ПОЧЕМУ У НАС МНОГО УЧАТ И МАЛО ЗНАЮТ

21 июля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 21 июля-28 июля

Похоже, вступительная кампания в высшие учебные заведения Украины 2000 года действительно существенно отличается от всех предыдущих...

Похоже, вступительная кампания в высшие учебные заведения Украины 2000 года действительно существенно отличается от всех предыдущих. Главное нововведение — принципиальная возможность для каждого абитуриента несколько раз испытать свое счастье. Прекрасно и то, что вузы всех уровней аккредитации смогут (включая и платное обучение) принять на первый курс свыше полумиллиона человек (в 1999 г. было 470 тыс.). Но все ли сделано для предоставления максимума необходимой информации, чтобы исключить случайности в момент принятия абитуриентом столь важного для него и родителей решения?

Если сравнить объем доступной для абитуриентов информации в странах Западной Европы, Северной Америки и Украины, то окажется, что наша молодежь находится в самом невыгодном положении. Она вынуждена довольствоваться лишь несколькими строками о заведениях I—II уровней аккредитации в «Справочнике для поступающих в вузы Украины. 2000» и большей информацией (так как длиннее перечень специальностей) для институтов, академий и университетов. Многие вообще обходятся текстом (довольно точным и полным) на щитах у входа в приемные комиссии.

Но совершенно недоступны для подавляющей части нашей молодежи детальные описания учебных планов подготовки (включая аннотации дисциплин) и данные о качестве вуза — его рейтинге в ряду подобных заведений Украины. Причина тривиальна — этого у нас просто нет и, похоже, в ближайшее время и не предвидится.

А очень жаль, тем более, что первое реализовать сравнительно просто. И это нужно сделать не только в целях заботы об абитуриентах. Широкая доступность программ обучения может оказаться весьма полезным средством совершенствования учебного процесса и повышения качества дипломов большинства вузов до уровня заведений-лидеров. Но главное — обязательным условием «современности» вуза является создание для любого заинтересованного лица или организации возможности ознакомиться со всеми программами дисциплин, практик и стажировок, которые предлагаются учащимся. Правила честной конкуренции вынуждают высшие школы развитых стран прилагать все усилия к тому, чтобы потенциальные студенты могли сравнить все вузы определенного типа и выработать объективное и обоснованное мнение о преимуществах одного или нескольких.

Гораздо сложнее вопрос градации вузов по «качеству» и создание рейтингового списка. Не будем углубляться в сугубо теоретическую проблему определения самого понятия «качество» в применении к высшей школе, учебному процессу и его результату — выпускнику. Двинемся непосредственно к цели — принципам и результатам оценки и ранжирования вузов.

Очевидно, что в любой современной демократической стране имеется по крайней мере четыре разных субъекта, заинтересованных в качестве высшего образования.

Первый — государство. Правительства создают «государственные стандарты образования», правила оценки университетов и других высших школ, контроля учебного процесса и особенно заключительных (государственных) экзаменов.

Как правило, государство во всех вопросах высшего образования отдает предпочтение собственным интересам, а главное, имеет среди всех четырех заинтересованных субъектов наилучшие возможности реализовать их на практике. Сказанное относится не только к тоталитарным странам, каким был СССР, но и к демократическим, имеющим высокий уровень централизации или почтения граждан к государству (Франция, Германия, Италия и др.).

Второй субъект — разношерстная группа работодателей. В развитых демократических странах национализирована только часть экономики, поэтому государственный сектор является одним из второстепенных работодателей, главный же — частные предприниматели. Эта братия не интересуется ничем, кроме компетентности и способностей выпускников вузов. Им «по барабану» вступительные конкурсы, программы и методы обучения, его продолжительность и стоимость, квалификация преподавателей и пр. Главное — может претендент на рабочее место хорошо трудиться или не может…

Работодатели всего мира потихоньку объединяются. Они выработали новую модель «идеального (для себя!)» выпускника, в перечне характеристик которого первые места занимают личностные качества и умения, а объем полученных в вузе знаний даже не попал в тройку «призеров». Именно работодатели вкладывают деньги в разработку профессионализированных тестов, проводят международные конкурсы для отбора лучших не только в своей стране, но и в мире. Нет сомнений, что конкурсно-тестовый метод набора служащих и рабочих в будущем станет доминирующим (если не единственным).

Третий, заинтересованный в качестве образования субъект — студент. Если он не идеалист- фанатик, то считает вуз и обучение очень качественными, когда условия пребывания хорошие, учеба краткая и не слишком утомительная, полученный диплом (именно диплом, а не знания) гарантирует успех на рынке труда: интересную и высокооплачиваемую работу, а также быстрый прогресс в карьере. Все остальные вопросы для студента-прагматика весьма несущественны.

Совершенно иные критерии определения качества вуза и обучения у четвертой группы — преподавателей. Хорош тот вуз, где платят много, а учебная нагрузка поменьше (среди вузов Киева по данному показателю одно время выделялся Национальный университет «Киево-Могилянская академия»), где студенты умные и способные (лучше всего — если их и учить-то после специализированной школы почти не нужно, как в части лингвистических заведений), где обеспечивают жильем, обещают быструю карьеру и т.д.

Мы унаследовали от СССР и систему образования и, что не менее важно, принципы и средства оценки и аккредитации высших школ и обеспечения в них качества учебного процесса. Подчеркнем, это был очень сложный и тщательно сбалансированный комплекс средств и методов, который длительное время гарантировал сочетание сравнительной быстроты, приемлемой стоимости для бюджета и высокого конечного уровня компетентности выпускников (точнее — соответствия государственным стандартам). Детальный анализ этого комплекса, выделение его положительных качеств, достойных сохранения и в будущем, выходит за рамки данной статьи. Подчеркнем лишь то, что поскольку в СССР государство выступало и как единственный работодатель, то неудивительно, что интересы преподавателей были учтены лишь частично, а приоритеты студентов практически полностью игнорировались. В СССР был лишь один приоритет — государственный.

Пригодна ли такая модель определения и обеспечения качества высшего образования в современной Украине? Скорее всего, лишь в незначительной степени. Например, справедливо ли полностью игнорировать приоритеты и желания студентов в условиях, когда большинство из них учится на собственные деньги? А ведь пока у нас превалируют государственные интересы над любыми другими! В существующей у нас системе оценки вузов и обеспечения качества обучения имеется глобальный порок, ускользающий пока от внимания не только государственных органов и защитников действующей системы аккредитации вузов, но и ее критиков (см. «ЗН», №26, 2000 г.).

По ряду причин руководство СССР отдало предпочтение лишь одной из многих современных моделей университетов — берлинской, или «гумбольдтовской», появившейся в начале XIX века в Пруссии. Она была создана для подготовки особого типа профессионалов — научных работников, исследователей и аналитиков. Их главная задача — накапливать новые знания путем выдвижения гипотез, постановки опытов, обобщения результатов и предоставления полученного для внедрения в экономику.

Вступив в схватку за мировое господство, руководство Советского Союза вынуждено было сделать ставку на комплекс из науки и военного производства, проигнорировав все остальное. Именно поэтому «гумбольдтизированные» до предела вузы СССР «растили» преимущественно исследователей в области фундаментальных и прикладных наук, а также инженеров. Никаких других специалистов — менеджеров, маркетологов, представителей значительной части свободных профессий и т.п. — данный тип университета готовить надлежащим образом не может. Для этого в мире изобретены другие модели высших учебных заведений. Для сокращения статьи опустим описания и старых (парижского и оксфорд- кембриджского) и новейших (предпринимательского и виртуального) типов университетов.

Сделав ставку на один тип университета, руководство СССР использовало и критерии качества, пригодные именно для него, — акцент делался на научные исследования, высокий квалификационный уровень преподавательского персонала и т.п. Но сейчас другие времена, и Украина не собирается превзойти все страны мира по созданию и накоплению новых видов оружия. Нам не нужно более готовить одних лишь ученых и инженеров-исследователей. Пора отказаться от ставки исключительно на «гумбольдтовский» университет. Он слишком дорог и в принципе не может обеспечить страну всей гаммой специалистов, способных не только исследовать, но и, скажем, успешно торговать, уметь руководить в условиях почти ежедневного изменения рынка.

Следовательно, главный порок всего бытующего в Украине отношения к качеству вузов и обучения, всей системы оценки, лицензирования и аккредитации в том, что идеалом высшей школы считается классический университет, а обучения — фундаментальное (академическое) образование. Это приводит к недооценке массы высших учебных заведений низших уровней аккредитации, нежеланию создавать по-настоящему многоступенчатое образование, большому перерасходу средств бюджета на «производство» магистров там, где гораздо лучше иметь бакалавра или даже младшего специалиста. Например, недавно на одной конференции прозвучало предложение запретить подготовку журналистов везде, кроме Киева, Харькова и Одессы, так как лишь там на факультетах «достаточно профессоров и можно готовить магистров и кандидатов наук». Если ставить задачу иметь лиц, способных лишь создавать научные трактаты о проблемах связи прессы и общества, культуры и нравов, — предложение правильное, хотя каждый магистр будет стоить очень дорого (учить нужно шесть лет, среди преподавателей должно быть очень много профессоров). Но кто за магистров станет писать статьи в газеты, создавать радио- и телепередачи? И где найти деньги для подготовки всей когорты журналистов до магистерского уровня квалификации?

Если подумать, то лучше воспользоваться зарубежным опытом — подготовить за три-четыре года бакалавров со знанием иностранных языков и всех важных современных теорий и учить их писать статьи и создавать передачи преимущественно «на производстве», а не в аудиториях трех «элитных» университетов.

Печально, но современная система и критерии аккредитации вузов стимулируют подготовку исключительно магистров, закрепляют напрасное расходование колоссальных средств и времени. Они настолько дисфункциональны, что исправлению не поддадутся. Они не станут существенно лучше даже в случае «отступления» государства и создания новых комиссий с надлежащим представительством частного сектора высшего образования.

Необходимо одновременно создать комплекс новых критериев качества, модернизировать структуру и содержание высшего образования, расширить профильные советы экспертов и совместить с нормами демократических государств процесс аккредитации вузов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно