандарту. Общение с внешним миром будет расширяться на разных уровнях, и, в конце концов, нельзя же каждому ответственному работнику, деловому партнеру, человеку с высшим образованием ездить за границу с персональным переводчиком. Как-то неловко и неэкономно.

Второй год мы практикуем в конце каждой четверти тесты по английскому. Как правило, я сам проверяю уровень знаний, начиная с учеников младших классов.

— Директорские проверки?

— Однозначно.

— Видимо, не все школьники выдерживают такие нагрузки?

— Безусловно. Но работаем-то мы только по обыкновенным учебникам английского языка. А вот наше видение этого учебника принципиально отличается от традиционного. Мы требуем не общения на английском как такового, а точного до деталей знания и использования материала. Учитываем количество новых заученных слов, умение писать, воспринимать устную речь на слух и так далее.

Есть ряд детей, которые выпадают из учебного процесса. Кто прогулял, поленился, у кого-то мышление немножко медленное, и ему тяжело даются знания по углубленной программе. Таким очень нужна поддержка в семье. Ведь жизнь ставит жесткие требования к образованию. Еще недавно существовало понятие так называемой оптимизации учебного процесса — чтобы ученик мог комфортно чувствовать себя в школе. Идея прекрасная, но сведена на нет. Детям надо помогать не за счет уменьшения интеллектуальной нагрузки. Идя таким путем, мы рискуем подорвать интеллектуальный потенциал страны минимум на столетие.

Нашу новую учебную программу не все ученики могут охватить, осилить. Из двух девятых классов формируем один десятый.

— Но этот «отсев», согласитесь, психически травмирует неудачников. Много слез?

— Вы знаете, почти нет. Ведь и раньше, после окончания восьмого класса, часть учеников поступала в техникумы, разные училища. Мы пытаемся дать объективную оценку знаний каждого девятиклассника. Собственно, они и сами прекрасно понимают, на что способны, знают, что в десятом намного сложнее и труднее. Там у нас специализация по трем группам: математика и физика, химия и биология, история и литература. У кого к чему больше наклонностей. Это уже личный выбор каждого. Специализация дает возможность углублять знания, примеряться к будущей профессии.

— Заманчиво. Родители легко соглашаются с вашим мнением? Наверняка есть среди них и такие, которые возили к вам ребенка с отдаленных жилых массивов, надеясь дать ему хорошее среднее образование, а теперь вот — не тянет...

— Не тянет у нас. А решает это педагогический совет. В новых условиях работы по программе международного бакалориата важно быть до конца откровенным и честно говорить родителям, на что способен их ребенок, что он может, а с чем не справится. Тянуть ученика любой ценой до окончания одиннадцатого класса (как у нас шутили: пишем «три» — «два» в уме), значит прежде всего обманывать его, намеренно программировать на будущую драму. Потому что потом, имея уровень знаний, не соответствующий аттестату о среднем образовании, он не сможет нормально функционировать в обществе. С другой стороны, способствуя такой ситуации, мы обманываем государство и соответственно себя. Зачем?

— Какова же роль в этих поисках и начинаниях рядового учителя?

— Помочь ученику в формировании его как личности. Но прежде всего учитель сам должен быть личностью, быть свободным в видении и подаче темы, то есть ощущать внутреннюю свободу, чтобы передать ее ученику. Система взаимопонимания, взаимоуважения несет в себе большой педагогический потенциал. Поделюсь одним наблюдением.

Как-то в американской школе, где мы бываем для изучения опыта, я предложил ученикам выполнить наши задания. Знаете, они не смогли до конца справиться. И лишь потому, что там учителя не отнеслись к ним как к равноправным партнерам в интеллектуальной деятельности. У них другой принцип: знания не рассматриваются как средство формирования личности. Роль учителя сводится, по существу, только к выдаче полезной информации, он не влияет на воспитание личности.

— Где лучше?

— Да как сказать... Есть в Америке школы, где главная забота администрации — не допустить ранней беременности учениц, а есть и такие, особенно частные, о которых можно только мечтать.

— И вы мечтаете?

— Никогда не дотянуться до развитых стран с классной доской, мелом и палочками-считалочками. К сожалению, наши школы по-прежнему живут по остаточному принципу: все худшее — детям. Правда, теперь чаще — вообще ничего. Приходится искать спонсоров. А они смотрят на меня с недоумением, непониманием, мол, какие могут быть претензии к подаренному. Предложили нам компьютеры, которые стали ненужны фирме. Да с такой техникой, хотя она и прогрессивнее деревянных счетов, невозможно выйти на связь с современными мировыми системами. В той же Америке каждый учитель имеет компьютерную связь с системой Интернет, государство финансирует. Партнеры из США готовы работать с нами по этой системе, она открывает широчайшие перспективы. И мы к этому придем. Но очень жаль, что, как всегда, с опозданием.

— У вас там много партнеров?

— Уже несколько лет поддерживаем хорошие связи со школами ряда американских городов. Их ученики приезжают к нам, живут в семьях, наши едут к ним на полгода и больше. Конечно, кто лучше учится и знает английский. Обмениваемся и учителями.

— Значит, есть надежда, что этот порочный круг, по которому мы всю жизнь кого-то догоняем, разомкнут выпускники с международными дипломами... Георгий Леонидович, а что вам больше всего нравится в нынешних школьниках?

— Кроме стремления осилить углубленную образовательную программу — умение ценить острое слово, посмеяться над собой. Если в школе рассказывают анекдоты, интеллигентно шутят — можно и себе улыбнуться. В этом как раз нас догоняют...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно