Экономика вступительной кампании

2 июля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 2 июля-9 июля

По сложившейся в Украине традиции, каждая вступительная кампания не похожа на предыдущую. В этом году абитуриентов ждет едва ли не больше всего нововведений за последние годы: в бакалаврате более широкие специальности, документы можно будет подавать только в электронном виде, внеконкурсное поступление заменили квотами, бюджетные места между университетами будут распределять сами абитуриенты.

© © Sputnik/ Алексей Мальгавко

По сложившейся в Украине традиции, каждая вступительная кампания не похожа на предыдущую. 

В этом году абитуриентов ждет едва ли не больше всего нововведений за последние годы: в бакалаврате более широкие специальности, документы можно будет подавать только в электронном виде, внеконкурсное поступление заменили квотами, бюджетные места между университетами будут распределять сами абитуриенты. Если к этому добавить изменения, произошедшие в прошлом году, не будет преувеличением сказать, что за последние два года система поступления на бакалаврат претерпела глубокую трансформацию. 

Как по мне, самым кардинальным изменением, хотя, возможно, не столь ощутимым для самих абитуриентов, стало внедрение нового принципа распределения бюджетных мест, чаще всего называемого на Западе ваучерной системой. 

Раньше именно министерства и ведомства, в чьем подчинении находятся университеты, определяли, сколько каждый из них получит бюджетных мест. После этого абитуриенты, видя, сколько вуз получил бюджетных мест, подавали документы на поступление и соревновались за право учиться бесплатно. Ни для кого не секрет, что критерии качества образования во время такого распределения между университетами бюджетных мест не применялись. Критерий был один: сколько попросил сам вуз, а просил он, исходя из количества преподавательских ставок, которые нужно обеспечить. Был еще дополнительный критерий — приближенность вуза к руководству МОН.

Ваучерная же система предусматривает, что сначала абитуриенты соревнуются за право учиться бесплатно в рамках общеукраинского рейтинга по каждой специальности, а потом те, кто такое право получил, получают условный ваучер, то есть право на бюджетное место, который и приносят самостоятельно в выбранный ими университет. На словах система проста, однако она требует немалой технической подготовки. После завершения приема документов программное обеспечение должно автоматически определять рейтинг каждого поступающего, учитывая: а) заявление абитуриента, выставленные им или ею приоритеты, баллы в сертификатах ВНО и средний балл аттестата; б) требования относительно сертификатов ВНО, выдвигаемые университетом; в) общее количество мест государственного заказа на каждую специальность.

Основное преимущество ваучерной системы — полное устранение министерств и ведомств от процесса распределения бюджетных мест между университетами. Можно спорить, насколько эффективна такая система, однако в украинских условиях этот шаг оправдан: уровень доверия к органам власти приближается к нулю.

Основной риск, которого начали опасаться некоторые университеты, разобравшись в системе, — концентрация бюджетных мест в самых популярных вузах. Университеты, в которых традиционно больше всего заявлений и самые высокие конкурсы, получат больше всего поступающих-бюджетников. Проще говоря, студенты еще больше будут концентрироваться в Киеве, Харькове, Львове и Одессе. При этом менее популярные, региональные вузы, будут стремительно терять абитуриентов. На фоне прогнозируемого еще на три года демографического спада многим из них это может грозить существенными сокращениями. Видимо, дабы приглушить этот эффект, министерство установило определенный "потолок": в нынешнем году каждый университет может набрать всего на 25% бюджетников больше, чем было в прошлом году. 

Это традиционной шаг для нашего правительства: когда исследований, на которые можно опереться, нет, а времени на принятие решения мало, решают сделать среднюю температуру по палате, чтобы никого не обидеть.

 Гипотетически такой риск существует прежде всего для педагогики и медицины, ведь врачи и учителя нужны везде, и потребность в них можно подсчитать, в отличие от потребностей в других секторах. Наверное, поэтому на эти специальности бюджетные места будут распределяться не по ваучерной системе, а по традиционной. Будем надеяться, что Минобразования и Минздрав будут опираться в своих решениях на валидные данные кадровых нужд. Однако темной лошадкой остается концентрация промышленных производств и их возможность впоследствии привлечь студентов из крупных университетских городов. 

С технической стороны до сих пор нерешенными остаются несколько арифметических проблем, которые могут внести нежелательные коррективы в систему. Во-первых, не исключено, что в общеукраинском рейтинге в рамках одной специальности окажутся люди с разными наборами сертификатов. Ведь университеты могут ставить третий сертификат на выбор. Например, в рейтинге на филологию могут соревноваться поступающий с третьим сертификатом по истории, поступающий с третьим сертификатом по математике и поступающий с третьим сертификатом по физике. Так же в компьютерных науках: третьим сертификатом кто-то будет ставить физику, кто-то — иностранный язык, а кто-то — историю Украины. Это проблема, поскольку шкала баллов в сертификатах ВНО относительная, и, следовательно, когда скрещиваются несколько разных относительных шкал, нарушается сама относительность.

Во-вторых, ваучерная система требует, чтобы все ваучеры находились в одном фонде. На данный момент в Государственном бюджете нет единой строки об оплате за обучение на бакалаврате по ваучерной системе. Депутаты традиционно развели эти средства под разные министерства и ведомства. Минобразования своим письмом уже проинформировало, что описанный выше общий рейтинг на специальность будет формироваться в пределах средств каждого ведомства. Проще говоря, право учиться бесплатно было поставлено в зависимость от того, какое из министерств оказалось политически более сильным в декабре 2015 г. и вытребовало для себя больший бюджет. Это, согласитесь, не совсем логичный подход.

Нелады системы с арифметикой — это не самые большие проблемы. О них в Минобразования знают и надеются их в дальнейшем устранить. Но есть вещи, ставящие под сомнение саму целесообразность ваучерной системы, если мы в целесообразность закладываем возможность достичь желаемого эффекта. Желаемый эффект, напомню, немного упрощая, — чтобы именно лучшие университеты получали больше бюджетных средств и предоставляли качественное высшее образование как можно большему количеству студентов. То есть до сих пор государство не могло с этим справиться, и потому, мол, мы доверим эту задачу самим абитуриентам.

Однако, кроме программного обеспечения, для ваучерной системы нужно создать несколько важных условий. Во-первых, абитуриент должен стремиться получить именно качественное образование и уметь отличить его от подделки, скрытой за громкой рекламой. Во-вторых, государство должно финансировать каждый ваучер согласно тем затратам, которые будет стоить университету предоставление действительно качественного высшего образования.

Начнем со второго. На сегодняшний день в Украине нет единой согласованной системы измерения затрат на подготовку специалистов по разным специальностям. В нескольких странах ЕС, например, в Польше, Чехии, Румынии, в некоторых землях Германии и Шотландии, такой подход есть. Там стараются создать условия, чтобы университет получал средства согласно его затратам на качественное образование. Отсюда формируется определенная шкала с 3–4 уровнями затратности. Упрощенно ее можно передать следующим образом: на первом — преимущественно общественные и гуманитарные науки, на втором — преимущественно инженерные и естественные, на третьем или четвертом — преимущественно медицинские и артистические специальности.

В Украине шкалы нет, зато действует политический лоббизм. Количество средств, которое получит вуз, зависит от того, насколько влиятелен его ректор, а чаще всего — министерство, в чьем подчинении находится университет. Отсюда — подготовка одного медика за бюджетные средства обходится едва ли не дешевле всего. А подготовка экономистов, международников, менеджеров или туризмоведов в вузах, подчиненных Минкультуры, — стоит вдвое больше, чем упомянутых бюджетников на врачебных специальностях. Следовательно, государство не финансирует и не будет финансировать каждый ваучер согласно необходимым затратам. К сожалению, общество и политики слишком привыкли к популизму и думают прежде всего о количестве бюджетных мест, а не о том, какое за ними следует качество.

Теперь перейдем к первому условию. Опрос аналитического центра CEDOS и Gfk Ukraine свидетельствует, что большинство студентов, поступая в университет, имели положительную мотивацию. В вопросе множественного выбора 51% респондентов ответили, что получают высшее образование, чтобы найти хорошую работу, 38% избрали личное и интеллектуальное развитие, 32% пришли за дипломом (что не обязательно может означать негативную мотивацию), 8% пошли в университет под давлением родителей, 6% хотели переехать в другой город. Итак, с уверенностью можно сказать, что негативная мотивация если и есть, то у меньшинства студентов. Большинство настроены получить благодаря высшему образованию хорошую работу и интеллектуальное развитие — желания вполне адекватные.

Однако насколько высоки шансы реализовать такую мотивацию? Могут ли абитуриенты получить необходимую информацию? Опрос показал, что 59% студентов не хватало той или иной информации при выборе университета. Например, 22% отметили, что им не хватало информации о перспективах трудоустройства после окончания того или иного университета. Другой опрос показал, что, выбирая специальность, студенты были еще больше растеряны. Необходимой информации о специальности не хватало как минимум 62% опрошенных студентов. Вследствие этих и некоторых других обстоятельств только 58% студентов планируют работать по специальности.

Можем констатировать, что у абитуриентов нет достаточно информации и умений для выбора университета и специальности. Другие исследования тоже подтверждают эти выводы. То есть еще одно из двух ключевых условий, необходимых для достижения желательного эффекта от ваучерной системы, не создано.

Трудно представить себе высшее образование США, где во многих штатах действует похожая на ваучерную или собственно ваучерная система, без рейтингов трудоустройства выпускников разных университетов. Причем за чистотой этих рейтингов иногда следят даже органы прокуратуры. Если большинство абитуриентов идет в университет, чтобы потом получить хорошую работу, то государство должно предоставить валидную информацию и способствовать адекватному использованию этой информации, проще говоря — сделать так, чтобы люди умели ею пользоваться.

В начале июня Аналитический центр CEDOS обратился к Минобразования с предложением ввести в Украине автоматизированный сбор информации о траекториях выпускников на рынке труда. Техническая сторона вопроса несложная, не надо собирать анкеты и носить справки, все сделает компьютерная программа. При соответствующей политической воле Минобразования и нескольких других министерств и методологической точности, Украина наконец-то сможет обеспечить поступающих и всех желающих необходимой информацией. 

Кроме этого, CEDOS предложил Минобразования запустить национальное ежегодное анкетирование студентов. Удивительно, что до сих пор не была внедрена система постоянной связи со студентами, теми, кто может рассказать едва ли не больше всего о реальном состоянии образования. Лучше всего для такого анкетирования подойдет система персональных электронных кабинетов, ключи от которых будут только у студентов. Сейчас такие кабинеты есть только у абитуриентов на этапе подачи документов, и если бы после зачисления студент оставлял кабинет за собой, с ним или с ней можно было бы наладить непосредственную связь. 

Здесь нужно предостеречь, что у большинства студентов есть опыт обучения только в одном заведении высшего образования, следовательно, они не могут полноценно его сравнить с другими, и потому было бы напрасным просить студентов ранжировать качество их программ. Вместе с тем студенты вполне могут ответить на вопрос о наличии или отсутствии определенных явлений, например, об отдельных элементах академической добропорядочности, доступности преподавателей, обеспечении системы выбора дисциплин, смешанных форм обучения, онлайн-образования, работы определенных сервисов, возможностей международного обмена и т.п. 

То есть, опять же, нужно принять политическое решение на уровне Минобразования, и со временем абитуриенты получат возможность опираться на репрезентативную информацию о высшем образовании в тех или иных вузах непосредственно от самих студентов. 

Двигаемся ли в правильном направлении? Возможно. Делаем ли мы все необходимое, чтобы это движение было продуманным и дало максимальный результат? Вряд ли. Так будет до тех пор, пока у власти не появятся желание и возможность заглядывать на год-два вперед. А пока приходится исправлять ошибки, которых изначально не должно было быть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно