Реформа национальной школы или глобализация?

25 ноября, 2011, 15:50 Распечатать

При определении цели и задач курса «Я в мире» нет и близко слов «Украина», «патриот Украины», «украинский», «национальный», «формирование национального самосознания». Так кого же мы воспитываем?

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Школа переживает новую реформу. Определяются пути ее развития, модернизации в ХХІ веке. Недавно разработаны и уже утверждены государственные стандарты начальной школы, разрабатываются государственные стандарты для средней школы, которая стала одиннадцатилетней.

Десять лет назад, когда разрабатывали государственные стандарты начальной школы, чтобы заполнить образовательную отрасль «Обществоведение» (ведь младшие школьники не изучают даже историю), возникла потребность в культурологических курсах. Появилась даже мысль ввести предмет «Человек и общество», но ее отклонили учителя, потому что с первого класса нельзя вводить обществоведение, это — предмет для старшеклассников. И вот родилась идея ввести курс «Я и Украина». Это была прогрессивная идея, потому что украиноведение при независимости уже изучали в наших школах. Оно было даже в государственном стандарте в 90-х годах, а потом почему-то таинственно исчезло. Кстати, подобные предметы вводятся сейчас и в других странах мира: в России — россиеведение, в США — американоведение.

Название «Я и Украина» оказалась не совсем удачным, потому что составители государственного стандарта и программ почему-то убрали образовательную отрасль «Природоведение» из начальных классов (а там до этого излагались предметы: «Окружающий мир» в 1—2 классах, «Природоведение» в 3—4 классах) и додумались присоединить его к курсу «Я и Украи­на». Эти предметы оказались несоединимыми, и методисты посоветовали учителям в курсе «Я и Украина» выделить два предмета — «Я и природа» и «Я и общество». Так записывали и на страницах классных журналов. Это абсурд, потому что не так следует понимать личностно ориентированное обучение, выделяя в названии предмета местоимение «Я». Тогда другие предметы можно назвать «Я и математика», «Я и физика» и т.п.

Вследствие непродуманного объединения в одном предмете культурологического и естественного аспектов, в учебниках по курсу «Я и Украина» было больше материала естественного, чем рассказов об Украине и украинцах, их материальной и духовной культуре. А естественный материал совсем был не связан с Украиной, то есть не отвечал названию курса.

Убедившись в бессмысленности объединения в одном предмете двух образовательных отраслей, разработчики нового государственного стандарта в начальной школе через десять лет возобновляют в ней образовательную отрасль «Природове­де­ние» (что и надо было сделать) и предмет «Природоведение», но убирают предмет «Я и Украина», который логически нацеливал на введение не обществоведения, а украиноведения в начальной школе, и вводят глобализованный курс «Я в мире», чтобы подальше было от своего родного края, своего государства Украины.

В Европе и других странах мира давно уже спал ажиотаж относительно глобализации, там поворачиваются к своим национальным источникам, разрабатывая проблемы обучения и воспитания подрастающего поколения. А мы делаем непродуманный шаг не вперед, а назад. Разве можно в первом классе, когда ученики еще ничего не изучали о родном крае, своей малой родине, о своей стране, рассказывать им сразу о мире да еще сравнивать разные культуры и традиции, как указано в объяс­нительной записке к программе «Я в мире»? В этой же объяснительной записке при определении цели и задач курса «Я в мире» нет и близко слов «Украина», «патриот Украины», «украинский», «национальный», «формирование национального самосознания». Так кого же мы воспитываем? Космополитов? Граждан Вселен­ной? Этот курс противоречит всем нормам логики и дидактики. Не лучше ли было бы для формирования на­цио­нального самосознания у будущих граждан Украины ввести предметы «Украино­ведение» или «Моя Украина» — так, как вводится «Природоведение». Тогда были бы заполнены и естественная, и общественная отрасли знаний, которых не хватает в государственном стандарте начальной школы. Только не о глобализованном (о мире), а о ближайшей для учеников среде (о родном крае, малой родине, о своем государстве Украине). И здесь можно было бы говорить и о связях Украины с другими государствами, с миром, с украинской диаспорой.

А теперь посмотрим, что произошло со старшей школой, которая переходит на профильное обучение и где объединили 11 и 12 классы в один класс при переходе к одиннадцатилетке.

Удивительно, что при переходе к профильному обучению в старших классах по такому важному предмету, как украинская литература, который определяется как обязательный вместе с украинским языком для тестирования, выделены лишь два, а не три уровня профильного обучения. По математике и физике их три (уровень стандарта, академический и профильный), и на каждый уровень выделяется разное количество часов. А по украинс­кой литературе два уровня (уровень стандарта и академический) соединили в один и выделили на них по два часа, для профильного уровня — четыре часа. Однако же для художественно-эстетичес­кого, гуманитарного, филологически-иностранного можно было бы выделить и по три часа, потому что они должны литературу изу­чать немного на более высоком уровне, чем на уровне стандарта. В таком случае искажается идея профильного обучения, ведь по двухчасовой программе литературу будут изучать свыше 90 процентов старшеклассников (никакой дифференциации), а по углубленной четырехчасовой — меньше чем 10 процентов школьников.

А как можно работать сегодня в школе по двухчасовой программе, когда в 11 классе текстуально изучаются 26 писателей (для сравнения: в 10 классе, где не произошло объединения классов, лишь 13 писателей)? Прихо­дит­ся обзорно изучать творчество выдающихся мастеров художест­венного слова, потому что на одном спаренном уроке нужно подавать творчество двух писателей — М.Рыльского и Е.Плуж­ника, Н.Зерова и М.Семенко, В.Симо­ненко и И.Драча, Н.Хвы­ле­вого и Г.Косынки и т.п. А как за один час изучить обзорно творчество таких современных писателей, как И.Рымарук, В.Слапчук, Ю.Андру­хо­­вич, Г.Пагутяк, О.За­буж­ко, чтобы дать ученикам понятие постмодернизма? Или как за один час ознакомить учеников с творчест­вом русскоязычных поэтов Ук­раи­ны: Н.Ушакова, Л.Вы­ше­славского, Б.Чичибабина, Л.Кисе­лева? В такой ситуации преподаватель литературы в 11 классе никогда еще не был. Так куда мы идем? И прогресс это или регресс в преподавании литературы? И здесь не виноваты составители программ, потому что их поставили в такие рамки разработчики новых учебных планов для образовательных стандартов. Так давайте не будем делать ошибок, пока не утверждены стандарты для средней школы, не будем перегружать детей, они и так перегружены множеством предметов.

Кое-кто вынашивает мысль объединить в старших классах украинскую и зарубежную литературы. Но это был бы еще более непродуманный эксперимент, который не воспримут преподаватели ни той, ни другой литературы, ведь тогда сократится количество изучаемых писателей, и ученики не будут знать ни одной из двух литератур. Этого ни в коем случае нельзя допустить.

Еще есть время. И нужно очень внимательно, учитывая мнение учителей и общественности, подходить к составлению государственных стандартов в школе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно