ФИЛОСОФИЯ АТТЕСТАЦИИ «КИРПИЧА» С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ФИЛОСОФИИ НАУКИ

21 мая, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 21 мая-28 мая

«Кирпичом» на сленге диссертантов и оппонентов называют диссертацию в твердом переплете. «Кирпич...

«Кирпичом» на сленге диссертантов и оппонентов называют диссертацию в твердом переплете. «Кирпичами» заполняются под потолок библиотеки и кабинеты ВАК, который их аттестует, то есть определяет, что в них - от науки, а что - халтура…

Проблема проведения границы между научными высказываниями и всеми другими - религиозными, метафизическими или просто псевдонаучными - была названа К.Поппером «проблемой демаркации». Такой демаркацией и призван заниматься ВАК. Работа сложная - о чем свидетельствуют и неумолкающие дискуссии в философии науки и науковедении по вопросам, что есть наука, например, является ли наукой философия или педагогика и в чем состоит новизна исследования - существуют ли для нее объективные критерии, или она должна определяться субъективными ощущениями 20-30 членов СУС (специализированных ученых советов) и экспертных советов ВАК, состоящих в том, что они еще такого, что написал диссертант, не читали.

Решением проблемы демаркации у Поппера является критерий фальсифицируемости. В соответствии с этим критерием, чтобы считаться научными, высказывания или системы высказываний должны быть способны вступать в конфликт с возможными, или мыслимыми, наблюдениями. Но ВАК Поппера не читает (в составе сотрудников и президиума ВАК ни одного философа), а поэтому «кирпичи» вступают в конфликт только с ней, и этим конфликтом наука у нас фактически и заканчивается, поскольку после признания «кирпича» ВАК он автоматически попадает в штабель науки, из которого его редко кто вытаскивает.

«Бей несносных ученых злодеев!»

Статья Исаака Трахтенберга, академика АМН, члена-корреспондента НАН Украины и журналиста Лидии Подолян «О мнимых новациях и аттестациях» (см. «ЗН» №17, 1999 г.) точно описывает этот конфликт «кирпича» с ВАК, бюрократический характер нынешней ее организации, но почти не вскрывает причины такого характера, не отвечает на вопрос, кому выгодна такая деятельность ваковских функционеров, чем она вызывается. Неужели только характером и менталитетом председателя ВАК? Почему ВАК стал объектом критики? Вроде бы ясно: за формализм требований к диссертациям в ущерб их содержанию. Но нельзя же предположить, что Скопенко и его сотрудникам не ведомы мудрые рекомендации по организации работы ВАК, почему же тогда он усилил свои формализмы, вред которых якобы виден невооруженным глазом? Почему многочисленные мудрые предложения о порядке аттестации научных кадров не воплотились в жизнь, а наоборот позволили рудименту советской системы развиться в атавистическую высшую аттестацию «кирпичей» на темы «о влиянии кручения хвостов на прирост»? О трудностях ответов на эти вопросы свидетельствует и тот факт, что даже такая достаточно независимая газета, как «Зеркало недели», подняла эту тему не сразу, когда скопенковский ВАК дошел до январско-февральской кульминации своей «борьбы с халтурой».

Здесь можно выдвинуть только гипотезы о причинах такого положения, о мотивах деятельности ВАК, которые, очевидно, аналогичны ситуации в НАНУ, справедливо раскрытых в сериях статей о ней в «ЗН».

«Злодей ученый

совсем погубить может»

Первый мотив деятельности ВАК вовсе и не гипотетичен. О нем ВАК и его критики постоянно заявляют: в науку нельзя пускать «прохиндеев». Почему? На этот вопрос дал ответ выдающийся ученый-энциклопедист, философ-просветитель XVIII века Яков Павлович Козельский, которого «дворянско-буржуазная наука» того времени игнорировала как ученого, его труды не публиковались. Поэтому он знал, что надо «исправлять прежде волю, а потом разум», «а которые... окажут себя к добродетели несклонными,.. то таких, какой бы они ни имели природный разум,.. не должно допускать к наукам для благополучия общества, коему и простой злодей вреден, а ученый уже не только будет несносен, но и совсем его погубить может».

Но Козельский также знал, «ежели б какой народ вздумал не учиться, то другие ученые народы в краткое время и с великим аппетитом его скушают». Поэтому поймем первую гипотетическую аксиому философии аттестации «кирпича»: с одной стороны, перед ВАК угроза, что Украину «погубить может ученый злодей», пропущенный ею, а с другой - Украину, если она «вздумает не учиться, с великим аппетитом скушают». Каждый век имеет свое средневековье. ВАК избрал стратегию покруче - древнего Китая, когда каждая должность давалась после многочисленных экзаменов.

Ученых много!

Второй мотив логики деятельности ВАК находим в статье А.Рожена «Профессор, кончайте эксперимент и жмите на газ!»: на миллион населения в Украине «ученых больше на 1000 человек, чем во Франции, Великобритании, Дании, Нидерландах». Можно предположить, ВАК считает, что поскольку в Украине ученых и «неученых ученых» больше, чем в Европе, а толку от них нет, только заботы, - надо больше платить, обещано более высокую пенсию тем, кто имеет ученые степени, то надо уменьшить количество «остепененных», тогда уменьшится и количество забот. В Украине достаточно много претендентов на ученые степени, поэтому - пусть победят умнейшие, сильнейшие, которые будут способными прорваться через преграды ВАК.

Ученая геронтократия против меритократии

Третья гипотетическая аксиома философии ВАК - она выполняет заказ тех ученых и псевдоученых, которые имеют синекуры, или которые получают за почетные звания деньги, за кои в цивилизованном мире нужно платить свои деньги, короче - кругов ученой геронтократии, невидимой касты, логика представителей которых простая: «Я - доктор, ты - доктор, зачем нам третий доктор?».

Но не допускать диссертантов к защите сложно. Читать новые диссертации - это труд неблагодарный. Не так просто «зарубить» новую диссертацию без общей парадигмы, без известного правильного метанарратива. Нужно работать мозгами. Легче запретами.

Нет денег

Четвертая гипотетическая аксиома логики ВАК - нет денег на экспертизу новых «кирпичей». Сколько стоит диссертация, известно из публикации «ЗН» несколько лет назад. Сколько стоит труд оппонентов, известно из соответствующего решения ВАК. Сколько стоит аттестация и экспертиза «кирпича», нужно подсчитать. Ужесточение требований (возрастание количества необходимых публикаций, чиновничьих придирок и др.) есть оптимальный выход для бедной Украины. За личный счет диссертанта результаты исследований становятся известными ученому сообществу. И волки сыты, и овцы целы. И против этого - нет денег - не попрешь. Хотя не бывает такого, чтобы денег не было. Бывает, правда, что нет идей, где их взять.

Итак, четыре гипотетические аксиомы философии ВАК - «Бей несносных ученых злодеев»; «Спасай Родину - ученых много»; «Не мешайте моей старости» и «У государства нет денег на ваши «кирпичи». «Кирпич ни с того ни с сего… никому и никогда на голову не свалится, - поучал Воланд приснопамятного редактора Берлиоза у М.Булгакова, - вам он ни в коем случае не угрожает. Вы умрете другою смертью… Вам отрежут голову!».

Насколько эта философия ВАК и ее мотивы справедливы, честны - этот вопрос обсуждать не будем. Цементом общества назвал профессор политологии Чикагского университета альтруизм, зависть, социальные нормы и личный интерес. Цемент из таких ингредиентов обеспечивает в обществе, по его мнению, стабильность и порядок. Но, наверное, до определенного момента. Описывая бунт против меритократии, автор бестселлера «Возвышение меритократии: 1870 - 2033. Эссе о равенстве и образовании» М.Янг замечает: «С точки зрения взвешенного социологического подхода, мы должны учитывать как достижения, так и неудачи. Селекция одного избранника означает отсев многих других. Будем откровенны и признаем, что мы не приняли во внимание ментальность тех, кто оказался в отсеве, и не подумали об их адаптации». Это предупреждение нынешнему ВАКу: «Вам отрежут голову!». Это предположение нешуточное, ибо политика ВАК на основе такой философии есть самоуничтожающая как себя, так и общество.

Сколько стране нужно ученых?

Нужно согласиться со всем содержанием статьи «О мнимых новациях и аттестациях», кроме одного момента, когда авторы указывают, что «у нас с каждым годом рос поток диссертаций и число «остепененных» специалистов, тогда как общий уровень исследований по большинству научных направлений снижался. Особенно возросло в последнее время количество диссертационных работ по гуманитарным и политическим наукам, а также по специальности «государственное управление», и с иронией замечают, что «в последнее время ученые степени стали входить в своего рода джентльменский набор для многих политиков и управленцев». Тут мне, кажется, авторы не свободны от «научного снобизма». С такой оценкой трудно согласиться.

Даже если степень иметь модно, то чем это плохо? Почему ученые степени не должны иметь политики и управленцы? Возможно, тогда они будут лучше понимать нужды науки и скорее отзываться на предложения наших ученых… А разве плохо для государства, если директорами школ и школьными учителями будут кандидаты педагогических наук? А их в школах работают сегодня единицы. Ведь стиль работы такого педагога будет совсем иным. Международно известные школы, например, 27-я школа Харькова, отличаются тем, что в них работает много педагогов с учеными степенями, и поэтому их результаты не сравнить с другими школами. Макаренко, Сухомлинский, Кушнир, Амонашвили, известные педагоги, своими результатами обязаны не в последнюю очередь стремлением научно осмыслить свои проблемы. Вспомним слова М.Янга: «Где второсортные учителя - там второсортная элита; меритократия никогда не может быть лучше своих учителей».

Наука, образование - это основные способы вывода Украины с кризиса. Как неоднократно уже предлагалось, ВАК поэтому должен сосредоточиться на анализе содержания диссертационных работ и подготовке аналитических отчетов для правительства, Верховной Рады по основным достижениям украинской науки. Но о таких отчетах мне не известно. Параллельно работе над такими отчетами должна происходить и оценка качества работ. Ошибаться могут и специализированные ученые советы (СУСы). Мнение большинства, говорил Гегель, редко бывает истиной.

Философия ВАК не выдерживает критики с точки зрения философии науки. В обществе нет уверенности, что контроль за тем, «чтобы в науку не шли люди, что к ней совсем не причастные», всегда сейчас возложен на людей, «истинно причастных к ней». Это общеизвестно прежде всего в области гуманитарных наук. Кандидаты и доктора наук, которые «причастны» сегодня к гуманитарным и экономическим наукам в Украине, не могут разработать основы нормальной правовой базы для нашего государства, не могут внести правительству за время существования независимой Украины эффективные проекты выхода Украины с кризиса. А.Рожен не лестного мнения и о «негуманитарной» науке в Украине, поэтому призывает профессоров «жать на газ». Есть ли тогда существующая в Украине институциональная наука, прежде всего гуманитарная, которую репрезентирует якобы ВАК, в самом деле наукой? Не есть ли политика драконовских мер ВАК реакцией против прежде всего молодых научных работников, способом сохранить коррумпированность украинской науки, стремление не сознаваться в фиаско своих идей?..

Новые рифы

Нечеткость формулировок постановлений ВАК порождает новые трудности для диссертантов. ВАК Украины в п.3.1 постановления ВАК от 10 февраля 1999 г. №1-02/3 начинает различать «научные ведущие профессиональные издания» и «другие периодические научные профессиональные издания», перечень которых утверждает ВАК. Не случится ли, что ВАК выдаст новый перечень «научных ведущих профессиональных изданий», в которых от докторанта будет требоваться 20 публикаций, а с публикациями в «других периодических научных профессиональных изданиях» ВАК поступит так же, как с публикациями на конференциях, по которым защищались большинство диссертаций в прошлом докторов наук, которые сейчас признали, что этого недостаточно?

Чрезмерность требования иметь докторанту 20 публикаций такого ранга очевидная по двум причинам. Если даже делать по три публикации объемом два печатных листа - а такая годовая норма работы в научно-исследовательских институтах по гуманитарным проблемам - то это потребует 7-8 лет, и идеи, которые высказывались автором в первых статьях, потеряют свою актуальность, когда будут защищаться автором через 7-8 лет. Во вторых, весьма несовершенная система периодических изданий в Украине, вполне возможно, эти сроки только увеличит.

Наверное, не только неморально требовать от ученого работать с избытком и быть таким «настоящим», чтобы он мог ответить на любой неожиданный вызов ВАК, защищая свою диссертацию. Основное, такие чрезмерные требования приведут к тому, что в науку не пойдут даже ее фанатики…

Критика направлена прежде всего на требования ВАК к диссертанту предоставить «вал» своих публикаций, прежде всего в ваковских изданиях, перечень которых она утверждает с 22.05.97, и первый из которых был опубликован в Бюллетене ВАК №2, 97, попавший к читателю лишь в сентябре-октябре 1997 года, то есть с этим перечнем соискатели знакомы фактически лишь полтора года. Заметим, что перечни ваковских изданий составлялись неизвестно по каким критериям, без соответствующего положения, логика включения того или иного издания в перечень весьма непонятна. Вскоре логика появилась - пять докторов наук, которые работают в учреждении, издающем то или иное издание. Фейербах утверждал, что настоящий философ не может быть профессором философии. Но это не философия ВАК.

Но этого ВАК показалось мало. Какой смысл нового ваковского решения - требования дублировать в монографиях предыдущие публикации автора в журналах? Очевидно, с целью повышения достоверности результатов. Больше прочитает специалистов, смогут достойно оценить. Но так ли это? Почему ответственность СУС, ВАК за адекватность оценки возлагается на редакции журналов и их читателей? Я думаю, ВАК должен быть заинтересован в оперативном доведении результатов диссертантов к общественности, государственных учреждений и т.п. Научные результаты, как и деньги, дают большую прибыль от скорости их обращения. Наоборот, ВАК должен видеть свою задачу в том, чтобы давать зеленый свет тем исследованиям, которые из-за различных причин в кругах научного истеблишмента (из-за амбиций в приоритете, из-за иерархического трения между диссертантом и его руководством, опасения, что кое-кто узнает, что «король-то голый!» и т. п.), но ВАК, наоборот, своей политикой берет под защиту все нездоровые тенденции в научном обществе.

Отклонение диссертаций не по содержательным признакам, по формальным - наличию «ваковского вала» публикаций, опасно для общества, потому что новые результаты есть результаты мышления против и они будут тормозиться редакциями профессиональных изданий, поскольку вступают в противоречие со взглядами тех, которые входят в редколлегии. Содержание же диссертационной работы должно защищаться в форме публичной дискуссии диссертанта с оппонентами в присутствии арбитра - ученого совета - и уже потом, после признания или непризнания правоты диссертанта, он приобретает право на публикации в профессиональных изданиях.

Любое исследование, в том числе диссертационное, требует времени на свое проведение, затем на изложение результатов, поскольку логика изложения не всегда совпадает с логикой хода исследования. Когда для защиты диссертационного исследования выдвигается требование вала публикаций плюс различных документов, которые, все об этом знают, оформляет диссертант, ибо больше никому они не нужны, кроме него, когда силы научных работников расходуются не на содержание работы, а на соблюдение ваковских требований, нередко противоречивых, иногда - вредных. Кроме этого, эти требования постоянно изменяются, что вносит в личные планы исследователя форс-мажоры, поэтому политика ВАК есть фактически нарушением прав человека. Тем более, что ваковский вал, по вполне понятным причинам, катится в одну сторону - к привилегированным издательствам, например, в «Четвертую волну».

Интеграция

«четвертой волны»

Как известно, Э.Тоффлер выделил в развитии цивилизации три глобальные этапа (волны): 10 000 лет назад - «первая волна» цивилизации - аграрная, кочевники осели на землю. 300 лет назад - «вторая волна» - индустриальная цивилизация, мануфактуры, заводы, механизация. 40 лет назад - «третья волна» - информация, самоорганизация, технологизация. Но за этими «волнами» начинается качественно новая эра в развитии человечества - эпоха неогуманизма, «четвертая волна». Она даст обществу новые качества - гуманизм, социализацию, космополитизацию. Таково кредо акционерного общества «Четверта хвиля», издательство которого выпускает хорошие книги и новый научно-популярный журнал «Пульсар», в редакционный совет которого входит и В.Скопенко. Издательство хочет, чтобы результаты его труда отвечали как раз этим основам будущего в наше время. Хорошее рекламное заявление. Но почему его не придерживается ВАК, отметая, как цунами, в нашем обществе не только «качественно новую эру в развитии человечества - эпоху неогуманизма, «четвертую волну» и связанные с ней - гуманизм, социализацию, космополитизацию, но и «третью волну» - информацию, самоорганизацию, технологизацию, которым свойственна прежде всего интеграция?

ВАК проводит ярко выраженную антиинтеграционную политику. Она не только в том, что есть непонимание, что диссертация - интеграционная работа с многих точек зрения - требует нескольких руководителей или консультантов. (А нужен ли официальный консультант докторанту?). Антиинтеграционность ВАК прежде всего в том, что перечень изданий ВАК растасовал все дисциплины по узким квартирам. Не принимают диссертацию к рассмотрению по искусствоведению, поскольку диссертант публиковал свои результаты в философских изданиях. Статьи по философии образования не могут печататься в педагогических изданиях. Химику не засчитывается статья в философских изданиях и наоборот. Печататься-то можно, скажет ВАК, но засчитываться не будет.

Какой же выход?

Обсуждать с нынешним руководством ВАК эти вопросы бесполезно. Председатель ВАК получил санкцию Президента, как он сообщил в своих выступлениях, будет и дальше продолжать свою линию на торможение развития науки в Украине. Авторы статьи «О мнимых новациях и аттестациях» в какой-то степени оправдывают деятельность ВАК нашим менталитетом. Сотрудники ВАК оправдывают свои действия этим же менталитетом.

Может быть, ВАК нужно начинать менять свой менталитет и вывести диссертантов из пути между Сциллой и Харибдой - между СУСами и ВАКом, между противодействием первых новым концепциям, а других - калькуляцией страниц и публикаций и проверкой экономического положения соискателей? Только тогда мы сможем перестать помогать пробивающимся посредственностям, а займемся помощью талантам.

В условиях ограниченности ресурсов нужно поступать культурно и цивилизованно. Государство не может себе разрешить роскошь, чтобы каждый, кто желает, получал степень даже при условии соответствия его работы высоким требованиям ВАК.

А если так, то давно известен принцип конкурсного отбора. Он существует при приеме в аспирантуры, докторантуры. Но и он ограничен интересами институтов, и важные для общества темы могут оказаться вне поля зрения. Поэтому в зависимости от потребностей и возможностей государство в лице ВАК могло бы объявлять конкурсную тематику на кандидатские и докторские исследования каждый год, победа в конкурсе гарантировала бы проведение официальной процедуры защиты. Второй путь, когда заинтересованные учреждения и личности оплачивают экспертизы своих работ сами. Конечно, в предлагаемой системе есть опасность, что ВАК может ошибаться в приоритетах, что перспективные и нужные исследования не попадут в число поддерживаемых.

Рост знания предвидеть невозможно. Поэтому растягивать подготовку исследования более чем на три года, на всю жизнь, смысла нет. Могут быть тупиковые темы, диссертация по которым закрывает ее и в этом положительная роль этой диссертации. Рост знания предвидеть невозможно, но его можно ускорить или замедлить. ВАК сегодня замедляет рост знания в Украине, направив свои усилия на борьбу с «учеными злодеями», а не на то, как «заставить учиться» страну.

Конечно, материал для строительства здания науки - «кирпичи» - должен быть качественным, добротным. Но «кирпич» - не кубик в детском конструкторе. Нужно мыслить, что из этих «кирпичей» можно будет построить. Можно шлифовать «кирпич», что делает сейчас ВАК, и не суметь синтегрировать их в украинскую и мировую науку, а только сложить их в штабеля, в которых кирпич прохудеет и рассыплется под влиянием времени. Чтобы получился синтез, нужно начать реакцию на заседаниях СУС, ВАК, а не отбрасывать поиски ученых из-за разных причин.

Какой же выход? Остановиться, оглянуться. Собрать «Велику раду» ВАК, или совет ученой общественности и утвердить положение о защите, отбросив все тормозящие движение науки требования ВАК и определить его действие с момента принятия. Все последующие инновации вводить в действие через два-три года, потому что на переправах как лошадей, так и норм менять нельзя.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно