КАК СМЕНИТЬ ШИНУ ВО ВРЕМЯ ЕЗДЫ?!

19 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 19 апреля-26 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

Мне повезло: март этого года я провел в Нидерландах. Пока в Украине гремели предвыборные баталии, д...

Монтессори-колледж в Амстердаме
Монтессори-колледж в Амстердаме
«Заячья школа»
Монтессори-колледж в Амстердаме

Мне повезло: март этого года я провел в Нидерландах. Пока в Украине гремели предвыборные баталии, два десятка директоров школ, методистов и научных работников посетили страну, занимающую передовые позиции в сфере образовательного менеджмента. Две национальные ассоциации руководителей школ положили начало совместному проекту «Украина — Нидерланды. Образование и менеджмент (UDEM)», в рамках которого и состоялась учебная поездка.

Остановлюсь на некоторых чисто практических моментах современной образовательной ситуации в Нидерландах, к которым стоит внимательно присмотреться и нам.

Образовательная политика в Украине ныне направлена на преодоление школьной гигантомании, которая и в Нидерландах, и у нас царила во второй половине ХХ века. Сейчас голландское правительство делает все, чтобы в школе обучалось не более 600 учеников. Если уже построены большие здания, рассчитанные на значительно большее количество учеников, то в них размещают сразу несколько школ. Пример такого учебного заведения увидел воочию. В Монтессори-колледже 1350 учеников разделили на пять маленьких школ (около 250 учеников в каждой) с собственным самостоятельным руководителем. Советники, логопеды, технический персонал обслуживают все пять школ, сотрудничает и совет руководителей этих школ. Как нам рассказали, концепция малых школ внутри большой реализуется во многих городах страны.

Несмотря на то, что школы в Нидерландах финансируются правительством на очень приличном уровне (коммунальные платежи и ремонт помещений финансирует мэрия), они также имеют дополнительные родительские взносы, которые идут на ксерокопирование, турпоездки и т.п. Причем размер взносов зависит от доходов семьи. Как правило, родители среднего класса платят 80—90 евро в год. Если же их доход превышает сумму в 100 тыс. евро, этот взнос может составлять и 8 тыс. евро в год.

Главную роль в управлении школами играют неправительственные организации самих просвещенцев. Так, Ассоциация Монтессори — школ Амстердама имеет совет директоров, двух менеджеров и исполнительного директора, которые и руководят работой четырех учебных заведений этого направления. Кроме уже упомянутого Монтессори-колледжа (1350 учеников), в это объединение входят Амстель-лицей (420 учеников), школа Юко (400 учеников) и Монтессори — лицей Амстердама (1400 учеников). Неправительственные организации занимаются переподготовкой кадров для системы образования. Их главная цель — поддерживать развитие школ, служить своеобразным мостом между учебными заведениями и правительственными структурами (включая местные образовательные органы власти), превращая школьные инициативы в идеи для правительства или местных управлений образования. Независимые неправительственные организации являются серьезными партнерами, с которыми готовы сотрудничать и школы, и власть (хотя, конечно, и у них, и у нас очень трудно объяснить политикам, что делают профессионалы в сфере образования).

Одной из таких организаций является Нидерландская школа образовательного менеджмента (NSO), которая и положила начало проекту UDEM. Кроме того, что NSO является независимой, она еще и высокопрофессиональная организация, потому правительство и выделяет деньги на реализацию инициированных ею проектов. Ведь никто лучше NSO не проведет работу по подготовке менеджеров образования в государственных институтах власти. Если в органах власти главным действующим лицом является чиновник, то негосударственные организации просвещенцев объединяют профессионалов, энтузиастов, волонтеров. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Вторая организация, на базе которой мы работали, — Национальный центр по улучшению школ (APS) — была основана Нидерландской федерацией учителей еще в послевоенном 1947 году. Дело начинали три педагога, у которых не было ничего, кроме энтузиазма. Ныне 125 преподавателей, 85 экспертов и 80 сотрудников вспомогательного персонала имеют специально построенное здание в Утрехте и годовой оборот средств около 28 млн. долларов. Главными формами работы APS являются консультации, которые оплачиваются школами или родительскими организациями, и тренинги, финансируемые правительством, школами и самими участниками. Необходимо заметить: непременно должна быть и оплата за обучение участника тренинга, ведь если все оплачивает только лишь государство, снижается личная заинтересованность. Если же сами участники платят тридцать процентов стоимости, эффективность их работы резко возрастает.

«Заячья школа»
«Заячья школа»

Головная (материнская) организация APS сосредоточивается на реализации заявленной в названии цели, а организации-сателлиты имеют различные вспомогательные сферы деятельности. Например, в Нидерландах нет технологий борьбы со стрессами в школе, только APS имеет филиал, занимающийся проблемами антистрессового менеджмента. Имеется отделение, работающее над развитием людских ресурсов в сфере бизнеса (оно организовало обучение менеджеров для сети продовольственных магазинов Альберта Гейнса). Имеется сателлит, занимающийся информационными технологиями; есть ряд международных программ, не прибыльных, но дающих возможность учиться у своих зарубежных партнеров.

Мы должны быть готовы к тому, что процессы глобализации и интеграции Украины в европейское сообщество неминуемо приведут к интернационализации контингента учащихся городских школ. В Амстердаме школы стали маленькими вавилонами. Имеются так называемые «черные» школы, в которых преобладают иностранцы афро-азиатского происхождения. Все это приводит к возникновению ряда проблем и ставит перед учебными заведениями новые задачи: интеграции детей-беженцев в общество, изучения ими языка страны пребывания и т.д.

Хотелось бы сказать несколько слов о здании APS в Утрехте — здесь воплощены многие идеи современного образовательного дизайна. Вы не увидите ни традиционных коридоров (все стены округлены, ведь прямые коридоры давят на психику), ни традиционных номеров кабинетов (на каждой двери написаны названия известных рек на фоне изображения страны или части мира, где они протекают). Надеюсь, этой замечательной идеей воспользуется кое-кто из моих коллег-директоров.

В голландском обществе сегодня невозможно быть авторитарным руководителем. Директор школы является не столько главой (английское название headmaster), сколько душою и сердцем школьной организации. Поэтому американское название директора школы — princіpаl более удачно. Учителей в школе рассматривают не в качестве «персонала», а в качестве членов организации, в которой директор стоит не над, а рядом с ними. Голландские специалисты подчеркивают: школьную организацию нужно растить так, как растят дерево (подпитывая свежими идеями и согревая вниманием). Если 20 лет назад они сосредоточивались исключительно на повышении мастерства учителя, то теперь ставят еще одну задачу — научить его быть хорошим членом команды. Сегодня вместо термина «управление персоналом» чаще употребляется понятие «развитие людских ресурсов», что означает иной подход и иную концепцию.

Опыт Нидерландов и других западных стран показывает, что изменения в образовании — не разовое событие, а чрезвычайно длительный и сложный процесс. Большая реформа образования на национальном уровне продолжается двадцать (!) лет, а просто серьезное улучшение на уровне отдельной школы — шесть. Причем инновационное развитие школы является «сменой шины во время движения автомобиля». А поскольку решить проблему установки «на ходу» новых «шин» для школьной «машины» непросто (школа должна меняться и работать одновременно), во время внедрения инноваций возможны остановки и даже спад в роботе. Если бюрократия в этот момент не раздавит директора и других инициаторов изменений, «инновационная яма» будет преодолена, и результаты пойдут вверх. Поэтому, взявшись за реформирование образования, нужно с самого начала отдавать себе отчет в том, что мы не сможем изменить к лучшему все сразу. Определенный хаос, качание, сопротивление, спад — неминуемы. «Инновационная яма» — закономерный этап на пути к изменениям.

Поэтому каждый из нас должен осознать, что на пути инновационного развития будет все: взлеты и падения, разочарования и оптимизм, радость и боль... Но именно боль является сигнализатором того, что произошли серьезные изменения, затрагивающие чувствительные струны школьной организации. Все это нужно настойчиво объяснять властям и общественности и, главное, двигаться дальше, даже под огнем критики.

Нам нужно отказаться и от стереотипов: эффективность работы школы зависит от объемов ее финансирования. Это — оправдание собственной бездеятельности, ведь всегда можно сказать: «Нет денег», «Как нам платят, так мы и работаем»... Еще исследования американского ученого Колемана в 1966 году показали: сколько ни плати учителям и как ни улучшай материально-техническую базу, эффективность работы школы все равно не меняется. Дальнейшие исследования, в частности Дженкса (1972 год), подтвердив вывод Колемана, доказали: имеется много недорогих стратегий, позволяющих улучшить учебный процесс. Разукрупнение школ (о концепции малых школ внутри большой мы уже упоминали), уменьшение количества учеников в классах, организация внеурочной активности детей — простые, но очень эффективные направления улучшения работы школ, которые все же требуют некоторых средств. А вот достижения следующих характеристик эффективной школы — утверждение благоприятной атмосферы; высокие ожидания по поводу способности учеников достичь больших успехов в учебе (эффект Пигмалиона); постоянный мониторинг результатов обучения учеников; сосредоточение (сфокусированность) на овладении учениками базовых умений; эффективное использование учебного времени; образовательное лидерство — не требуют никаких дополнительных расходов.

Как видим, последняя характеристика эффективной школы нацеливает руководителя на принципиально новую роль. Мировой опыт убедительно доказывает: быть только хозяйственником или администратором крайне неэффективно. Необходимо быть прежде всего лидером, имеющим четкое видение того, что является хорошим образованием; умеющим сделать из традиционной школы обучающуюся организацию, поддерживающую и пробуждающую энтузиазм учителей, расширяющую свободу их выбора.

Изменения должны произойти прежде всего в сознании индивидов, и только после этого сами собой изменятся и учреждения, и учебные заведения. Именно задача изменить менталитет, отказаться от устаревших представлений об образовании — самая трудная. Увидеть перспективу собственного развития, научиться мечтать, находить время для стратегического, системного мышления, понять, что не может быть совершенной школы, и что даже самые лучшие школы должны постоянно улучшать свою работу, — это и есть новая ментальная модель директора школы. NSO имеет хорошо разработанные технологии «формирования» нового стиля педагогического мышления. Среди применяемых ими средств, имеется тренировка, когда учат, «как ловить рыбу» непосредственно на рабочем месте. Практикуются консультации коллег, «дающих уже пойманную рыбу» (квалифицированные советы) тогда, когда ты в ней нуждаешься. Эти и другие методы повышения профессионализма создают возможность лучше понять собственный тип мышления, научиться слушать других, посмотреть на свою работу со стороны.

P. S. Любопытные люди, эти голландцы! Они обожают ездить на велосипедах, не слишком заботясь о соблюдении правил уличного движения. Голландские женщины совершенно не пользуются косметикой. Вместо принципа «моя хата с краю» там действует правило «подумай о соседе». В роли нашего культового продукта — сала там выступает селедка, которую голландцы глотают целиком, откинув голову назад.

Там никто не может толком объяснить, почему столицей страны является Амстердам, если королева, парламент, правительство, посольства находятся в Гааге. Голландцы только подчеркивают, что деньги зарабатывают в Роттердаме (главный промышленный город), распределяют в Гааге, а тратят в Амстердаме. Голландские музеи являются не только местом, где выставляют напоказ те или иные экспонаты, это одновременно и театры (там проходят замечательные шоу), и учебные центры, и центры развлечений, и сувенирные магазины, и кафе... В Амстердаме можно увидеть расположенные по соседству здание детсада и подсвеченную красным светом витрину с девицами, профессия которых очень далека от сеяния «разумного, доброго, вечного».

Однако это не помешало голландцам создать едва ли не самую лучшую в Европе систему образования. Жаль, что мы часто не очень присматриваемся к школе малых стран, таких как Нидерланды, Швейцария, Израиль, Новая Зеландия. Вот что пишут сами о себе голландцы, на мой взгляд, являющиеся самыми большими европейцами из всех народов, населяющих наш континент: «Современная Голландия — маленький мальчик в классе «Европа». Он не слишком беспокоит его жителей и политиков. Но, имея обо всем собственное мнение и поднимая достаточно шума, даже маленький мальчик может быть замечен».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК