Общественные образовательные советы как гарант качественного образования - Образование - zn.ua

Общественные образовательные советы как гарант качественного образования

4 сентября, 2015, 00:00 Распечатать

Общественно-государственная форма управления образованием стала мировым трендом, поскольку государственно-бюрократическая машина уже не способна организовать образование молодежи на уровне требований глобально свободного информационного мира. 

© Facebook Виталия Кличко

 

Общественно-государственная форма управления образованием стала мировым трендом, поскольку государственно-бюрократическая машина уже не способна организовать образование молодежи на уровне требований глобально свободного информационного мира. Казалось бы, и нам в Украине надо браться и внедрять такую форму, ведь без качественного образования невозможны ни движение вперед, ни развитие. Но не все так просто. Переход от постиндустриального типа экономики к ее инновационно-информационному варианту требует смены иерархической модели управления общественно-государственным ее антиподом, что предполагает действенную сеть горизонтального взаимовыгодного партнерства. 

Последнее требует высокой правовой культуры населения, а с этим у нас большие проблемы. 

Главная причина проблем в том, что в диполе "власть — закон" власть наделила себя бесконтрольностью. Если в условиях демократических порядков власть видит свою миссию в обеспечении верховенства закона, то у нас, где демократия только имитируется, это совершено иначе. Сотни стран мира уже давно живут так, что обеспечение законности является функцией, смыслом и, главное, пределом полномочий власти любого уровня. У нас власть чувствует себя властью лишь тогда, когда она и только она может решать, к кому закон применять, а к кому — нет. Наша власть считает, что все надо решать индивидуально, и именно в этом видит свою общественную "ценность". Причем на всех уровнях, между которыми ради этого сохраняется вертикальная иерархическая зависимость.

Конечно, для наших чиновников, которые базируются и воссоздаются на такой политической почве, общественно-государственная форма управления образованием является костью в горле. Но власть рискует потерять лицо, поэтому применяет систему пустопорожних "правильных" деклараций об общественном контроле и создании имитационных "общественных советов при..." Для становления по-настоящему эффективного общественно-государственного управления нужна власть, которая бы ему соответствовала по своей внутренней сути. Это — наша задача на будущее, ведь советская власть внутренне руководствовалась принципом, что преступность победить нельзя, и поэтому ее надо возглавить. Постсоветская украинская история движется в том же русле. И, хотим мы или не хотим, начинать выполнять эту задачу надо со школы. Ведь жизненный опыт партнерского взаимодействия, полученный в стенах школы, создает соответствующие общественные ценности. Такой путь прошли и проходят сотни стран мира. Вот некоторые примеры.

Альтернатива

На территории каждой общины в цивилизованных странах мира есть государственные школы, открытые для всех детей. Обычно только отдельные семьи не хотят воспользоваться их услугами. И такие сразу попадают в поле зрения местного самоуправления. С ними работает инспектор полиции/милиции и т.д., но не учителя школы, как у нас. Функция учителей — обеспечение учебного процесса, а не контроль над неблагополучными семьями. Такую схему ответственности надежно поддерживает гражданское сообщество. Поэтому, например, французские или алжирские педагоги или администраторы не понимают, когда мы их спрашиваем: "Как вы действуете, если ученик уклоняется от учебы?" Из разных уст всегда звучит одинаковый ответ: "Все до 16 лет обязательно ходят в школу".

Кроме того, за рубежом не только учителя освобождены от традиционной для нас бессмысленной имитации "высоких материй", но и руководители образовательных заведений. Так, директор и его заместитель (обычно там он один) во многих странах не обязаны: 

— посещать уроки учителей (кроме проблемных случаев);

— готовить многостраничный, как у нас, годовой план работы заведения, так как достаточно и учебного плана;

— писать отдельный план воспитательных мероприятий, поскольку достаточно расписания внеурочных занятий учеников, экскурсий, традиционных фестивалей, конкурсов и встреч с гостями заведения;

— обеспечивать ведение классных журналов, заполнение приложений и выдачу аттестатов, так как итоги обучения фиксируются общегосударственным независимым от школы реестром;

— проводить праздники первого и последнего звонка или выпускной вечер с гулянкой родителей;

— учитывать для финансирования такие мелкие функции, как проверка тетрадей, заведование кабинетами, замена уроков, внеурочная военно-патриотическая и спортивно-массовая работа и т.п. Ведь должностной оклад тамошнего учителя не только покрывает специфику деятельности каждого, но и поддерживает высокую конкуренцию среди претендентов;

— и прочее, что считать — не пересчитать.

Попутно замечу, что тамошние образовательные системы не разваливаются от такой "вседозволенности", а наоборот, стабильно развиваются и идут в ногу со временем. Именно благодаря действию принципа открытости заведений к общественности. Общественные советы, и не только образовательные, как раз для того и нужны, чтобы оберегать население от власти, и первое средство против этого — информационная открытость общественных систем. Все остальные демократические ценности и реализация настоящей пронародной политики добавляются как продолжение указанного первичного базиса. В образовании, в частности. 

Например, финны (бывшая провинция России) стали большими мастерами формирования качественного образования методами свободного самоанализа результатов обучения учеником, учителем и заведением. Делается это благодаря открытой базе выборочных срезов уровня компетентности учеников, которую постоянно обновляет независимое экспертное национальное агентство. Последнее никого не проверяет, не наказывает и не награждает. Его задача — объективность выборок по интегральным итогам обучения по региону и стране, а заведение и община самостоятельно оценивают себя, сравнивая свои показатели с приведенными, и делают необходимые выводы о деятельности своих учеников, учителей и руководителей заведений. При этом решение о дополнительном финансировании принимается именно образовательным советом общины и предоставляется только под новые инициативы заведений или учителей и учеников, обещающие лучшие результаты обучения. 

Есть ли в Украине люди, знающие об этих и других отличиях мировой школьной практики от привычного нашему старшему поколению советского школьного образца? Конечно, есть и немало. Например, выходцев советской школы удивляет, что даже продавцы или таксисты, скажем в Швеции или Финляндии, Корее или Мексике, свободно владеют английским, в отличие от членов наших официальных делегаций, которых посылают за границу для изучения опыта.

Автору этой статьи довелось работать в иностранных лицеях, потом приобщиться к формированию украинского нового лицея при университете, уже третье десятилетие подряд напрямую общаться с зарубежными родителями учеников, самими учениками и их учителями, завучами лицеев и их директорами, а также с инспекторами и некоторыми мэрами городов Франции. Наш херсонский лицей, благодаря заимствованию опыта зарубежных коллег-друзей, имеет высокий авторитет среди родителей и учеников, но (внимание!!!) враждебно воспринимается руководством области и учителями чуть ли не каждой городской школы, поскольку "забирает их детей в лицей". Правда, до момента, когда их собственный ребенок или внук достигает лицейского возраста.

Кстати, вдумаемся в наш школьный лексикон: контингент, приказы, лагеря, линейки, журналы учета, выговоры и предупреждения, доска почета и достижений, классный руководитель и староста и т.п. Спросим себя, все ли это нормально. Что и кто для кого: дети для школы, или школы для детей? Или все ученики и их родители настолько целеустремленные, чтобы со всем этим правильно разобраться? Не является ли формирование современной модели образования детей общины обязанностью местной власти? 

Проектные надежды и действия

А теперь представим, если мы ликвидируем унаследованные прокремлевские модели взаимодействия, то насколько:

— сблизятся условия работы украинских учителей с обычными мировыми стандартами;

— освободится от пут бюрократии школьное образовательное пространство;

— возрастет престижность профессии школьного педагога-практика;

— возрастет влияние местной общины на качество деятельности ее школы;

— и прочее.

Понятно, что "пострадают" бюрократы, но ведь не школьники, родители и страна в целом. Не менее понятно, что не построить стране свой мостик в будущее без кардинального улучшения материального обеспечения как школьных педагогов, так и самой школы в целом. Причем ради этого совершенно не надо изменять величину образовательной доли ВВП. Например, чтобы труд нашего учителя оплачивался "как за рубежом", просто необходимо, чтобы он работал в разы меньше, чем сейчас. А все потому, что только так отпадет базис существования для структур, отвлекающих учителя от учеников своими мероприятиями, папками, отчетами и т.п. А деньги общины, которые идут на содержание избыточной бюрократии? Недаром за рубежом на "обслуживание" образования школьников тратят минимум, а максимум средств прямо идет по линии "учитель/воспитатель — ученик". И нет страны, в которой бы граждан возмущала высокая зарплата их учителей, как и нет такого, чтобы тамошние учителя мечтали о методистах, академии педнаук или других "помощниках". 

Кроме того, чтобы в школе работали самые умные, надо сделать еще одно — установить учителю пенсию в размере 80% от его зарплаты. Ведь недаром в народе говорят: "Умный думает наперед", то есть и о своей старости в частности. Власть постоянно декларирует, что образование является приоритетным сектором общества, поскольку остальное по своей природе — лишь его производное. И это очень разумно, но что-то у нас то ли с пониманием собственных заявлений, то ли с совестью не так. 

Дорогу осилит идущий 

Как же власть может практически позаботиться о том, чтобы каждый ребенок развил свои природные способности? Неужели для муниципальной власти важнее заботы об ежегодном обеспечении локальных школьных должностных лиц гарантированной ученической "отарой"? 

Что юридическо-формальное может помешать мэру постепенно переформировать нынешнюю экономически затратную и малоэффективную, с учебной точки зрения, сеть классов школьных заведений города — в сеть заведений города, которая создаст по-современному оптимальный баланс между начальными и основными школами и профильными лицеями для старшеклассников?

Конечно, ничто не мешает. Кроме разве что крика тех, кто воспринимает государственную школу как свою вотчину. И это при том, что осовремененная школьная сеть обречена быть более эффективной. И что такое достижение заметила бы вся страна, и такого гипотетического мэра наградили бы званием Героя... 

Подумайте, в Украине 458 городов и еще 886 поселков, многие из которых обладают значительным человеческим потенциалом. То есть почти полторы тысячи местных лидеров с большими властными полномочиями и немалыми материальными ресурсами. Они обновляются каждые четыре года на местных выборах, но проходит время, а на огромной территории организация школьной жизни общин остается по сути устаревшей, советской, а то еще и хуже, чем раньше. Большинство школ даже областных центров и столицы имеют один-два выпускных класса. А сколько школ в историческом центре столицы похожи на каменные "мешки", так как у них нет нормального школьного двора со спортивными площадками и зелеными зонами отдыха!

Оценим общественно-экономическую продуктивность тысяч школ страны, которые ежегодно выпускают воспитанников меньше, чем имеют в своем составе педагогов. Подумаем, как выглядят родители, которые не заботятся о своих детях, и спроецируем наш вывод на "отцов" городов и поселков сквозь призму организации школьной жизни. 

Кстати, проблемы тех школ, в которых есть туалеты в виде выгребной ямы и нет спортивного зала, все еще не закрыты, как и многие другие (холодные классы, отсутствие наглядных пособий, приборов, реактивов, уборка классных комнат самими учениками и т.п.), что давно ликвидировано даже в развивающихся странах. 

Скажем, что изменить все не так просто, но ведь противиться течению современности еще сложнее. На улицах украинских городов уже почти нет дефицитных некогда автомобилей советского образца, исчезают магазины а-ля лавка и дипольные телевизионные антенны даже в селах и т.п. Неужели в этом ряду жизненной модернизации вопрос сущностной реорганизации базовой школьной структуры должен и дальше плестись в хвосте общественно-экономических забот местной власти? 

Главная причина такого застоя в деле организации образования по-новому в том, что власть саботирует привлечение к управлению общественности под поводом опасности охлократии. И большинство директоров школ, и едва ли не все должностные лица только имитируют наличие "у себя" общественных советов. Руководствуясь при этом интересом "своя рубашка ближе к телу": должностное лицо или депутат, бизнесмен или топ-менеджер принимает приглашение войти в совет той школы, в которой учится его ребенок, и трактует ту или иную эпизодическую материальную или процедурно-юридическую помощь "своей" школе как достойный ответ на запросы гражданского общества или тихого голоса собственной совести. Но ведь это не является государственной политикой современного измерения. 

Конечно, прежде всего успех дела зависит от действий центральной власти: достаточно ввести ВНО после 9 класса — и процесс формирования современной сети заведений общего среднего образования каждой общины, в том числе и профильного его сегмента, приобретет четкие и понятные для населения измерения. Параллельно само собой уменьшится вышеописанный локальный интерес власть предержащих и богачей только к так называемым своим заведениям, как и самоуправство отдельных директоров школ или лицеев/гимназий. 

Не чиновником единым

Мировой опыт, здравый смысл и многочисленные научные исследования показали, что соединительным фактором между общиной и властью как таковой являются наработанные государством в партнерстве с гражданским обществом ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ и четкая независимая НАЦИОНАЛЬНАЯ система верификации соответствия этим стандартам. 

Надо быть наивным, чтобы не видеть сопротивления или саботажа чиновниками прогрессивных проектов национально-стратегического значения. А все потому, что ни один из них не способен содействовать росту роли общественной составляющей в управлении общественными процессами. Первый пример — негативное отношение (не на камеру) сотен рядовых работников МОН и других министерств к появлению, становлению и развитию ВНО, поскольку при этом они теряют собственное "телефонное" влияние на ежегодную вступительную кампанию. Второй — недавнее игнорирование (по "уважительным причинам") заседаний экспертной комиссии по определению порога "сдал/не сдал" представителями МОН. 

Концептуальным понятием, делающим общественные образовательные советы естественным образованием на ниве образования, является понятие "заказчик образования". У нас до сих пор родители и взрослое юношество с трудом воспринимаются работниками образования и властью как заказчики образования, поскольку образование действительно является чем-то большим, чем просто сфера услуг. Но ведь образование, как и все остальное, — определенный сегмент экономики нации, государства, общества. В широком смысле этого слова. 

Что же может естественно соединить общину как субъекта, нуждающегося в образовании, и государственную систему образования с ее "субподрядчиками", способными удовлетворить запрос на образование? И при этом сделать это так, чтобы уберечь как одну, так и другую сторону от "перетягивания одеяла на себя"? Причем в условиях свободы профессиональной деятельности педагогов и автономии учебных заведений. 

Во-первых, надо четко разграничить полномочия между представителями власти, исключив малейшее дублирование функций. Речь идет о едином для страны перечне функций органов местной власти с указанием тех отделов, комиссий, советов и т.п., которые должны их реализовывать как нанимаемые народом работники или члены избираемых органов или советов и т.п. 

Во-вторых, ввести на первом этапе общественные советы базового территориального уровня (город, община, район). Как минимум, по образованию и здравоохранению. Такие общественные советы должны избираться и получить определенный перечень полномочий прямого действия. Они должны организовывать открытые публичные конкурсы на должности руководителей образовательных и медицинских заведений и (внимание!) таких же конкурсов на вакансии должностей педагогических и медицинских работников в этих заведениях. 

Такой механизм прекратит наконец в Украине позорную практику, когда на эти должности (руководителей и рядовых работников) прежде всего назначаются знакомые знакомых и родственники местного руководства. Главная роль общественных советов заключается именно в том, чтобы, с одной стороны, открыть механизм селекции лучших специалистов через социально-карьерные лифты, а с другой — привлечь местную элиту к созданию условий, которые бы поощряли к работе в учебных заведениях и здравоохранении общины лучших специалистов. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно