Профессиональный перебежчик — то ли ангел, то ли грешник?

18 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

А в комнатах наших сидят «янучары»... Перепев известной песни Президент Ющенко своим указом назначил Василия Кременя первым заместителем государственного секретаря...

А в комнатах наших сидят «янучары»...

Перепев известной песни

Президент Ющенко своим указом назначил Василия Кременя первым заместителем государственного секретаря. Если считать пост государственного секретаря аналогом главы президентской администрации, то напомним: предшественником г-на Кременя был некий Василий Базив — он появился на всеукраинской орбите в 1990 году как главный редактор львовской газеты «За вільну Україну» (едва ли не первого периодического издания, которое твердо встало на позиции украинской демократии и борьбы за независимость). Тогда, напомню, председателем Львовского областного совета был Вячеслав Чорновил. Через некоторое время Базив, сменив несколько должностей, очутился в комфортном кресле первого заместителя Медведчука. Г-н Базив был не единственным из окружения покойного Чорновила, кто задешево променял национально-демократические идеи на вместительное корыто далеко не национально-демократической власти. Вспомним еще Дмитрия Понамарчука, Богдана Бойко, Тараса Чорновола.

В настоящее время место Базива занял другой профессиональный перебежчик. Василий Кремень, до недавнего времени далеко не последний член СДПУ(о), был министром образования (а затем — образования и науки) в трех правительствах — Ющенко, Кинаха, Януковича. Известен он как философ, поэтому неудивительно, что его деятельность на должности министра была одновременно и эволюционной, и революционной.

Эволюционной — поскольку продолжали процветать коррупция и бюрократизм, продолжали действовать созданные при министерстве фирмы и фирмочки, сколачивавшие неплохой капитал на изготовлении аттестатов, дипломов, учебников и т. п., продолжали открываться многочисленные вузы и их филиалы там, где не было ни необходимости в подготовке специалистов, ни материальной базы, а были только амбиции новоявленных ректоров и их стремление делать бизнес на образовании.

Революционной — поскольку во время его правления в средних школах была введена двенадцатибалльная система оценки знаний, ежедневная работа учителей и учеников подменена бюрократической системой тематических аттестаций, а страна, которая прежде славилась своей наукой и сейчас время от времени напоминает о себе как о родине первых в Европе компьютеров (тогда они назывались ЭВМ), докатилась до того, что экзамен по математике не является обязательным для получения аттестата о среднем образовании.

Комментируя свое вступление в должность, г-н Кремень напомнил журналистам о своем указе, не запрещавшем студентам в период оранжевой революции принимать участие в массовых акциях протеста. Правда, скромно умолчал о том, что подписал этот указ в то время, когда столичные (и не только столичные) студенты уже массово вышли на манифестации, не дожидаясь разрешений министра.

Зато г-н Кремень скромно умолчал о своей министерской реакции на то, как в некоторых вузах исключали из студенческих рядов тех, кто протестовал против давления ректоров и деканов (почитайте осенние номера «Зеркала недели»), на показанные «5 каналом» и «Эрой» кадры, где вузовские чиновники откровенно занимались агитацией за Януковича и заставляли студентов показывать своим доверенным людям бюллетени перед тем, как вбросить их в урны. А где был г-н Кремень, когда учителей средних школ заставляли проводить родительские собрания и агитировать за кандидата Януковича? А когда в горном селе директор школы давал указания учителям ходить по домам и проводить мониторинг — кто за кого будет голосовать? Волновало ли тогдашнего министра, как такая деятельность его подчиненных согласуется с конституционным правом на свободные и тайные выборы?

А еще вспомним сентябрьские студенческие протесты в Сумах. Против чего протестовали? Так ведь против приказа г-на Кременя объединить три вуза и поставить во главе представителя СДПУ(о), дабы обеспечить нужный контроль перед выборами. А еще майский шок в Ужгороде — загадочную гибель ректора университета Владимира Сливки после того, как началась кампания по его травле в подконтрольной областной администрации прессе. Главой обладминистрации в то время был местный лидер СДПУ(о) Иван Ризак (как ни странно, ученик и бывший аспирант профессора Сливки), а сам профессор Сливка обладал репутацией человека подчеркнуто аполитичного и старался не допустить превращения университета в инструмент политики. Почему же молчал министр Кремень, когда смерть ректора Сливки со множественными ножевыми ранениями (в том числе в сердце) была буквально четыре или пять часов спустя официально объявлена самоубийством — ведь за такое время невозможно собрать все вещественные доказательства, рассмотреть разные версии, провести осмотр места событий, дактилоскопию и т. п.? Вероятно, потому, что открылась возможность поставить нового ректора — нужного человека, члена СДПУ(о)? Таковым стал «проффесор» Русин, пылкий приверженец «проффесора» Януковича, который не только откровенно агитировал студентов, разослав их родителям письма с призывами голосовать за провластного кандидата, но также после первого тура выборов издал приказ о выселении из общежития всех аспирантов и сотрудников университета, поскольку более 70% жильцов общежитий проголосовали за Ющенко.

Главными критериями при отборе кадров наш Президент называет нравственность, патриотизм и профессионализм. И это абсолютно правильно. Чтобы судить о нравственности господина Кременя, нового высокопоставленного чиновника в аппарате нового Президента, достаточно написанного выше, хотя знающие люди могут добавить и больше. О его патриотизме свидетельствует продолжительная деятельность в такой «патриотичной» партии, как СДПУ(о) (разве не она заказывала плакаты и телерекламу с разделением украинцев на три сорта?) и работа в правительстве под руководством «патриота» Януковича, который обещал нам всем двойное гражданство с Россией. Относительно профессионализма господина Кременя как руководителя в области просвещения стоит отметить следующее. Каждый знает, что выпускные экзамены в средних школах проходят в июне. И по результатам этих экзаменов (учитывая, конечно, и оценки, полученные за учебу в течение года) выдаются аттестаты, а особо успешным школьникам — еще и медали. Но всем ли известно, что список учеников, на чье имя выдаются аттестаты, подается в министерство еще в декабре предыдущего года? И там уже указано, кому какая медаль причитается. Это, дескать, нужно для того, чтобы фирма при министерстве успела изготовить пластиковые аттестаты. Министра не интересует, как учительница объяснит школьникам, что им еще полгода нужно учиться и готовиться к экзаменам. Понятно, что последние становятся простой формальностью. Вот вам и профессионализм, и нравственность заодно.

О пренебрежительном отношении министра Кременя к математике уже упоминалось выше. Очевидно, он хотел сделать всех философами или фотомоделями. Не секрет, что именно в этих профессиях наша страна испытывает острую необходимость. А взгляните только на переполненную мудреными терминами школьную программу по биологии. А на искореженную новоявленными специалистами от образования химическую терминологию, противоречащую как мировым тенденциям, так и любому украинскому правописанию — и старому, и новому. А на ужасные учебники по английскому языку г-на Карпьюка (он же автор, он же и издатель). Все это может стать предметом отдельного рассмотрения.

А что сделал г-н министр образования и науки для того, чтобы в украинские школы, вузы, научные учреждения пришло украиноязычное программное обеспечение? Решительно ничего. Поэтому сегодня нет ни одной украиноязычной версии Microsoft Windows или Microsoft Office. Наверное, нам не нужно Windows, будем только петь о калине как символе Украины и изучать как отдельный предмет Конституцию. Это снова о профессионализме и о патриотизме в придачу.

А потому возникает вопрос. Вопрос к моему Президенту: за что получил индульгенцию господин Кремень? За нравственность? За патриотизм? За профессионализм?

Спросите, кто я такой, чтобы ставить такие вопросы самому Президенту? В 1991 году я был депутатом Ужгородского горсовета — кажется, единственного на всю Украину, который 19 августа, в день государственного переворота в Москве, официально принял на сессии решение, которым осуждался переворот и утверждалась преданность Декларации о государственном суверенитете Украины. Сейчас, как и тогда, мы победили. Сейчас, как и тогда, я не просил за свои убеждения и за свою деятельность ни должностей, ни наград. Как и раньше, я работаю в одном из академических институтов. И жизнь всей моей семьи связана с образованием и наукой. Мои родители, преподаватели ужгородских вузов, у которых более ста лет педагогического стажа на двоих, стояли с оранжевыми флажками на ужгородских митингах. Моя жена, учительница средней школы, как и многие ее коллеги, несмотря на усилия подчиненных г-на Кременя, работала членом участковой избирательной комиссии от Ющенко. Мои дети, студенты Киевского университета, и мои племянники, ученики киевских школ, в оранжевые дни вместе с сотнями тысяч украинцев вдыхали морозный воздух свободы на Майдане Незалежности. Мои бывшие студенты, мои друзья и коллеги были среди тех, кто заполнил ужгородские площади и набережные на оранжевых манифестациях небывалого масштаба, какого тихий провинциальный город не знал за всю свою более чем тысячелетнюю историю. Нас было много. Нас были миллионы. И мы победили. Мы сдерживали слезы счастья, наблюдая за инаугурацией первого нормального Президента, для которого патриотизм и нравственность — не пустой звук.

Мы не наивные инфанты и не полные идиоты. Мы готовы простить Президенту некоторые обещания, произнесенные в эйфории победы. Мы понимаем, что есть договоренности с партнерами по коалиции. Но Кремень не является соратником ни Мороза, ни Кинаха, ни Литвина. Мы понимаем, что может быть трудно найти людей необходимого уровня в Луганске или Симферополе, и потому там нужно будет искать компромиссы даже с вчерашними врагами (не бойтесь этого слова, ведь это было именно так). Но неужели в сплошь оранжевом Киеве не нашлось достойного лица на высокий пост первого заместителя госсекретаря? Какими же тогда будут следующие назначения? Может быть, интеллектуал Азаров, не способный выучить элементарного — государственного языка? Или правовед-практик Билоконь? Или генерал-проффессор Табачник? А возможно, сам Леонид Данилович, так сказать?

Кремень — наиболее заметный, но далеко не единственный из когорты перебежчиков. К примеру, в Закарпатье новый губернатор назначил руководителем областного управления здравоохранения бывшего заместителя господина Брича, а бывшего руководителя Шницера посадил в кресло главного врача областной больницы. Оба — выдающиеся члены СДПУ(о) местного масштаба. Оба прославились грубым давлением на подчиненных, откровенной агитацией в прессе в пользу Януковича в предвыборный и избирательный период. И среди закарпатских врачей, многие из которых наперекор начальству, рискуя потерять работу, активно противились эсдековской пропаганде, новые назначения вызвали шок.

Наш Президент, финансист по образованию, хорошо понимает значение слова «кредит». Моя семья, мои друзья, мои единомышленники — кредиторы Президента. Мы выдали ему в кредит наше доверие. Под его честное слово, доносившееся до нас с оранжевого Майдана. Мы не «выбирали меньшее зло из двух», мы выбирали будущее для Украины. Мы не просили и не просим благ и должностей — неужели поэтому их теперь получают «янучары»-перебежчики? Виктор Андреевич, кредит нашего доверия очень велик. И Ваше слово — высокая плата за этот кредит. Так нужно ли им злоупотреблять? Ведь никакие кремени и шницеры не заполнят вакуум, который образуется от потери доверия миллионов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно