С медалями международных олимпиад, но без премии от президента: почему Украина проигрывает битву за мозги

25 июля, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

О наградах и не только

На нас обрушился настоящий звездопад, — команды украинских старшеклассников достойно выступили на международных олимпиадах по математике (три золотые медали, две серебряные и одна бронзовая), физике (одно золото, одно серебро и три бронзы) и информатике (одна золотая и две серебряные медали). А за наших талантливых юных химиков мы еще держим кулачки — олимпиада закончится в первых числах августа.

На олимпиадах в честь победителей поднимали флаг нашей страны и звучал наш гимн, в турнирных таблицах возле их имен гордо значилось Ukraine. Наверное, вы подумаете, что теперь героев с цветами и оркестром встретят в Минобразования и наградят стипендиями президента? А вот и нет. Разве что под давлением общественности. Потому что на самом деле наши чиновники официально не имеют отношения ни к поездке украинских команд на Олимпиаду, ни к их подготовке. Все делали неравнодушные — учителя и спонсоры.

Почему так? Потому что по правилам международных олимпиад, чтобы наши дети могли в них участвовать, обязательно должен состояться их Всеукраинский этап и потом отборочный тур. Но год назад Минобразования решило не проводить Всеукраинские олимпиады во время карантина. С одной стороны — это забота о здоровье детей, но с другой, например, можно было провести Всеукраинский тур заочно, под прицелом видеокамер и в присутствии наблюдателей.

А если нет отборочных Всеукраинских олимпиад, команда не может принимать участие в международной. Такие правила. Понимая, что решение министерства угрожает недопущением к международным состязаниям, руководители команд и учителя взялись решать проблему самостоятельно. Благо, зарегистрироваться на международную олимпиаду можно и без МОН.

Математики смогли организовать Всеукраинскую олимпиаду с помощью Союза ректоров Украины — в помещениях вузов в регионах. Призы победителям обеспечили спонсоры. Химики тоже нашли спонсоров и без помощи государства провели два тура дистанционно — с видеокамерами и наблюдателями. И физики не остались без олимпиады. Недавно всем Фейсбуком искали бизнесменов, которые могут оплатить оргвзнос и выкупить оборудование, необходимое для участия. И меценаты таки нашлись.

Ну а государство вроде как и не при делах — в бумажках МОН ведь четко сказано, что в пандемию олимпиады не проводятся, поэтому, с юридической точки зрения, тут не может быть вопросов.

А из-за того, что наших талантливых детей не благословило на международную олимпиаду наше Министерство образования, у этих ребят не будет льгот при поступлении в украинские вузы — потому что в Условиях приема в высшие учебные заведения сказано, что льготы предоставляются «особам, які є членами збірних команд України та брали участь у міжнародних олімпіадах (відповідно до наказів МОН)...». Как вы понимаете, ключевые слова здесь — «відповідно до наказів МОН». У нас туча льготников, которые могут поступать в вузы по особым правилам и даже без ВНО, а вот олимпиадников среди них нет.

По той же причине победители международных олимпиад останутся и без президентских премий (хотя должны были получить по 100 тысяч гривен каждый): в постановлении Кабмина так и написано: «питання про призначення і виплату премій для переможців всеукраїнських і міжнародних олімпіад не розглядається».

Вот и получается, что награды международной олимпиады признают во всем мире, а в Украине — только если они подтверждены «відповідним наказом МОН». Выходит, что без этого наказа медаль, врученная авторитетным международным жюри, уже как бы и не медаль. Бог с ними, со льготами при поступлении, — эти талантливые дети сдадут ВНО и так. То, что они останутся без премий, печально, но не смертельно. Но сейчас они поймут, нужны ли своей стране. Мне стыдно.

Образование и наука — два кита, на которых держится самый главный ресурс страны — человеческий капитал, и разбазаривать его — непозволительная роскошь. При том, что у нас в стране есть проблемы с качеством образования (ВНО по математике не даст соврать), мы имеем отличное элитное образование — наши старшеклассники всегда достойно выступают на международных олимпиадах. Но что мы знаем об украинском олимпиадном движении?

Например, от кого и от чего зависит, зажжется ли новая звезда?

Многое, конечно же, зависит от учителей. Таких, которые могут: а) вовремя разглядеть талантливого ребенка (желательно еще в пятом классе) и потратить на работу с ним еще лет пять; б) хотят постоянно развиваться и быть в курсе всего нового в науке и педагогике; в) готовы быть волонтерами, ведь тех средств, что выделяет государство на олимпиадное движение, недостаточно.

Учителей, которые регулярно растят олимпиадников, в стране не так уж и много. В основном это старая гвардия, а когда они уйдут — кто сможет разглядеть таланты? Хорошего учителя естественных наук найти непросто, а такого, чтоб умел еще решать олимпиадные задачи — вообще удача. У нас учителем физики могут взять преподавателя с результатом ВНО чуть ли не на уровне слепого угадывания. И в эту вступительную кампанию никого не удивил тот факт, что на «право» абитуриенты подали заявлений в тридцать с лишним раз больше, чем на математику. А заявлений на физику и химию (по состоянию на сейчас) — чуть больше, чем бюджетных мест, то есть серьезного конкурса, где отбирали бы в учителя лучших из лучших, не будет.

Школы, где готовят будущих звезд, можно пересчитать по пальцам, и это не случайно. Для того чтобы одержать победу на серьезной международной олимпиаде по математике, физике, биологии или химии, нужно глубоко изучить не один предмет, а их систему. Потому что, например, без математики не будет ни физики, ни химии. Все олимпиады базируются на хорошем образовании. И это значит, что нужен не один учитель (пусть даже самый гениальный), а созвездие педагогов, способных заложить крепкий фундамент для будущих побед. И такие коллективы есть далеко не в каждой школе. Здесь очень важна политика администрации — собирает ли она талантливых учителей, холит ли их и лелеет, стимулирует ли материально, участвует ли учебное заведение в олимпиадном движении или отправляет кого-нибудь на районную олимпиаду «для галочки» — вдруг случится чудо и ученик победит.

Как журналист, специализирующийся на образовании и науке, я много писала о реформе школы. И до сих пор мне казалась правильной идея, что до девятого класса не должно быть никакой профилизации в школах — все одинаковы, все идут по регистрации. Это справедливо, антикоррупционно, гуманно (рано говорить о профилизации, когда ребенок еще сам не знает, чего хочет). Но готовя материал об олимпиадах, я задумалась. Для олимпиадников важны именно лицеи, которые открывают таланты и знают как их шлифовать, — талантливая молодежь кучкуется возле таких мест. Наверное, тут нужны гибкие решения.

Все победители международных олимпиад за последние десять лет учились не в обычных общеобразовательных школах, а в лицеях Киева, Харькова, Львова и Одессы. Кто-то скажет: ну конечно, это же лицеи крупных городов, у них другие возможности. Да, в какой-то мере это правда. Но есть победители и из Кременчуга, Мариуполя, Коростышева.

«Как выбрать школу для ребенка? Да просто берешь список победителей городской олимпиады и смотришь, где они учатся», — советует Ирина Алабушева, мама победительницы международных олимпиад сразу по нескольким дисциплинам Насти Алехиной.

«Боюсь, уравниловка угробит олимпиадное движение», — говорит народный учитель, завуч известного киевского лицея «Подол» Светлана Вест, подготовившая не одного «межнаровца». «Когда после девятого класса в школе начнется специализация, готовить к олимпиадам уже поздно», — обеспокоена тренер украинской команды по биологии Елена Соляник.

Но какими бы талантливыми ни были учителя, сами они не могут подготовить детей к олимпиадам. Нужны еще тренеры. Обычно это бывшие участники международных олимпиад или преподаватели вузов. Но что касается последних, то, к сожалению, они не всегда готовы волонтерить, как учителя, и, что называется, рвать сердце за результат.

«В некоторых школах открывают математические кружки или факультативы, туда приглашают преподавателями студентов, — говорит руководитель команды математиков Богдан Рублев. — И дети становятся неравнодушными к математике, а вот ученые в таких кружках — это, скорее, исключение. Слишком они капризны. Попросишь их позаниматься с детьми — массово отказываются. Хотя иногда могут провести разовую акцию — этакое шоу, или придут, когда декан им скажет: «Иди, поработай».

Елена Соляник рассказывает: «Я веду кружок биологии в киевском Дворце творчества, у меня там есть лаборатория, но нужны тренеры-ученые. Официально глава нашего жюри — преподаватель университета. Но когда заканчивается Всеукраинская олимпиада и отобраны ребята на международную, он и его коллеги складывают руки. Дети из года в год просят помощи, но в конце концов подготовка к олимпиаде ложится на их плечи. Университетские преподаватели от этих детей фактически отказались, проведут из-под палки «полтора» занятия и все. Нужно искать тренеров, которые преподают не шаблонные затертые курсы, а современные».

Но есть, конечно, среди ученых и преподавателей вузов те, кто вкладывает всю душу в олимпиадное движение. Такие, как доктор физико-математических наук, профессор (КНУ им. Шевченко) Богдан Рублев, доктор химических наук, профессор (Институт высоких технологий) Дмитрий Волочнюк и другие.

Кстати, о биологии, — это единственная дисциплина, в которой Украина за десять лет не привезла ни одной золотой медали. Почему так? Елена Соляник говорит, что на это есть несколько причин. Большая проблема — отсутствие материальной базы и спонсоров для ее создания. И на государство, как вы уже поняли, тут сильно не понадеешься. «Биология — наука практическая, ее нельзя выучить по книгам, — говорит Елена Соляник. — Сейчас топ в биологии — высокие технологии, молекулярная и клеточная биология, биоинформатика. А их на пальцах не объяснишь. Нужны специальные условия, лаборатории с оборудованием и реактивы. Кстати, реактивы я, как и некоторые мои коллеги, часто покупаю сама. И получается, что мы готовим детей до того уровня, до какого можем. У нас были и есть ребята, которые могли привезти золото. Но привозим в основном бронзу, иногда серебро, потому что нет возможности готовиться на все сто».

Очень помогают олимпиадному движению спонсоры. Это бывшие участники олимпиад и ответственные бизнесмены (спасибо, что такие есть). Но не только. Например, сборную математики поддерживают украинская диаспора в Калифорнии и ассоциация выпускников украинских вузов в Швейцарии. А еще спонсорами олимпиад иногда приходится выступать родителям. Если нет меценатов, то именно на их плечи ложатся расходы на хороших лекторов, питание-проживание на тренировочных турах и так далее.

То есть в то время, когда идет жесткая конкуренция между странами в сфере технологий, битва за мозги, у нас один преподаватель сам покупает реактивы, а другой — ищет спонсоров, чтоб провести сборы талантливых детей. А в это время где-то в «Нафтогазе» выплачивают премии в полмиллиарда. И на «Большом строительстве» в тендерных междусобойчиках государство швыряется сотнями миллионов. А чего их экономить?

Однако не все так грустно: вопреки всем сложностям, наше олимпиадное движение не только выживает, но и развивается и является очень даже конкурентоспособным. Наши дети достойно выступают на олимпиадах, а команду математиков из США и команду химиков из Франции тренируют наши бывшие «межнаровцы». Об этом мне с гордостью рассказали их украинские учителя.

И вот здесь логично задаться другим вопросом: где учатся победители олимпиад, остаются ли в Украине? Отследить всех медалистов за десять лет сложно, потому я ограничилась теми, кто привез золото. Многие — уже за границей. Особенно те, кто постарше, кто блистал на олимпиадах давно.

Понятно, что наука у нас не в цене. И будущее там, за границей, намного перспективнее. «Все, кто уезжает учиться за границу, не вернутся, — сказала Елена Соляник. — А едут многие. Из моих биологов-олимпиадников в Украине не осталось никого старше второго курса. Все уехали. А что им тут делать? Биология в Украине отстала от мировой настолько серьезно, что бессмысленно учиться здесь. Дети хотят быть в топе, расти, развиваться, иногда спорить с преподавателем, они хорошо знают иностранный язык и могут читать публикации в зарубежных изданиях. Но в наших вузах их некому учить. И уже сейчас ребята из моего кружка биологии (а это в основном олимпиадники) подают мотивационные письма в ведущие университеты мира».

А вот у математиков и химиков ситуация лучше. Светлана Вест отмечает: «Химики чаще остаются здесь. С младших курсов у них есть возможность работать. Учатся в основном в Институте высоких технологий (там конкурсный бал выше, чем на международные отношения) или на химфаках КНУ им. Шевченко, ХНУ, ЛНУ. Работают в научно-производственном объединении «ЄНАМІН», развиваются и получают приличные деньги».

Богдан Рублев говорит: «Я бы не сказал, что все математики уезжают. Некоторые начинают учебу в Украине, а уже потом переводятся за границу или поступают там в магистратуру. Там им помогают студенты — выходцы из Украины и наши бывшие «межнаровцы». Но я знаю и тех, кто вернулся из-за границы. Вот сейчас двое моих воспитанников — семейная пара — приехали снова в Украину, хотят помогать готовить детей к олимпиадам».

Почему уезжают? Как рассказывают сами ребята, потому что это возможность заниматься наукой еще в университете, слушать современные курсы известных профессоров со всего мира.

Настя Алехина, окончившая бакалаврат МІТ и поступившая на PHD в Технологический институт Джорджии, рассказывает: «У МІТ есть одна очень мощная фишка: помимо учебы, тут можно вкусить настоящую науку. Даже на бакалаврате можно поучаствовать в самой настоящей исследовательской работе как помощник аспиранта или даже профессора. А крутых исследований в стенах этого университета проводится, как известно, очень много. Плюс есть многочисленные возможности для развития помимо учебы».

Студенткой МИТ Настя стала не сразу, сначала поступила на прикладную математику в КНУ. А после первого курса поехала в США. Ирина Алабушева объясняет: «В МІТ очень котируются олимпиады. И каждый год со всего мира туда берут 18–20 олимпиадников — выходцев из других стран. Они зачисляются по переводу (трансферу). Многие участники международных олимпиад пользуются этой возможностью: поступают здесь на первый курс, а через год-два трансфером переводятся в МІТ. Три украинца-математика так уехали в этом году».

Что должно сделать государство, чтобы поддержать олимпиадное движение?

Наверное, это вопрос риторический. В первую очередь — начать финансировать олимпиадное движение в полном объеме. И это не только средства на поездки и сборы, стипендии победителям, лаборатории и реактивы, но и достойные премии учителям за каждого победителя олимпиады, хорошие гонорары авторам уникальных сборников заданий для подготовки к олимпиадам.

«Если учителей будут стимулировать, тогда и молодежь пойдет работать в школы, — говорит Богдан Рублев.— Пока педагоги, занимающиеся олимпиадами, бедствуют, не будет дела».

Тем, кто в этом году привез медаль с международной олимпиады, хочется посочувствовать. Надеюсь, на фоне общего восторга от побед наших талантливых детей МОН таки спохватится и исправит ситуацию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК