Обманутые надежды украинских педагогов

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Сферу образования по праву можно считать лакмусовой бумажкой общего состояния дел в стране. С одн...

Сферу образования по праву можно считать лакмусовой бумажкой общего состояния дел в стране. С одной стороны, именно в образовании, скорее всего, проявляются процессы стагнации, характерные для общества, с другой — именно педагоги первыми нащупывают болевые точки общественного сознания и пытаются искать новые пути изменения ситуации.

Давайте вспомним начало восьмидесятых годов. Кто первым во всеуслышание заговорил о необходимости перестройки сложившихся отношений в стране? Педагоги. С каким вниманием и интересом все мы смотрели по центральному каналу телевидения передачи из «Останкино» с выступлениями педагогов-новаторов Ильина, Шаталова, Амонашвили. Чем был вызван такой всеобщий интерес? Неудовлетворенностью сложившихся отношений в общеобразовательной и высшей школе, которые отражали состояние общества, пониманием необходимости и возможности перемен.

А когда начался переход к рыночной экономике, то в каких сферах эти изменения проявились раньше других? Опять-таки в образовании. В промышленности только еще решали, как будет проводиться приватизация, а частные школы, детские садики и ясли уже работали. Почему было именно так? Да потому, что рыночные отношения позволяли сбросить гнет формализма и бюрократии, которыми была пропитана действовавшая государственная система образования. Но прошло некоторое время, и эйфория творческой свободы у педагогов независимой Украины с каждым годом начала испаряться все быстрее. Попытаемся разобраться, почему это происходит.

Удушающая петля государственных стандартов

Думается, такая ситуация в сфере украинского образования сложилась не случайно. Дело в том, что переход к рыночной экономике требует переосмысления многих методологических положений. Если даже в экономических науках перестроечные процессы протекают нелегко, то в педагогике они сталкиваются с еще большими трудностями. Ведь все общественные науки в советские времена полностью базировались на маркситстко-ленинской методологии.

С обретением независимости Украина объявила о начале перестройки и своей образовательной системы. Но она, как показала практика, при разработке и реализации системы управления образованием сводилась, главным образом, к переносу терминов рыночной экономики, без учета ее сущности. Это проявилось как в сохранении монополии Министерства образования и науки, так и в формах управления подведомственными ему учебными заведениями.

А ведь известно, что главными принципами рыночной экономики являются ориентация на конкуренцию, создание условий для вариативного развития форм собственности с целью быстрейшего получения лучших конечных результатов труда.

Действительно, в первые годы перестройки в Украине начали активно создаваться негосударственные учебные заведения. К примеру, только в Николаеве открылись и успешно работают десять учебных заведений разного уровня аккредитации, предоставляющие широкий спектр образовательных услуг на коммерческой основе. Аналогичные тенденции наблюдались и в других регионах Украины.

Конечно, как и во всех сферах, в образовательном бизнесе довольно часто оказываются люди случайные и нечистоплотные, которых привлекает в создаваемом учебном заведении не возможность реализации конкретных учебно-воспитательных целей, а источник легких доходов. Поэтому само стремление государства в лице Министерства образования и науки взять под контроль качество обучения во всех учебных заведениях, независимо от форм их собственности, можно только приветствовать. Но практика еще раз подтвердила, куда может вести дорога, устланная благими намерениями…

Такой губительной дорогой для многих учебных заведений страны, и в первую очередь негосударственных форм собственности, оказалась система стандартизации и аккредитации учебных заведений, разработанная и реализуемая чиновниками Минобразования.

Во-первых, потому, что действующие стандарты и нормативы недостаточно учитывают специфику учебного процесса и учебных заведений разных форм собственности. Так, к примеру, в них оговариваются только конкретные требования к численности учебных аудиторий, количеству классов и т. п. Но если учебное заведение широко использует прогрессивные дистанционные формы обучения и компьютерные педагогические технологии, зачем ему большое количество аудиторий? К тому же само наличие требуемого количества кабинетов с компьютерной техникой еще не может служить надежной характеристикой уровня развития учебно-материальной базы вуза или школы. Важно учитывать тип используемых компьютеров, наличие их выхода в Интернет, количество ЭВМ, приходящихся на одного обучающегося и другие подобные факторы. Ведь численность студентов в государственных и частных учебных заведениях разнится в десятки раз!

Во-вторых, вся система учета, контроля и отчетности учебных заведений строится сейчас под одну гребенку. Но численность административно-управленческого аппарата в государственных вузах значительно больше, чем в частных. А соблюдение стандартных требований по учету и отчетности ведет только к обюрокрачиванию управления и сковывает творческую инициативу.

Таким образом, вводимые стандарты служат не столько повышению качества обучения, как удушению предпринимательской инициативы и творческой активности в сфере педагогического менеджмента.

В-третьих, практика свидетельствует, что, несмотря на провозглашенное в Конституции равенство форм собственности, центральные и местные власти все еще по-разному относятся к учебным заведениям с государственной и негосударственной формой собственности, деля их на «свои» и «чужие». Такая дискриминация проявляется и в действующих законодательных актах по пенсионному обеспечению педагогического состава, исчислению их научного стажа и в других государственных документах. К примеру, государственные вузы получают квоту на определенный процент набора студентов с бесплатным обучением, а частные учебные заведения этого не имеют. Следовательно, государственные вузы выживают за счет двойного финансирования, а коммерческие вынуждены развивать свою учебно-материальную базу только за собственный счет. Между тем опыт стран с развитой рыночной экономикой свидетельствует, что там паритетность учебных заведений всех типов и форм собственности не только закреплена на законодательном уровне, но и подкреплена организационными связями.

Так, например, в Америке уже давно успешно работает сеть университетских консорциумов, в состав которых входят государственные, муниципальные и общественные учебные заведения разного типа. Опыт свидетельствует, что создание таких комплексных учебных бизнес-центров позволяет системе образования с наибольшей эффективностью использовать государственные средства и оперативней реагировать на запросы кадрового рынка и общества.

Об аккредитации и дискредитации

Конечно же, очень важно, чтобы любое учебное заведение перед тем как получить право на ведение учебно-воспитательного процесса, проходило проверку на соответствие современным требованиям. Для этого в Украине и разработана действующая система их лицензирования и аккредитации. Но способствует ли она систематическому повышению качества обучения?

Скорее наоборот, так как многие заложенные в ней количественные критерии плохо увязаны с реалиями педагогического процесса. К примеру, для получения более высокого уровня аккредитации, а следовательно, и повышенной зарплаты для работников, учебное заведение должно иметь в своем штате определенный процент преподавателей с учеными степенями и званиями. Введение такого показателя привело к скоропалительному увеличению численности кандидатов и докторов наук. Ректоры вузов при заключении контрактов в качестве обязательного условия ставят перед преподавателями требование о защите диссертации. В результате написание диссертаций сейчас поставлено на поток, превратилось в разновидность теневого научного бизнеса. А что может приносить больший вред самой науке, чем засилье в ней людей профессионально не пригодных к творческой научной деятельности?

Ведь каждый из нас по собственному опыту знает, что можно быть прекрасным педагогом, не имея ученой степени, и наоборот, никакое ученое звание не может прикрыть профнепригодность учителя. Потому что качество обучения определяет не полученный уровень аккредитации учебного заведения, а личность самого педагога. Кто, к примеру, знал захолустный Кенигсбергский университет, пока в нем не начал преподавать Кант? У нас же в последние годы по результатам проводимых аккредитаций появились десятки государственных и национальных университетов, но своих украинских Кантов что-то не видно. Зато можно уверенно утверждать, что действующая система аккредитации ведет к ускоренной дискредитации ученых званий и науки в целом.

Вызывает целый ряд нареканий и сама процедура аккредитации и лицензирования. Известно, что нормативную базу требований к их проведению разрабатывает и утверждает Министерство образования и науки Украины. Оно же и утверждает состав комиссий, определяющих на местах степень фактического соответствия проверяемых объектов установленным требованиям. Как говорят в таких случаях в народе, капусту поручено охранять козлу. В результате на практике проверки, связанные с аккредитацией или лицензированием, по сути дела, превращаются чаще всего в узаконенную форму прикрытого взяточничества и вымогательства. Ведь хорошо известно, что любой монополизм противоречит принципам рыночной экономики.

Возможно ли создать объективную систему оценки качества работы учебного заведения в условиях рыночных отношений? Думается, что да. Но только в том случае, если она будет строиться, опять-таки, с учетом специфики рынка. Не название учебного заведения, не уровень его аккредитации по министерским нормативам определяют в реальной жизни фактический уровень знаний или квалификацию специалистов, закончивших курс обучения в данном учебном заведении. Все это легко проследить по степени их востребованности обществом на рынке труда.

Такими объективными количественными показателями для общеобразовательных школ и лицеев может стать ежегодный процент выпускников, поступающих на учебу в различные высшие учебные заведения, а для вузов — процент выпускников, трудоустраивающихся в год завершения учебы, их средний заработок после первых трех лет работы по полученной специальности или темпы роста профессиональной карьеры. Иными словами, в условиях рыночной экономики именно спрос на «товар» того или иного поставщика кадров объективней всего отражает их качество, а, следовательно, и цену. Не случайно, к примеру, стоимость обучения в Гарварде или МГУ значительно выше, чем в аналогичных вузах других городов Америки и России.

А разработку таких объективных показателей и контроль за их соблюдением целесообразно поручить не Министерству образования и науки, а Комитету по труду и социальным вопросам, который и должен обеспечивать согласование интересов государства и населения в повышении качества профессиональной подготовки кадров. Объективно отслеживать по утвержденным показателям динамику качества образовательных услуг, предоставляемых учебными заведениями, могут успешней всего проводить региональные торгово-промышленные палаты, которые сейчас функционируют во всех областях Украины. Они владеют информацией о спросе на различные виды товаров и услуг, их реальной стоимости и динамике.

Почему в стране отслеживается степень надежности банков, и отсутствуют данные о качестве образовательных услуг, которые предоставляются учебными заведениями? Публикация в средствах массовой информации таких объективных рейтингов престижности учебных заведений станет лучшим стимулом для совершенствования качества обучения и положит конец чиновничьему монополизму Министерства образования и науки в этой важной для нормального развития государства и бизнеса сфере.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно