Что делать для спасения естественно-математического образования в средней школе

20 декабря, 2019, 16:46 Распечатать Выпуск №49, 21 декабря-26 декабря

Развитые страны, серьезно формулирующие цель роста ВВП за определенный период, не забывают указать, за счет чего они собираются достигнуть этой цели. 

© Pixabay

В частности, есть любопытное исследование, содержащее прогноз, что рост на один процент количества работников, задействованных в STEM, то есть в науке, технологиях, инженерии и математике, за 20 лет прибавит 57,4 млрд долл. к ВВП Австралии.

Откуда взять этих специалистов? Это задачи для системы образования — высшей и профессионально-технической. Но фундамент, конечно, закладывается в школе. Следовательно, достижение цели экономического роста формулируется, в частности, в сроках задач и ориентиров для системы школьного образования.

В течение нескольких месяцев я посетила ряд городов Украины и общалась с десятками учителей и других специалистов образовательной сферы. Разговор этот хотя и очень непростой, но вдохновляет. Несмотря на годы провалов государственной политики в сфере образования, отсутствие преемственности и эволюционного развития системы образования как единого целого, огромную неоднородность отношения к образованию на местах и ряд непроговоренных общественных травм, люди делают невероятное. На собственном энтузиазме и за счет собственных ресурсов пытаются дать детям все самое лучшее и интересное. Где-то — в рамках государственной программы, где-то — игнорируя ее. Где-то — в плодотворном сотрудничестве и партнерстве с местной властью, где-то — вынуждено борясь с ней, не получая никакой помощи. Порой — в условиях благоприятных, часто — наоборот. 

Следовательно, весь этот титанический труд, а также популяризация естественно-математических дисциплин, науки и даже самой ценности знаний держится на индивидуальном энтузиазме, он не может привести к изменениям национального масштаба. Более того, все это направляет людей, которых удалось заинтересовать, в никуда. Ведь возможности украинской экономики привлекать высококлассных специалистов STEM-профиля — от ученых до инженеров — очень ограничены. Это долгая история, но краткий ее итог следующий: у государства должна быть стратегия развития и понимание, за счет чего это развитие будет возможным. А пока этого нет, все разговоры власти о реформе образования и науки, как и, к сожалению, усилия энтузиастов по популяризации образования и науки, будут иметь очень ограниченную эффективность.

Отчасти отсюда вытекает часто упоминавшаяся на встречах с учителями проблема нехватки мотивации учеников. Конечно, первая составляющая мотивации — интерес самих учеников. Детям должно быть интересно. И это не о бесконечных развлечениях и упрощении. Это о том, чтобы показать, насколько мир — во всех его проявлениях — прекрасен. О том, чтобы показать, что мир, во всех его проявлениях, единственный и в большей степени может быть познанным. Интересно, но сложно. Сложно, но интересно. И мы получаем вечный двигатель желания разбираться и копать вглубь, что важно для любой деятельности. 

А вторая составляющая мотивации детей к изучению непростых естественно-математических дисциплин зависит от родителей. Хотя, скорее, сейчас речь идет о демотивации. Ведь родители смотрят на структуру рынка труда, на окружающую их реальность, на наполнение публичного дискурса. Значительный интерес к естественно-математическому образованию может быть только результатом системной государственной политики в ряде сфер, лежащих вне системы образования. А следовательно, говоря об инструментах и реформе образования, надо четко понимать: если Украина не двигается в направлении развития экономики знаний, если государство четко не артикулирует соответствующие амбиции и не работает над соответствующими приоритетами, такой разговор будет напрасным.

Что же со всем этим делать? Возьмем за данность, что в масштабах национальных потребностей в ближайшее время на все средств не хватит. Поэтому меры должны быть настолько продуманными и системными, чтобы максимальный эффект мы смогли получить и при имеющихся инвестициях.

Первое. Нам необходима разумная концентрация ресурсов, диверсифицированные инструменты их распределения и долгосрочная стратегия на основе данных.

Рассмотрим для примера проблему материально-технического обеспечения школ. В контексте естественно-математического образования — это прежде всего оборудование для лабораторий. Мы знаем, что в масштабах страны его очень не хватает для полноценной реализации даже базовой программы. Правда, государство сейчас не собирает достаточно основательной статистики, чтобы понимать реальное наполнение, которое очень варьируется от школы до школы. Надо наладить сбор таких данных. Наше участие в PISA — это огромный шаг к созданию массива данных о нашей системе образования, но для принятия решений и отслеживания эффективности их внедрения необходимы также и внутренние инструменты.

Проконсультировавшись с лучшими учителями, надо уточнить типовой перечень необходимого оборудования. После этого — сформировать стратегию наполнения школ всем самым необходимым и надлежащего качества. Затратные материалы могут и должны закупаться на самом низком уровне — в школе, при потребности. Но базовое оборудование для удешевления стоимости закупки, контроля качества, предотвращения коррупционных афер и обеспечения прозрачности следует закупать на национальном уровне.

Конечно, все процедуры должны быть прозрачными и защищенными, с минимумом бумажной нагрузки на конечного потребителя, что, в частности, означает осуществление закупок на национальном уровне. И только при наличии разных опций концентрации ресурсов на местах можно будет разумно развивать уже существующие сильные центры вместо того, чтобы везде начинать с нуля. Где-то наращивание инфраструктуры для естественно-математического образования должно происходить на базе естественнонаучных лицеев, где-то — путем создания межшкольных ресурсных центров, где-то — в форме центров науки. Во всяком случае, базовым должен быть принцип доступа максимального количества учеников всего города (по календарному графику) и учителей, что очень важно для обучения и расширения горизонтов. Создавая центры науки, одновременно можно развивать интересные для более широкой общественности экспозиции и использовать их для более масштабного просвещения.

Или рассмотрим дефицит учителей естественно-математических специальностей, уже очень ощутимый по всей стране. Да, должно быть "долгое" решение с просмотром содержания и формата педагогического образования, с привлечением к профессии умных и мотивированных людей. Но должно быть и быстрое. Где-то, где уже сейчас необходимо временное замещение вакансий учителей, государство должно предложить набор инструментов, которые не заменят учителя, но создадут реальную возможность учиться для детей, оставшихся без физики или биологии. Это может быть электронный контент и дистанционное сопровождение тьюторов, могут быть оплачиваемые командировки желающих учителей и специалистов для проведения интенсивных курсов в школах, где нет учителей соответствующего профиля.

Второе. Принципиальным принципом должно стать создание возможностей для развития тех, кто способен и хочет учиться. Это означает предоставление более широкого уровня автономности — как педагогической (академической), так и финансовой (для школ) — по крайней мере как опции для желающих. Если новый закон о полном среднем образовании, который вскоре должны рассматривать в Верховной Раде, не предоставит этих возможностей, мы вновь зацементируем необходимость действовать "вопреки". А это путь в никуда. Тот же принцип и с повышением квалификации учителей. Если система в целом — от предоставляющих такие услуги до педсоветов школ — не сделает его инструментом персонального роста учителя, инструментом получения необходимых и интересных навыков и знаний, разговор об изменениях в естественно-математическом образовании тоже будет безрезультатным.

Третье. Важно серьезно и системно проработать содержание естественно-математического образования в школе. Речь идет и об интегральном подходе к программе школы в целом: согласование разных дисциплин между собой — во времени и глубине; сбалансирование по классам изучения; налаживание междисциплинарных мостиков без интеграции дисциплин. Надо добавить научные знания — актуальные и очень интересные — к программе естественных наук. Как и показать практичность математики в жизни с помощью примеров из других дисциплин или жизненных задач. Так же и в социогуманитарных дисциплинах должен появиться компонент обработки данных, анализа и примеров применения в них научных методов. Из всего этого вытекает, что серьезный пересмотр содержания очень нужен. Но — принципиально! — это должно быть возложено на тех, кто способен это делать: учителей-практиков, касательных специалистов, настоящих научных работников естественно-математического и других направлений.

Следовательно, общение с учителями и изучение существующих проблем дает возможность сформулировать ряд решений, увидеть невозможность создания универсальных инструментов и потребность предлагать набор для оптимального выбора на местах. Но для этого должно произойти главное — изменение способа формирования и принятия государственных решений. Должны приобщаться специалисты. Должны ставиться амбициозные и сложные задачи, время которых уже давно пришло. 

Естественно-математическое образование в школе должно стать более современным, более научным, междисциплинарным, обеспеченным материальной базой. Но это должно быть частью общей истории развития в Украине экономики знаний, где такое образование будет важным и затребованным.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно