Рефлексии на публикации о венграх Закарпатья, или Кому объясниться становится сложнее - Образование - zn.ua

Рефлексии на публикации о венграх Закарпатья, или Кому объясниться становится сложнее

26 сентября, 2008, 13:23 Распечатать

В еженедельнике «Зеркало недели» (№31, 2008 г.) были размещены две публикации (В.Мартин, «За государст...

В еженедельнике «Зеркало недели» (№31, 2008 г.) были размещены две публикации (В.Мартин, «За государство досадно...» и В.Кулик «Образование для меньшинств: идентичность плюс интеграция»), авторы которых критически высказались об определенных требованиях венгерского национального меньшинства Украины, а также о политике Венгрии относительно украинской диаспоры в Венгрии. Немало подобных, но значительно более острых и менее корректных по содержанию материалов появилось на протяжении последних месяцев в некоторых украиноязычных региональных изданиях Закарпатья. Поводом для них стал факт завершения строительства и открытия памятного знака на Верецком перевале (на границе Закарпатской и Львовской областей) в честь 1100-летия прихода венгров в Карпатский бассейн. В этих публикациях говорится преимущественно о неправомерности и неэтичности установления такого знака, об определенных преувеличениях в осуществлении своих прав венграми Закарпатья (публичное использование родного языка, использование национальной символики, большое количество памятников и памятных знаков с венгерской тематикой и венгроязычных образовательно-воспитательных учреждений и тому подобное), об экспансивных намерениях Венгрии относительно Украины вообще и Закарпатья в частности. Должностных лиц государственных и местных органов власти, которые сотрудничают с венгерскими организациями, подвергают нещадной критике, обвиняют в продажности. Авторы публикаций упорно напоминают о преступных, по их мнению, действиях, которые совершали венгры против русинов-украинцев Закарпатья на протяжении тысячелетней истории вхождения края в различные венгерские государственные формации, и о бесправности (по крайней мере, по сравнению с украинскими венграми) украинской диаспоры в современной Венгрии.

В то же время основной в венгроязычной прессе в Закарпатской области становится образовательная проблематика, связанная с последними новациями Министерства образования и науки Украины, а именно внедрение системы независимого тестирования по украинскому языку и литературе как обязательного критерия для поступления в высшие учебные заведения Украины, осуществление такого тестирования по профильным предметам исключительно на украинском языке, а также приказ министра образования и науки о постепенном переходе на украиноязычное преподавание части предметов в общеобразовательных школах с венгерским языком преподавания, начиная с текущего учебного года.

Очень беспокоит то, что все это происходит в формах диалога глухих. И только одной из причин этой «глухоты», как справедливо отмечали в своих материалах корреспонденты «ЗН», является взаимное незнание языков (по данной последней переписи населения, более 60% закарпатских венгров владеют только своим родным языком, а количество украинцев, которые владеют венгерским, быстро уменьшается). Главными же причинами этого явления считаю низкие по уровню и противоречивые по смыслу знания о сущности проблемы меньшинств вообще и венгров Закарпатья в частности.

Убежден, что причины неточностей, которые, по моему мнению, существуют в упомянутых публика­циях «ЗН», связаны исключительно с недостатком определенной информации у их авторов. Не претендуя на истину в последней инстанции, хотел бы высказать свой взгляд на отдельные затронутые в них вопросы, чтобы оказать содейст­вие информированию общественности и лучшему взаимопониманию в этой довольно непростой сфере, тесно связанной с общей проблематикой национальных меньшинств в Украине. Непростой по многим причинам, а в частности и потому, что каждое национальное меньшинство — уникальное явление, и любые обобщения относительно них могут быть только условными.

Уникальность, отличие венгров Закарпатья от других национальных меньшинств заключается прежде всего в том, что это сообщество является едва ли не самым древним национальным меньшинством Украины и, наверное, единственным с опытом «практикующего» европейского меньшинства еще с досоветских времен. Ведь предки современных закарпатских венгров стали национальным меньшинством в результате образования ряда независимых государств на руинах Австро-Венгерской империи в соответствии с решениями Версальской мирной конференции. Тогда территорию на юг от Карпат включили в состав Чехословакии, в которой культурно-образовательные пра­ва венгерского национального меньшинства были защищены специальным договором, заключенным под эгидой Лиги наций в Сен-Жермен-ан-Ле 10 сентября 1919 года. Согласно упомянутому соглашению, в местностях компактного проживания венгров гарантировалось обеспечение образования родным языком и возможность официально использовать родной язык (в частности, в судах) в устной и письменной формах. Следует отметить, что эти права венгры Чехословакии реализовывали в значительной мере благодаря постоянному контролю со стороны венгерского правительства.

Этим, собственно, и обусловлена следующая особенность бытия венгерского меньшинства — традиционность заботы «материнского» государства. Эта обязанность органов власти Венгрии закреплена в ее конституции и вытекает как из исторической судьбы этого народа, так и географии расселения «заграничных венгров» — преимущественно вдоль венгерской границы. Шутка соответствует факту: Венг­рия по периметру своей государст­венной границы окружена венграми.

Определяющее отличие закарпатских венгров от прочих национальных меньшинств Украины — в их исторической судьбе. На протяжении ХХ века, как и другие представители автохтонного населения края, закарпатские венгры пребывали в гражданстве пяти государств (Венгрия в составе Австро-Венгер­ской империи, Чехословацкая Республика, Венгерское Королевство, Советский Союз, Украина), а это — разный общественный порядок, политический режим и, не в последнюю очередь, официальный язык. Поэтому не следует удивляться, что при таких обстоятельствах и учитывая преимущественно компактное расселение венгры в своем большинстве так и не смогли овладеть ни одним из этих языков.

Из очерченных особенностей вытекает и активность, которую венгры Закарпатья проявляют на ниве реализации своих прав как меньшинства. Абсолютное их большинство с огромным энтузиазмом восприняло факт распада СССР, в котором они чувствовали себя второсортными гражданами, и образование независимого Украинского государства. На референдуме о государственной независимости 1 декабря 1991 года в населенных пунктах с преимущественно венгерским населением была самой большой явка избирателей и самая высокая поддержка украинской независимости — по обоим показателям свыше 90 процентов. Оснований для такой активности было несколько. Впервые они имели возможность высказаться относительно собственного будущего. Новорожденное независимое Украинское государство задекларировало широкие права национальным меньшинствам. В частности, в Декларации прав национальностей, принятой Верховной Радой Украины 1 ноября 1991 года, Украинское государство гарантировало всем национальностям право на сохранение места их традиционного расселения и обеспечение существования национально-административных единиц. 1 декабря 1991 года в Бере­говском районе состоялся также и местный референдум — о предоставлении району статуса Венгер­ского национального округа.

Хотя результаты этого волеизъявления были полностью проигнорированы органами власти, следует все-таки сказать, что за годы независимости 150-тысячная община венгров Закарпатья добилась весомых результатов в реализации своих прав, предусмотренных законодательством Украины. К ним относятся: усовершенствование и расширение образовательной системы родным языком — от дошкольных учреждений до высшего образования; возвращение исторических названий населенным пунктам; использование национальной символики и языка наряду с государственной символикой и языком; обеспечение представительства в представительских органах власти, в том числе и в Верховной Раде Украины (до 2006 г., до перехода на пропорциональную систему) и тому подобное. Сформировались определенные традиции отношений с органами государственной власти Украины и Венгрии, проведения собственных общественных мероприятий.

Традицией стало и то, что на национальных общественных мероприятиях выступления не переводят: каждый выступает на удобным для себя языке.

Именно в таком мероприятии — праздновании Дня святого Иштвана, основателя венгерского государства, по приглашению венгерских общественных организаций принял участие президент Венгерской Республики Ласло Шойом, который посетил г. Берегово с частным визитом. Поэтому можно только удивляться негодованию господина Мартина: ведь мероприятие состоялось так, как обычно такие мероприятия и проходят. Кроме того, никаких обязательств непременно обеспечивать перевод текстов во время публичных общественных мероприятий национальных меньшинств законодательство Украины не содержит.

Трудно согласиться также и с утверждением автора о том, что критические высказывания должностного лица соседнего государства относительно соблюдения страной пребывания собственного законодательства и международных обязательств по вопросам соблюдения прав человека, к которым относятся и права национальных меньшинств, западнее Венгрии считали бы вмешательством во внутренние дела. Наоборот. Такие действия ныне считаются вмешательством уже только в странах, которые на карте расположены восточнее Венгрии.

А утверждение, что украинская диаспора и близко не имеет тех прав в Венгрии, как венгерская в Украине, — просто не соответствует действительности. Так же, как пассаж об уменьшении количества граждан Венгрии, которые считают себя украинцами по национальности. По данным последних переписей населения, количество таких граждан в Венгрии на протяжении 90-х годов прошлого века увеличилось в несколько раз. Но это тема другого разговора...

Как отмечалось выше, проблема изучения украинского языка и преподавания на украинском отдельных предметов в общеобразовательных учебных заведениях Украины, в которых преподавание осуществляется языками национальных меньшинств (ей посвящена статья В.Кулика), вместе с вопро­сами, связанными с независимым оцениванием знаний выпускников общеобразовательных школ, находится в центре внимания венгерской общественности Закарпатья. И, как информирует читателей «ЗН» В.Мартин, — также высшего должностного лица соседней страны, а следовательно, и венгерского государственного руководства. Автор не владеет результатами таких эксклюзивных опросов, которые осуществлял господин В.Кулик, но имеет основания утверждать, что все без исключения общественные организации закарпатских венгров единодушно выступают против этих новаций МОН Украины. Абсолютное большинство родителей и родительских коллективов венгроязычных учебных заведений высказали категорическое несогласие с упомянутыми мероприятиями министерства, о чем свидетельствуют свыше 10 тыс. подписей, собранных под письмом протеста.

Чем же вызван такой протест? Прежде всего действиями МОН Украины, которые грубо нарушают права национальных меньшинств, в частности и представителей венгерского национального сообщества на образование на родном языке, гарантированных Конституцией Украины (ст.10 — гарантирование свободного развития и использования языков национальных меньшинств; ст. 53 — гарантирование права на обучение на родном языке; ст. 22 — недопущение сужения содержания и объема прав и свобод) и предусмотренных законодательством Украины (в частности, ст. 3 и 27 Закона Украинской ССР «О языках...» — относительно права создавать общеобразовательные школы с обучением на языках национальных меньшинств и права родителей определять язык обучения своих детей). А также явной дискриминацией, которой были подвергнуты выпускники общеобразовательных школ с венгерским языком преподавания при прохождении тестирования по украинскому языку и литературе во время независимой оценки знаний. Ведь оценивать по одинаковым критериям знания учеников, которые априори не могут быть равными (школ с украинским и не украинским языками преподавания), и тем паче требовать знания, которых вообще не дают в соответствии с учебной программой школы с преподаванием языками национальных меньшинств, — иначе как дискриминацией не назовешь.

Такими действиями МОН Ук­раи­ны лишает смысла получения среднего образования на языках национальных меньшинств, по крайней мере для тех учеников, которые хотят продолжать обучение в высших учебных заведениях Украины. А это дорога не к интеграции представителей национальных меньшинств в украинский социум, а к полнейшей ассимиляции.

Исторически сложилось так, что венгры — народ не только Венгрии, а и всех стран, которые окружают ее, в том числе и Украины. Так же, как частью украинского народа являются россияне, румыны, крымские татары и представители прочих национальностей, которых судьба по тем или иным причинам связала с этим государством. Эти сообщества, группы граждан Украины имеют все правовые и нравственно-этические основания претендовать на уровне с представителями титульного этноса права на собственное историческое наследие, на развитие своей культуры, самым важным элементом которой является язык. Главным способом сохранения и развития национального языка, а следовательно, и защиты от ассимиляции, является образование на родном языке. Соответственно законодательству Украины, право выбора принадлежности или не принадлежности к национальному меньшинству — прерогатива исключительно самого гражданина. Ему же принадлежит и право выбрать язык обучения своего ребенка. Именно гражданину, а не министру. По крайней мере, если мы живем в правовом государстве, в котором люди различных национальностей и различных взглядов ищут взаимопонимания и за которое не обидно ни В.Мартину, ни венграм Закарпатья.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно