ЧТО ПРИДЕТ НА СМЕНУ ИНДУСТРИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ?

23 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

…Одержимый программист убежден, что … любой аспект жизни в конечном счете можно объяснить в программных терминах...

Сергей Кучинский
Сергей Кучинский

…Одержимый программист убежден, что … любой аспект жизни в конечном счете можно объяснить в программных терминах.

Дж. Вейценбаум

Эпоха информационных технологий (IT) пришла на смену индустриальному обществу с его лидерством массового производства товаров вовсе не неожиданно. Фраза Генри Форда «Потребитель может выбрать автомобиль любого цвета, если этот цвет черный» была олицетворением массового индустриального производства. Но уже переход от исключительно черных «фордов» к производству разноцветных автомобилей намекал на будущий приход информационных технологий, так как при выпуске более индивидуализированных товаров информационная составляющая производства возрастает. Уже тогда были возможности предвидеть развитие, а затем и лидерство IT.

Тот же Уильям Гейтс-младший, не желая повторить ошибку с Интернетом, вкладывает деньги в потенциальных могильщиков IT. Судя по тому, какие именно инновации он выбирает для инвестиций, Уильям Гейтс сделал ставку на биотехнологии и контент (содержание) Интернета. И он прав. Но лишь отчасти.

Можем ли мы здесь и сейчас сделать прогноз: где, в каком направлении произойдет следующий прорыв? Какая технология отберет лидерство у компьютерно-коммуникационной сферы? Что сделает IT индустрию всего лишь «одной из многих» наравне с животноводством и автотранспортом? Где собираются сегодня новаторы и мультимиллиардеры 2020-х годов? И самое насущно-утилитарное. Если такое место есть в Украине, то нельзя ли нам к этим людям присоединиться?

Воспоминания
о будущем

Как говаривал янки из Коннектикута, предсказывать на тысячелетия может каждый, гораздо труднее предсказывать на более короткий срок. Тем не менее даже скачкообразные тенденции развития технологии можно просчитать. Это нетрудно сделать в тех случаях, когда скачок уже произошел, но новое направление еще не набрало силу, не вышло на всеобщее обозрение. Так, большинство глобальных тенденций, выявленных Джоном Несбиттом в его знаменитых «Megatrends» в 1982-м, подтвердились в 2000-м. А ведь Несбитт «всего лишь» проанализировал два миллиона газетных статей. Попробуем и мы заглянуть в будущее.

Итак, можем предположить, что смена парадигм произойдет очень скоро. Это связано со все ускоряющимся развитием технологии. Информационно-компьютерному обществу отпущены всего десятки, а не сотни лет, как его индустриальному предшественнику.

«А куда же тогда», спросит эгоистичный читатель, денемся мы, крутые компьютерные парни?» А все туда же, отвечу я, куда делись в свое время другие крутые парни — водопроводчики и дорожные строители Древнего Рима, куда делись великолепные шоферы и пилоты в кожанках начала ХХ века. Компьютерщик станет рабочей профессией, а за подвал с железными серверами будет отвечать управдом.

Вероятнее всего новое направление будет связано не столько с успехами, сколько с узкими местами IT. Так же, как сами они во многом были неожиданным ответом на наболевшие вопросы старой индустрии. Значит, необходимо определить, какие элементы сильнее всего тормозят нынешние системы производства и управления. Но об этом ниже.

Не нужно быть Нострадамусом, чтобы предcказать: грядущая технология-лидер будет иметь отношение к коммуникациям. И опять же новое направление должно устранить узкие места в этой области.

Наблюдая за тенденциями развития общества и производства, можем без особого риска спрогнозировать, что информационная, мягкая составляющая в рождающейся индустрии-лидере будет занимать еще большее место, чем в нынешних IT.

Куда уж больше, ведь уже сейчас стоимость программ составляет не менее 80% в средней IT системе? — спросит искушенный компьютерный читатель. Есть куда. Но подробнее об этом чуть позже.

На пересечении названных прогнозов поищем направление, которое определит развитие общества, производства и бизнеса в 20-х годах XXI века.

Промедление смерти подобно!

Теория систем утверждает: наиболее гибкий элемент системы становится ее управляющим элементом. Например, в системе «двери» таким элементом является дверная петля. До настоящего времени наиболее гибким и, следовательно, управляющим, главным элементом технологических систем был человек. В последние десятилетия, благодаря ускоренному развитию технологий и трудностям, связанным с собственным переучиванием, человек становится все менее гибким элементом. Следовательно, он уже не может эффективно управлять, а способен лишь реагировать на запросы систем. Это одна из причин «вымывания» человеческого элемента из систем принятия решений все более высокого уровня — от управления электростанциями до большой политики.

Сейчас это противоречие кое-как решается все ускоряющейся заменой человеческих элементов на «еще более свежие». Выпускник Гарвардской школы бизнеса или специалист по программированию на Ассемблере или Фортране, не может отвечать требованиям соответствующей системы бизнеса или IT уже через пять лет после завершения своего обучения. Без переобучения он устаревает и подлежит замене на нового. Знакомая картина для компьютерщика. Кому нужен роскошный PC-386 с Word-5 пятилетней давности?

Лишь немногие счастливчики успевают тем или иным способом переучиться на новую специальность или обновить квалификацию по старой. Остальные «вымываются» на менее ответственную и ниже оплачиваемую периферию своей профессии. Основными препятствиями к переучиванию являются факторы времени и сомнительного результата. И еще предубеждения: считается, что современными методами человек (ребенок и взрослый) должен обучаться и переучиваться долго, трудно и без гарантии.

Если сравнить повышение квалификации человека и программный апгрейд компьютера, то второй явно выигрывает в скорости и предсказуемости результата. До тех пор пока хардвер не начинает ограничивать, на компьютер в считанные минуты можно копировать новые и более эффективные программы.

В отличие от PC человек пока обладает неограниченным запасом «вычислительной способности». И здесь проблема не в ограничениях хардвера-мозга (хардвер — это компьютерное железо), а проблема в отсутствии дружественного и эффективного интерфейса для произвольного вызова или копирования поведенческих программ каждого человека. Мы не можем себе позволить, как это делалось тысячелетиями, программировать каждый человеческий компьютер в течение 5—10—15 лет с помощью существующей системы образования и повышения квалификации. Нам нужен интерфейс (удобный посредник), который позволит вводить нужные поведенческие программы за несколько часов, максимум — дней и недель.

На последней конференции в Давосе лидеры политики, бизнеса и науки современного мира в числе важнейших обсуждали проблемы, связанные с увеличением продолжительности жизни. Ребенок, родившийся сегодня в развитой стране, будет жить в среднем 80—90 лет. Что делать с таким человеком, если он как элемент производственной системы, как элемент общества морально устаревает к сорока годам? Будь это компьютер — прямая дорога ему на свалку...

Раньше, при продолжительности жизни в 60 лет, можно было позволить себе обучиться-запрограммироваться один раз и навсегда. Этого запаса могло хватить на 15—20 лет работы на медленно ползущем в будущее «переднем крае» производства и управления. Другое дело — сейчас. Специалист начинает переучиваться сразу же после окончания первичного обучения. Что обществу делать с армиями не успевших переучиться 35-летних работников, полных сил и энергии и проживших всего треть своей жизни? Ранняя пенсия? Эвтаназия 40-летних по признаку «устарелые навыки и образование»? Искусственные рабочие места в сфере обслуживания? В любом случае человек перестает управлять системой производства и распределения и становится ее обузой. Значит, на повестке дня быстрое программирование человека.

Здесь мы переходим, наконец, от проблемы к формуле решения. К бескомпьютерному программированию и коммуникациям. К программированию самых мощных и дешевых устройств обработки информации. К универсальному интерфейсу для доступа и управления ресурсами человека. К нейролингвистическому программированию (НЛП).

Назад,
к компьютерной метафоре человека!

Целью, с которой лингвист Джон Гриндер и психолог Ричард Бендлер из калифорнийского университета в Санта-Круз начинали свои изыскания в 1972-м, было научиться массовому копированию поведения нескольких, преуспевающих в своих областях специалистов. Оба классика НЛП возлагали большие надежды на использование компьютерной метафоры, предложенной психологам тогдашней кибернетикой.

Копирование поведения удалось, но результат получился намного более глобальным, чем ожидалось. Были стандартизованы типы данных и найден эффективный доступ к логическим операторам языка мозга. Появилась возможность быстро «переписывать» шаблоны поведения, модифицировать способности, а позднее и казавшиеся незыблемыми убеждения. Были найдены способы выявлять стратегии поведения и мышления талантливых и преуспевающих (вообще-то, любых) людей и быстро копировать обнаруженные программы в мозг другого человека. Были стандартизованы способы для перевода человека в интерфейсные состояния повышенной восприимчивости к программированию. Hаработаны библиотеки стандартизованных программ и алгоритмов успешного поведения. Хотя сборник основных алгоритмов, подобный «Искусству программирования для ЭВМ» Кнута для НЛП пока еще не издан.

«До настоящего времени, — говорят классики НЛП, — мозг напоминал сложный бытовой прибор или компьютер, который достался нам без инструкции пользователя». С появлением НЛП мы получили такую инструкцию. То, что считалось ранее невозможным, например, быстрое обучение новым навыкам и способам поведения, межчеловеческие коммуникации без потерь информации, становится доступным и простым.

Память, сознание, подсознание любого человека рассматриваются НЛП, как участки «карты». Карта выглядит как слабо структурированная смесь данных и программ поведения, представляющая из себя личную модель мира. Физически «карта», видимо, ближе к т. н. firmware, чем software, т.к. она легче перепрограммируется после ввода человека в специальные интерфейсные режимы. Похоже, в модели НЛП язык мозга плохо различает области данных и программ, чем и похож на низкоуровневые компьютерные языки типа Ассемблера или машинного кода. К областям этого firmware, которые можно изменить либо дополнить более эффективными программами, относятся модули поведенческих шаблонов, способностей, убеждений. «А как же моя свобода воли? Как же неприкосновенность моей личности?», — спросит читатель и будет прав. До некоторой степени.

Хотим мы этого или не хотим — мир программирует нас. А мы — кто во что горазд — пытаемся программировать себя и окружающих.

До сих пор нам приходилось жить с тем набором программ (шаблонов поведения, способностей, убеждений), которые «бог послал» в первые годы жизни. А насколько мы довольны тем, как запрограммировали нас семья, школа, общество, судьба, в конце концов? В вечных жалобах типа «…чому не лiтаю?» ощущается неполная удовлетворенность человека своими софтвером и хардвером.

Как нам обустроить себя

Что отличает людей особенно успешных (будь это бизнес, искусство, общение и проч.) от других, менее успешных? Программы поведения и мышления. НЛП утверждает: каждый здоровый индивид способен быстро научиться тому, что уже сумел освоить хотя бы один человек в мире.

Предположим, вы научились программировать себя и можете теперь скопировать программу уверенности в себе или добыть себе модуль эффективного общения или правильного ведения бизнеса (скажем, скопировать умение «делать деньги» у Билла Гейтса). Как на курсах повышения квалификации, только гораздо быстрее. Станете ли вы настаивать на неприкосновенности своей драгоценной личности? Тем более что ее компоненты вы сами себе до сих пор не выбирали и программировали вас из наилучших побуждений программисты-дилетанты. В конце концов самые явные «ошибки» неумелого программирования человека «исправляют» тюрьмы и наркодиспансеры.

Кто лучше вас самого сможет позаботиться о сохранности и развитии ядра вашей личности, защитить ее от несанкционированного программирования обществом, школой, рекламой и т. д. Каждый человек сам должен быть волен решать, как ему обустроить себя, а для такой свободы нужна грамотность. Но доступна ли грамотность в программировании себя и других людей для каждого?

Конечно. Базовые техники НЛП не менее просты в освоении, чем навыки работы в DOS. На Западе процветают тренеры, приспособившие элементы «серьезного» НЛП для рядового обывателя. Основные приемы управления собой и эффективного общения могут и должны осваиваться уже во втором-третьемм классах школы.

Важно здесь и то, что старые способы поведения не теряются, а по-прежнему остаются при вас. Появляется лишь свобода выбора, какую из программ поведения применить в жизненной ситуации.

По существу, НЛП — это, в первую очередь, новый метод обучения, только во много раз эффективнее и быстрее традиционных. «Научиться вовремя вставать на работу», «Научиться эффективной постановке целей себе и подчиненным», «Стать уверенным в себе», «Научиться планировать время с удовольствием», «Научить жену экономить» — все это неформальные спецификации для разработки и установки программ.

Компетентность
«под ключ»

Спрос рождает предложение. Неспроста НЛП с его возможностями быстрого обучения-программирования человека приобрело популярность именно сейчас.

Выпускник современной школы по своему набору знаний и навыков превосходит гениев прошлого. Период, за который достижения первооткрывателей осваиваются обычным человеком, сокращается. Если между изобретением письма и всеобщей грамотностью прошли тысячи лет, то на проникновение теории относительности в курс 9-го класса школы ушло всего 40—50 лет. Но и это слишком долго.

Обучение человека какому-либо успешному поведению до настоящего времени можно сравнить с разработкой программы Word или Excel заново для каждого отдельного PC. В отличие от записи уже существующих программ на «железный» компьютер, обучение человека проходит медленно и не дает достаточной гарантии результата.

А нельзя ли здесь и сейчас? Быстро, по своему желанию и с известным результатом? Как только Билл Гейтс нашел свою победную стратегию бизнеса, можно ли было тут же скопировать ее в мозг массового предпринимателя? «Можно», — отвечает НЛП. Для этого следует использовать язык программ-стратегий человеческого мозга и интерфейсы, позволяющие эти программы реассемблировать и копировать. Что и делается. Кстати, судя по информации из Интернета, именно сейчас ведущие специалисты НЛП завершают обработку программы бизнес-поведения Билла Гейтса. Несколько месяцев назад в Москву приезжал со своим семинаром по моделированию создатель, видимо, наиболее солидной библиотеки программ-моделей — Дэвид Гордон.

Уже сейчас НЛПеры со стажем могут похвастаться освоением длинных перечней трудно совместимых профессий и навыков. Вроде высокоуровневой хирургии, профессионального программирования, вождения самолетов, политических PR, живописи и проч.

Этот успешный опыт быстрого приобретения компетентности «под ключ» указывает нам на то, какой, вероятно, будет модель образования лет через десять-пятнадцать.

Сейчас мы имеем 10—12-летнюю школу плюс 2—5-летний колледж либо университет. При наличии быстрых методов обучения более естественным будет 3—5-летний модуль, посвященный, на основе PostNLP, построению-настройке интерфейса учащегося для дальнейшего эффективного ввода учебных программ и самомотивации. Далее интенсивное освоение основ общей культуры — этики (через литературу или другим способом), математики, языков. Затем учащийся сможет в течение всей жизни сам выбирать модули профессиональной компетентности и успешного поведения по интересующим его темам.

В поисках неиспорченного телефона

Кто из нас не сетовал неоднократно на то, что коллеги, начальство, подчиненные его «не понимают». Общаясь через океаны по какому-нибудь «3-D видео- интернет-телефону», сочиняя электронные письма, люди точно так же не понимают друг друга, как и сидя «глаза в глаза» в комнате совещаний.

Одним из наиболее слабых мест в управленческих системах является современный уровень человеческих коммуникаций. Стоит ли вкладывать все новые сотни миллионов в развитие интернет-технологий или IP-телефонии, если до 80% содержания обычной межчеловеческой коммуникации тут же теряется, в первую очередь, из-за некомпетентного общения, а еще до 80% оставшегося исчезает вследствие несовершенства человеческих способов запоминания и систематизации?

Прошло всего 5—10 лет после того, как знаменитые «семь уровней сетевых протоколов» подвели черту под неразберихой и «непониманием» в общении между компьютерами, и НЛП подошел к выработке стандартов оптимального общения собственно между людьми.

В бизнесе, например, команда специалистов, обученная элементарным стандартам эффективной межчеловеческой коммуникации, понимающая друг друга с полуслова, приобретает, благодаря эффекту синергии, гораздо больше, чем от бесконечного наращивания телекоммуникационных возможностей.

Везде, где нужна высокая эффективность человеческой коммуникации, начиная с мозгового штурма, школьного обучения, обсуждения научных концепций, беседы по душам и заканчивая рекламой или полицейским дознанием, базовые техники НЛП могут существенно ускорить и облегчить получение результата.

Маркетинг: интерфейсы начинают и выигрывают

На чем сделал свое состояние Уильям Гейтс? Продукт плюс маркетинг. Вернее, маркетинг плюс продукт.

Что же это за продукт с точки зрения маркетинга? По большому счету, все ведущие продукты «Гейтс и Ко» являются в большей или меньшей степени интерфейсами (посредниками). Интерфейсами к ресурсам самого дешевого и распространенного (а так ли это?) устройства обработки информации. Та же DOS может рассматриваться как интерфейс пользователя и разработчика к таким ресурсам «универсального вычислителя», как WordStar или VisiCalc или к низкоуровневым процедурам ввода-вывода. Последующие интерфейсы типа Windows и даже IE становились все более легкими в освоении (вплоть до домохозяек) и все более дешевыми (вплоть до «бесплатных»). Кажется, это уже стало аксиомой маркетинга, что самые богатые люди на Земле делают свои состояния на наиболее дешевых товарах массового спроса.

Итак, «Гейтс и Ko» оседлал универсальные интерфейсы, обеспечивающие доступ к ресурсам и потенциалу «универсального переработчика информации» для широких масс. Даже его первый продукт — Бейсик для «Альтаира», как и любой язык, стал интерфейсом к ресурсам персонального компьютера.

Появление универсальных интерфейсов типа DOS резко облегчило создание новых и копирование уже существующих программных ресурсов и тем самым стимулировало развитие аппаратной базы. С появлением универсальных интерфейсов (ОС) любой новый IT продукт приобрел шанс удовлетворить потребности уже не узкого круга корпоративных заказчиков, а многомиллионного сегмента SOHO и персонального потребителя. При таких массовых продажах базовые затраты на разработку продукта становятся ничтожно малыми в пересчете на единицу товара. Следовательно, можно еще снизить цену единицы при сохранении общей прибыли и тем самым сделать товар еще более массовым. Возникает разворачивающаяся спираль разработки и продажи, происходит софтверный взрыв. Естественно, такой взрыв мог произойти лишь при условии начальной концентрации в отдельных областях хозяйства дешевых универсальных Apple и IBM совместимых PC.

Попытаемся сравнить ситуацию в бескомпьютерном программировании с периодом начала расцвета рынка IT. С точки зрения маркетинга имеем ли мы для него достаточно массовую базу недорогих «универсальных переработчиков информации»? Да. По тридцати триллионов нейронов в шести миллиардах черепов. Имеются ли у этих «переработчиков» какие-либо ценные ресурсы, которые желательно воспроизводить, комбинировать, копировать, объединять? Да. Это любые программы успешного поведения и навыков в бизнесе, в профессиях, в быту. Обеспечить массовое воспроизведение этих ресурсов, связать хотя бы часть из этих шести миллиардов суперкомпьютеров эффективными коммуникациями, способностью понимать друг друга с полуслова — вот задача Операционной Системы к человеку.

В виде стандарта «NLP Practitioner» мы уже имеем прототип такой операционной системы. На очереди разработка еще более дружественного к «человеку с улицы» интерфейса к ресурсам homo sapience. Такого, как Windows или MacOS. Под ресурсами здесь подразумеваются все наработанные людьми программы успешного поведения и мышления. Такая ОС будет пригодна для быстрого обучения человека чему угодно. Здесь прежде всего интересны возможности произвольного доступа к комбинированию собственных ресурсов, копированию успешного поведения других людей, эффективным межчеловеческим коммуникациям. Насколько возможно судить сегодня, этот интерфейс, назовем его «PostNLP», будет состоять из еще более стандартизованных и упрощенных процедур доступа к firmware «карты» человека, еще более эффективной модели языка программирования мозга. Такой набор (своего рода SDK) позволит массе разработчиков принять участие в наработке специализированных программ и интерфейсов к человеку. В этом продукте очень важно сохранить и развить «экологическую» составляющую НЛП. Экологичность в понимании НЛП — это учет возможных нежелательных результатов программирования человека и обязательное моделирование их предотвращения.

Как и на рынке компьютерных программ, в группу продуктов-бестселлеров будущего скорее всего войдут программы-интерфейсы, позволяющие управлять собственными ресурсами каждого человека, затем интерфейсы для копирования успешных программ поведения у окружающих, далее — интерфейсы для эффективного межчеловеческого общения (в первую очередь в бизнесе).

Будет ли один из этих продуктов называться PostNLP или Windows 2020? Стоим ли мы на пороге бескомпьютерного общества? Будущее покажет.

Кто виноват
и что делать?

Пока не виноват никто, ведь поезд еще не ушел. НЛП сейчас находится в той самой полулюбительской стадии, в которой компьютерная отрасль находилась в подростковые времена Билла Гейтса и Пола Аллена. А значит, шансы на успех пока есть у всех.

Более того, программисту, да и вообще пользователю компьютера, легче освоить НЛП в его нынешней форме, чем среднему «простому» человеку. Это связано с тем, что в НЛП очень сильны шаблоны, заданные классиками еще в 70-е годы при первом применении компьютерной метафоры к человеку, и, особенно, идея реассемблирования программ поведения.

Итак, учиться, учиться и еще раз учиться. Пройти курс у толкового тренера НЛП. Желательно, у тренера с реальным опытом бизнеса, маркетинга, «обычных» информационных технологий. В этом случае вам, как компьютерщику, будет легче перейти от программирования «железа» к программированию себя и других людей. Если такой возможности нет — присоединиться к одной из групп, изучающих НЛП неформально.

Как можно скорее научиться программировать себя и других, сделать свои бытовые и профессиональные коммуникации действительно эффективными. Это тем более доступно потому, что, в отличие от компьютерного программирования, не требуется никаких затрат на «железо». Наши суперкомпьютеры — мы сами и окружающие нас люди — всегда под рукой и всегда самые современные. Операционной системой вместо Windows станет минимальный набор навыков NLP Practitioner. А отдача от программирования себя и для себя, уж поверьте, гораздо больше, чем от работы с любым, пусть самым крутым «железным другом».

P.S.: Когда я попытался объяснить девятилетней девочке, что такое НЛП, она заявила: «Да, это здорово, но ты не рассказывай, а лучше покажи». Я запрограммировал ей модуль, вызывающий вкус ее любимого ванильного мороженого. Девочка неумеренно пользовалась программой несколько недель, а затем затерла слишком частым употреблением «не по делу». Зато теперь она знает, что нейролингвистическое программирование — это по меньшей мере вкусно!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно