Это не 451° по Фаренгейту, но есть о чем задуматься

16 марта, 15:43 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-22 марта

Что показал мониторинг чтения в начальной школе.

На выходе из начальной школы формируется значительный контингент учащихся, которые не любят читать, а лучше всего читательские навыки развиты у тех, кто читает без принуждения. 

Такие данные первого в Украине мониторингового исследования читательской компетентности выпускников начальной школы, проведенного Украинским центром оценивания качества образования. 

Очень распространено мнение, что дети меньше читают, потому что книги не могут конкурировать с Интернетом, что у школьников развивается клиповое мышление, они начинают говорить короткими предложениями, как дошкольники, не могут сосредоточиваться на тексте без спецэффектов, которые дает Интернет. Но на самом деле никто точно не знает, какая ситуация с чтением у нас сложилась, какой уровень любви к чтению, что и почему читают и дети, и учителя, и родители. Первое в Украине мониторинговое исследование позволит хотя бы немного приоткрыть завесу над этими вопросами. 

Итак, о мониторинге. Весной 2018 г. Украинский центр оценивания качества образования (УЦОКО) совместно с партнерами провели первое мониторинговое исследование качества начального образования "Состояние сформированности читательской и математической компетентностей выпускников начальной школы учреждений общего среднего образования" (далее — мониторинговое исследование). О результатах мониторинга относительно математики ZN.UA уже рассказывало (см. "Почему царевна тужит", номер от 1 февраля 2019 г.). Пришло время поговорить о ситуации с чтением или, как называется теперь этот предмет в школе, — "Литературным чтением". 

Если быть точным, мониторинг измерял не просто чтение, а "читательскую компетентность". То есть умение понимать, интерпретировать, осмысливать тексты, а также делать умозаключения и искать новую информацию. Все это проверяли с помощью тестов, сконструированных из четырех видов заданий: задания на нахождение информации (их было 30%), формулирование простых выводов — 25% , интерпретирование и обобщение (интегрирование) информации — 29, анализ и оценивание формы и содержания текста —16%. Итак, костяк тестов состоит из четырех видов заданий в соотношении 30:25:29:16. Из этого видим, что мониторинг читательской компетентности был акцентирован именно на умении искать и интерпретировать информацию. 

И это не случайность, — такой акцент находим и в Государственном стандарте образования, принятом для Новой украинской школы: "соискатель образования воспринимает, анализирует, интерпретирует, критически оценивает информацию в текстах разных видов, медиатекстах". А это значит, что уже в начальной школе дети должны не только читать художественные произведения и ловить удовольствие от эпитетов и метафор, но и черпать информацию, например, из рекламных проспектов. 

Интересно, что в международном исследовании PIRLS читательскую компетентность оценивают немного с другими акцентами. Такие же, как у нас, блоки тестовых заданий соотносятся как 20:30:30:20. Это значит, что в их тестах больше заданий на формулирование выводов, интерпретирование и обобщение информации. 

Итак, общие результаты отечественного мониторинга следующие: справились с заданиями тестов (кто лучше, кто хуже) 86% четвероклассников. Это значит, что их знания и умения в целом отвечают требованиям Государственного стандарта образования. Не выполнили требований стандарта 14% школьников. Это значит, что, закончив обучение в начальной школе, они не умеют даже на минимальном уровне искать информацию, анализировать ее, строить заключения и осмысливать тексты. 

В целом отчет мониторингового исследования составляет несколько сотен страниц, и это важная информация для размышлений экспертов, чиновников, учителей. Но есть несколько моментов, которые заинтересуют и широкую общественность. 

Еще в начальных классах формируется большая группа школьников, которые не любят читать, а если и читают, то под принуждением.

В анкете, которую заполняли ученики во время мониторинга, были вопросы, позволявшие выяснить, читают ли дети по собственному желанию для того, чтобы получить удовольствие или найти полезную информацию. Интересно было бы также исследовать, что именно они читают, но это не входит в программы мониторинга.

Выяснилось, что почти никогда не делают этого по собственному желанию около 11% участников тестирования, еще 21% читает по собственной инициативе только несколько раз в месяц. То есть почти треть участников тестирования не читают никогда или редко. 

Почти каждый пятый четвероклассник (19%) не согласен с тем (полностью или частично), что читать важно, чтобы достичь успеха в жизни.

Проблема снижения интереса к чтению, конечно, не исчезает после начальной школы. В аналитическом отчете по результатам ВНО-2018 по украинскому языку и литературе, подготовленному УЦОКО, есть красноречивый вывод: "Тексты современных авторов ("Современный литературный процесс") для большинства выпускников являются неизвестными из-за незаинтересованности молодежи литературой вообще".

Кстати, интересно, а что ждет выпускников начальной школы в старших классах, с чего они начнут изучать литературу? Я открыла учебник по зарубежной литературе для 5 класса, полистала первые страницы, зацепилась за напутственные слова: "задумывались ли вы когда-нибудь, для чего мы читаем книги? Конечно, для того, чтобы о чем-то узнать, приобщиться к тому, чего мы никогда не видели и не слышали. Следовательно, обеспечивать процесс человеческого познания, предоставления информации — это основная функция книг. По своему назначению и форме они являются разными. Среди всего их разнообразия важное место занимают художественные книги, которые созданы писателями и стали явлениями искусства". 

Как по мне, это грустно. Имею сомнения, что после такого "вдохновенного" спича десятилетние дети вдохновятся читать, что загорятся их глаза, что откликнется сердце. Хорошо, что учебников много, и есть возможность выбирать, но этот — популярный, он составлен по обновленной программе. 

Не скучно на уроках чтения половине учеников, всегда скучно — 9% , остальные колеблются. И почти треть учеников не считают "литературное чтение" важным школьным предметом.

Очевидно, это повод задуматься над качеством преподавания чтения. А вот анкеты учителей, чьи ученики участвовали в мониторинговом исследовании, рисуют прямо идеальную картину преподавания предмета "Литературное чтение" в школе. На уроках, дескать, применяются все известные методы, приемы, формы работы. Причем результаты учеников, показанные во время мониторинга, не отличаются в зависимости от того, какие методы использует учитель. Следовательно, это не работает. Кстати, такая же картина наблюдалась и на мониторинге по математике. 

Понятно, что учителя начальных классов — мастера на все руки, их не готовят, как филологов, к преподаванию литературы. Но методики и элементы теории литературы они изучают.

Я вспомнила историю, произошедшую в одной столичной гуманитарной гимназии. Молодая старательная учительница (педуниверситет с красным дипломом) задала своим третьеклассникам домой прочитать несколько лирических стихотворений. Роскошные метафоры, шикарные пейзажи, — поэзию авторы учебника подобрали просто сказочную. Ученики должны были дома все это прочитать, нарисовать рисунок и получить оценку. Причем поэзия читалась скопом, подряд, хотя и распланирована была на несколько уроков. "Так а что с этими стихами делать в классе? — объяснила учительница. — Здесь же нет героев, морали, каких-то событий, по которым можно составить план или пересказать. О чем говорить? Пусть тренируются красиво и правильно читать".

Знакомая, организовывающая тренинги для учителей начальных классов, рассказывала мне: "Я объездила много областей и была удивлена: литературных произведений, которые я называю, учителя не знают. Мне больно слышать, что они не читают".

Подготовка учителей — это проблема не только начальной школы. Вот свежая история об уроке в старшей школе, по "Алым парусам" Грина. "Сколько метров ткани ушло на алые паруса?". Класс бился над этим вопросом и другими мелкими деталями значительную часть урока ("вот я и проверю, читаете ли вы тексты!"). Так и не успели обсудить ни образов, ни философии, ни ощущений. Зато ученики, которые принесли рисунки, получили 12 баллов. А на следующий урок пошли дальше по программе.

"Школа у нас (и благодаря тестам тоже) нацелена на выработку совокупности разных предметно-отраслевых осведомленностей (хотя говорит о компетентностях, не всегда до конца понимая, в чем же, собственно, суть последних, если говорится прежде всего о речи), — считает учитель Михаил Девдера. — Поэтому без внимания остается аспект чтения, в котором человек рождается как ценитель искусства слова. Не "знаток", не "критик", а простой смертный читатель, способный благодаря книге время от времени отходить от "истины вещей" и оказываться в "истине жизни" (термины известного психолога А.Леонтьева). То есть элементарно погружаться в художественный текст и полноценно проживать вместе с его героями…". 

Половине четвероклассников не нравится то, что они читают в школе. 

"Книги, которые я читаю дома, интереснее, чем те, которые мы читаем на уроках литературного чтения", — с этим полностью или частично согласился 51% четвероклассников.

Результаты мониторингового исследования свидетельствуют, что материал учебников необходимо пересмотреть и осовременить. В отчете исследования указаны следующие болевые точки школьных книг.

Во-первых, нужно пересмотреть перечень тем. Почти полностью выпадают из школьного курса чтения такие важные и интересные для современного ребенка темы, как спорт, медицина, технологии, транспорт, средства массовой информации, Интернет, экономика. 

Во-вторых, следует пересмотреть перечень жанров. "Многие жанры, особенно новые, рожденные, в частности, развитием интернет-среды, с которыми учащиеся сталкиваются в реальной жизни, не имеют актуализации в пределах курса литературного чтения", — подчеркивается в отчете мониторингового исследования.

В-третьих, в учебниках почти нет текстов т.н. прерванного формата, т.е. разбавленных "посторонними компонентами": схемами, графиками, диаграммами, картами, ссылками, символами-сигналами и т.п. "Фактически современной школой пока игнорируется тот факт, что нынешний выпускник начальной школы остается один на один с необходимостью в реальной жизни, в частности и в дальнейшей учебной деятельности, иметь дело со многими текстами, с которыми его целенаправленно не учили работать", — указано в отчете мониторингового исследования.

Самыми сложными для школьников оказались задания на поиск информации и ее интерпретацию. 

В тестах, используемых во время мониторинга, были задания трех уровней — базового (легкого), среднего и высокого (сложного). С легкими заданиями, где нужно было найти явным образом представленную информацию, справились две трети школьников. Со сложными, где нужно было найти информацию, которая не является очевидной, — треть. Особенно сложно было, когда разыскиваемая информация распылялась по разным абзацам текста (с такой задачей не справились 40% школьников), легче — когда в соседних предложениях. 

Это свидетельствует о том, что выпускники начальной школы недостаточно хорошо умеют работать с целостным текстом, бегло просматривать его в поисках информации. "Это может стать причиной сложности в дальнейшем обучении в старших классах, где нужно будет сканировать текст, легко ориентироваться в нем путем применения, например, метода закладок (обозначения важных позиций текстов, подчеркивания ключевых слов и т.п.)", — указано в отчете исследования. И действительно, учителя старшей школы (и не только литераторы, но и биологи, историки, географы etc. ) сталкиваются с тем, что ученики не понимают половины написанного в параграфах учебников. Хотя на это влияет еще один фактор — плохое качество текстов в некоторых книгах. 

Легче всего четвероклассникам было искать конкретную информацию (например, факты о месте и времени события, характеристики объекта или персонажа, которые четко указаны, количество предметов и т.п.), — с такими заданиями справились 70% . Но когда надо было оперировать абстрактной информацией (причина, следствие, намерение, мотив, чувство, отношение, важность, полезность, достоверность информации и т.п.), количество правильных ответов падало до 53%.

Интересно, что тестовые задания на поиск информации практического характера ученики выполняли хуже, чем те, которые не имеют выхода в практику и оторваны от жизни: 50 и 60% учеников, соответственно. Выбрать в рекламе магазина товар, который удовлетворяет по цене и качеству, нарисовать дорогу по словесному описанию — все это давалось сложно. 

Во время мониторинга в тестовых заданиях использовались три типа текстов: научно-популярные, медиатексты и художественные. Легче всего дети выполняли задания, связанные с художественными текстами (что и понятно, ведь их больше всего в школьных учебниках). Сложнее всего — с медиатекстами, хотя это было и интересно, как говорили школьники.

Вот пример задания, которое предусматривало работу с рекламным текстом и оказалось сложным: Марийка хочет купить маленький велосипед в магазине "Велоспорт". У нее есть 4 тыс. грн. Нужно пересмотреть рекламу велосипедов этого магазина и выбрать для Марийки один, написать его название и объяснить, почему именно он. Полностью правильно выполнили это задание только 9% выпускников начальной школы, еще 24% ответили частично правильно. 

Задания, в которых нужно было сделать собственный вывод относительно прочитанного, записать его и аргументировать, правильно выполнила не более чем треть школьников, а в отдельных случаях — вообще несколько процентов. Но если надо было сделать вывод, не формулируя своего видения, а просто выбрав один из четырех вариантов ответа, результаты были лучше, — с этим могла справиться едва ли не половина учеников.

Вот, например, задание: прочитать художественный текст и записать размышления: "Почему мальчик спешил опередить отца и товарища?". Правильно ответили 3%, частично правильно — 45% ("в ответе продемонстрировано ограниченное понимание" — указано в отчете исследования).

В принципе, проблема с формулированием собственного суждения наблюдается не только в начальной школе. На прошлогоднем ВНО по украинскому языку и литературе было задание написать собственное аргументированное высказывание на дискуссионную тему. Здесь должны были провериться умения анализировать, сравнивать, обобщать, приводить убедительные аргументы в подтверждение высказанных тезисов. Но с этим 11-классники справились плохо. Вот отрывок из отчета УЦОКО: "65% тестируемых не умеют правильно сформулировать свою позицию относительно предложенного дискуссионного вопроса. Подтвердить ее уместными аргументами не может 71% участников тестирования. 52% тестируемых вовсе не приводят примеров из литературы или других видов искусства, а около 42% — примеров из истории или собственного опыта. В 65% работ наблюдаются серьезные нарушения логичности, последовательности и непротиворечивости изложения".

Мониторинг сформированности читательской компетенции оставил много информации для размышлений. Он транслировал тревожные сигналы, и с этим надо что-то делать. 

"Создается впечатление, что читательскую компетентность недооценивают, — говорит Ирина Мегедь, учитель-методист, член рабочей группы по обновлению программ по зарубежной литературе. — Ведь она не входит в перечень ключевых компетенций для НУШ, только прописана между прочим в Государственном стандарте начального образования и подробно — в программе литературного чтения для 2–4 классов. Ее считают языковой (любовь к чтению и ощущение красоты слова отнесены к компетенции "свободное владение государственным языком", чтение называют сквозным умением. — О.О.), т.е. не видят прямой связи с мышлением, в том числе и критическим, эмоциональным интеллектом, сознанием и самосознанием. Если мы признаем читательскую компетентность важной (как математическую или естественную), то появляются другие требования к учебникам по всем предметам: они должны быть как минимум читабельные, с большими рисунками, интересными текстами и заданиями, такие, чтобы маму-папу не приходилось звать на помощь объяснять.

Если мы признаем читательскую компетентность ключевой, то связный "вкусный" текст должен прийти в учебники по языку: украинскому, английскому. Не отдельные предложения и непонятные упражнения для отработки правил, а яркие небольшие тексты, которые "цепляют", которые интересно читать, с которыми можно было бы работать и от которых можно отталкиваться, чтобы ребенок продуцировал свои тексты. Конечно, учителя придумывают приемчики, ищут методику, чтобы научить, заинтересовать, помочь запомнить. Да, есть методические предметные профильные журналы, ресурсы, где печатают уроки, делятся находками. Да, Дон Кихоты, как и раньше, возле мельниц. Но для того, чтобы ситуация изменилась, необходимо соответствующее отношение и осознание проблемы".

Ну что ж, картина, которую мы увидели в результате мониторинга, — это не 451° по Фаренгейту, как у Брэдбери (при такой температуре горят книги), но есть о чем задуматься.

"Вы можете закрыть книгу и сказать ей: "Подожди!". Вы ее властелин. Но кто вас вырвет из цепких когтей, которые захватывают вас в плен, когда вы включаете телевизорную гостиную? Она мнет вас, как глину, и формирует вас по своему желанию. Это тоже "среда" — такая же реальная, как и окружающий мир. Она становится истиной, она и есть истина. Книгу можно победить силой разума" — цитата из романа "451 градус по Фаренгейту".

Будем надеяться, что результаты мониторинга помогут что-то изменить, что они лягут не под сукно, а в основу управленческих решений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно