ЧЕТЫРЕХБАЛЛЬНАЯ, ДВЕНАДЦАТИБАЛЛЬНАЯ... А КАК НАСЧЕТ N-БАЛЛЬНОЙ?

12 октября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 12 октября-19 октября

Попытка Министерства образования и науки ввести в школах Украины двенадцатибалльную систему оценки знаний вместо привычной четырехбалльной (5-4-3-2) породила немало проблем и противоречий...

Попытка Министерства образования и науки ввести в школах Украины двенадцатибалльную систему оценки знаний вместо привычной четырехбалльной (5-4-3-2) породила немало проблем и противоречий. До сегодняшнего дня снять их остроту не удается. Недавно телеканал «Интер» в очередной раз напомнил, что, помимо прочего, теперь возникла еще и проблема согласования двенадцатибалльной системы, по которой должны оцениваться знания школьников, с прежней четырехбалльной системой, пока существующей в украинских вузах. Значит ли это, что и преподавателям вузов теперь «сверху», в приказном порядке, будет велено перейти на двенадцатибалльную систему оценок? Степень психологического дискомфорта преподавателей, связанного с этой очередной «революцией сверху», трудно себе даже представить…

Между тем с определенной точки зрения вопрос о том, «какая система лучше», может оказаться мнимым, а необходимость диктовать в приказном порядке одну-единственную шкалу оценок всем педагогам Украины может отпасть сама собой. Все, что для этого требуется, — применить в данной области принцип «единства в многообразии» и вместо единой универсальной системы оценок принять универсальные правила «конвертации», позволяющие переводить полученные результаты из любой шкалы оценок в любую другую.

 

Задача эта не столь сложна, как кажется. Один из вариантов ее решения был найден в Донецком гуманитарном институте Донецкого национального университета еще в 1992 году и успешно апробируется нами вплоть до настоящего времени. На правах автора первоначальной идеи кратко изложу ее сущность.

Начну с анализа нашей традиционной четырехбалльной системы. Почему, собственно, она четырехбалльная и почему начинается сразу с «двойки»? Стоит вспомнить, что в российской дореволюционной гимназии, помимо «двойки», существовали еще и «единица», и даже «ноль». Последняя оценка (ее обозначением могло быть просто отсутствие в журнале любой другой оценки) фиксировала неприход ученика на занятие, либо, по решению учителя, присутствие ученика, практически равное его отсутствию; разница же между «единицей» и «двойкой» определялась как дистанция между «плохо» и «совсем плохо». В дальнейшем эти «тонкости» были признаны излишними, в результате чего «двойка» осталась единственной неудовлетворительной оценкой.

Таким образом, в своем исходном виде данная система оценок представляла собой шкалу от «0» до «5», в которой минимальной положительной оценкой являлась на самом деле не оценка «3», а оценка «2,5» — с учетом округления «промежуточных» случаев в большую или меньшую сторону. (Педагогам не нужно объяснять, чем отличается «твердая» тройка от «слабой», или напоминать сакраментальный принцип «три пишем, два в уме»). Как легко заметить, оценка «2,5» находится ровно посредине интересующей нас шкалы. Следовательно, в процентном выражении оценку «2,5» на указанной шкале можно представить как 50% от максимальной оценки количества и качества полученных учеником знаний.

Этот тезис и является поворотным пунктом для всех наших дальнейших рассуждений. Обобщая его, мы можем сформулировать следующее предположение: любую систему оценок знаний можно приравнять к процентной шкале таким образом, что диапазон положительных оценок, с учетом округления, будет соответствовать диапазону от 50 до 100 процентов. Применяя это правило к нашей традиционной системе, мы обнаруживаем, что традиционной «тройке» соответствует диапазон от 50 до 69 процентов количества и качества знаний, оцениваемых учителем (т.е. оценки от «2,5» до «3,49»); «четверке» — диапазон от 70 до 89 процентов («3,5»—«4,49»); «пятерке» — диапазон от 90 до 100 процентов («4,5»—«5» баллов).

Теперь, используя процентную шкалу в качестве «посредника», мы можем с ее помощью установить соответствие между любыми двумя системами оценок, выраженными в каком угодно количестве баллов. Для примера возьмем один из вариантов системы оценок, принятой в американских вузах: «А+-А-А--В+-В-В--С+-С- С-». Последняя оценка, «С-», в нашем случае считается негативной (на практике в американских вузах бывает по-разному, где-то используется еще и оценка «D»), оценка же «С» в нашем случае считается минимальной позитивной. Следовательно, с учетом округления, 50% должна соответствовать «середина» между оценками «С» и «С-», а вся шкала от 50 до 100 процентов должна быть в данном случае разделена не на три, а на восемь диапазонов, с «шагом», равным 6,65 процента во всех случаях, кроме последнего «полудиапазона» (поскольку там округление производится только в большую сторону). Итак, оценке «С» соответствует диапазон 50—56,65%; «С+» — 56,66—63,32%; «В-» — 63,33—69,99%; «В» — 70—76,65%; «В+» — 76,66—83,32%; «А-» — 83,33—89,99%; «А» — 90—96,65%; «А+» — 96,66—100%. Очевидно, что первые три оценки данного варианта американской системы должны быть приравнены к нашей «тройке» (с разной степенью ее «твердости»), три последующие — к «четверке» и две последние — к «пятерке».

Оговорю сразу, что на приравнивании минимальной положительной оценки именно 50% я не настаиваю; в принципе, можно использовать в качестве «мерила» и любую другую шкалу (допустим, от 60 до 100%) — суть дела от этого не изменится. Главным для нас является сам принцип «линейки», позволяющий приравнивать все возможные системы оценок знаний к одной достаточно дробной шкале с единой начальной и конечной точкой отсчета.

В Донецком гуманитарном институте ДонНУ использование данного подхода позволило дать право каждому преподавателю назначать ЛЮБОЕ количество баллов за ЛЮБОЙ вид учебной работы по каждому курсу, где учебным планом предусмотрен «модульный контроль» с использованием кумулятивного рейтинга. Количество баллов в каждом случае назначается так, как это удобно преподавателю, а итоговым показателем в любом случае является «процент успеваемости» по курсу, определяемый как соотношение суммы баллов, набранной каждым студентом, и максимально возможной суммы баллов по данному предмету. Результат, по указанной выше методике, элементарно переводится в систему «5—4—3—2» для выражения его в форме, соответствующей сегодняшнему вузовскому стандарту.

Допустим, к примеру, что по моему курсу запланированы пять семинарских занятий и одна контрольная работа. Все семинарские занятия одинаково важны для меня, поэтому я оцениваю каждое максимум в 10 баллов (кстати, именно 10-балльная система оценки отдельного занятия почему-то оказалась психологически наиболее удобной для подавляющего большинства наших преподавателей). Контрольная работа является итоговой по курсу, и я считаю ее втрое важнее семинарского занятия; следовательно, я оцениваю ее в 30 баллов. Итого максимальная сумма баллов по моему курсу составляет 80 (5х10+30), а минимальная положительная сумма 40 (50% от максимума). Легко подсчитать, что суммарный результат от 40 до 55 баллов будет соответствовать «тройке», от 56 до 71 балла — «четверке», от 72 и выше — «пятерке». Однако в исходной рейтинговой системе студент получит оценку своих знаний с гораздо большей точностью (максимальной, какую лично я в состоянии позволить себе как преподаватель). При этом даже «единица» (т.е. 1 балл из 10), которую я ставлю просто за факт присутствия студента на семинаре и слушания им того, что говорят другие, может оказаться решающей при «округлении» итогового результата в большую или меньшую сторону (естественно, при наличии достаточно высоких оценок за выполнение других видов работы).

Из приведенных примеров очевидно, что более дробная система оценок легко «конвертируется» в более простую, но не наоборот. Как мне представляется, это соображение как раз и определяет, в чем, при условии принятия данного подхода, могла бы заключаться компетенция Министерства образования и науки. Министерству следовало бы не диктовать всем педагогам Украины какую-то одну «жесткую» систему баллов, а только определить некую предельно простую систему, в которую должны будут «конвертироваться» результаты, полученные любым школьником или студентом Украины в любой другой системе оценивания. Так, если в качестве «предельно простой» будет все-таки сохранена система «5—4—3—2», право на существование получат любые системы с более дробным «шагом» оценки — включая сюда и двенадцатибалльную, если именно ее пожелает принять конкретный учитель. Если же в качестве «предельно простой» будет установлена двенадцатибалльная система, придется отказаться от всех систем с менее дробным «шагом». Но, на мой взгляд, к такому решению наша система образования на сегодня совершенно не готова.

Что я конкретно предлагаю?

1. Принять официально, на уровне Министерства образования и науки, предложенную методику «конвертации» систем школьных и вузовских оценок (возможно, с какими-то изменениями или дополнениями).

2. Сохранить (хотя бы на ближайшее будущее) систему «5—4—3—2» в качестве «предельно простой» системы и для школ, и для вузов; установить, что именно к ней должны быть в конечном итоге приравнены все получаемые школьниками и студентами Украины результаты оценки знаний.

3. Дать право каждому учителю и преподавателю устанавливать собственную шкалу оценок, с обязательным переводом результатов в определенную министерством «предельно простую» систему по установленной им методике.

4. Рекомендовать учителям (если министерство посчитает нужным) перейти, по их желанию, именно на двенадцатибалльную систему оценки знаний, установив при этом, что минимальной позитивной оценкой в ней является оценка «6» баллов (50% от максимума), а оценки от «1» до «5» отражают градацию недостаточно высокого уровня знаний (т.е. ниже привычной учителю «тройки»).

5. Для того чтобы двенадцатибалльная шкала «заработала» в полном объеме, включая ее «негативный» диапазон (от 1 до 5 баллов), рекомендовать учителям школ, по их желанию, использовать систему кумулятивного рейтинга знаний учащихся (подобно описанной выше) с подведением итогов в конце каждой четверти.

6. Рекомендовать преподавателям вузов, по их желанию, использовать ту же стратегию оценивания знаний студентов с подведением итогов по каждому курсу в конце учебного семестра.

7. Рассматривать все предложенные меры как всеукраинский эксперимент продолжительностью два года. Через два года собрать статистические данные о том, какая часть преподавателей Украины добровольно перешла от системы «5—4—3—2» к более гибким системам оценки (и каким именно) и на основании этих данных принять обоснованное решение: (1) готова ли педагогическая общественность страны добровольно, а не «по приказу сверху», перейти на более гибкую систему оценивания во всеукраинском масштабе, (2) какой в этом случае должна быть «предельно простая» система, к которой будут в дальнейшем «сводиться» все получаемые студентами и школьниками результаты. Еще раз подчеркну, что планка этой «предельно простой» шкалы должна, на мой взгляд, подниматься очень постепенно, чтобы не спровоцировать кризисную ситуацию у тех украинских педагогов, которые психологически не готовы (не могут, не считают нужным и т.п.) оценивать знания своих учеников с предлагаемой им «сверху» степенью дробности.

В заключение замечу, что возможности применения принципа «единства в многообразии» к украинской системе образования, на мой взгляд, не ограничиваются только проблемой оценки знаний. Этот же подход можно было бы с успехом использовать, например, и для соотнесения «одноступенчатого» учебного плана подготовки вузовского «специалиста» с «двухступенчатым» учебным планом подготовки типа «бакалавр-магистр» (сегодняшнее существование номинально «трехступенчатой» системы «бакалавр-специалист-магистр» представляет собой нонсенс, практически не имеющий аналогов в Европе). Но это уже отдельная тема.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно