Человеческая вера в прогресс может быть слепой...

29 октября, 2010, 15:55 Распечатать Выпуск № 40, 29 октября-5 ноября 2010г.
Отправить
Отправить

Имя ректора Украинского католического университета во Львове, выпускника Гарварда доктора о.Бори...

Имя ректора Украинского католического университета во Львове, выпускника Гарварда доктора о.Бориса Гудзяка моментально стало широко известным, когда в мае нынешнего года он сообщил в прессе о встрече с офицером СБУ, который, по словам ректора, пытался «склонить его к сотрудничеству» и подписать обязательство, что УКУ будет предостерегать студентов от участия в любой «противоправной» политической деятельности. Это заявление и позиция ректора вызвали волну сокрушительной критики в адрес украинской власти в мировых и отечественных медиа. УКУ поддержали многочисленные международные организации и отдельные граждане. Инцидент был частично исчерпан после того, как Валерий Хорошковский от лица СБУ во время визита в УКУ извинился.

Корреспонденты еженедельника «Зеркало недели» посетили Львов, чтобы встретиться с ректором и поговорить о состоянии украинского образования, о сегодняшнем дне и перспективах возглавляемого им университета.

— Отец Борис, ваша позиция во время визита работника СБУ имела широкую огласку за рубежом. Кто вас поддержал в Украине?

— Я не могу оценивать состояние души и поведение всех ректоров. Однако кое-кого я хорошо знаю, например, Ивана Вакарчука — нашего бывшего министра, с которым мы тесно сотрудничаем. Я уверен в высоком моральном уровне Вячеслава Брюховецкого или Сергея Квита в Киево-Могилянской академии. Есть и другие очень достойные ректоры в Украине.

Позиция нашего университета и, возможно, моя личная обусловлена определенной традицией, на которой построено наше учебное заведение. Это наследие людей, выполнивших сложнейшую задачу ХХ века. В прошлом веке большими достижениями считались полеты в космос, первый человек на Луне, компьютеры, расшифровка структуры ДНК и тому подобное. Но, по-моему, самой сложной задачей того века было выстоять против тоталитаризма. Это был идейно-нравственный вызов. И люди, которые жили на этой земле, в этом городе, среди которых были грекокатолики, принципиально отказались сотрудничать с властью, которая шла против их основных моральных принципов. Многие из них дорого заплатили за такую позицию — часто своей жизнью или заключением, многолетней сибирской каторгой. Такую цену заплатили все епископы Грекокатолической церкви, сотни священников, их жены, дети. Общество отказалось назвать черное белым и белое черным. И этот университет является делом рук представителя такого движения — патриарха Иосифа Слепого, который после 18 лет заключения и сибирской ссылки появился в Риме.

— Перед вами стоит сложная задача — изменить ментальность наших студентов. У западных студентов есть внутренняя свобода, которая очаровывает людей. Как бы вы отреагировали, если бы столкнулись с ложью в студенческой среде — шпаргалками, подсказками и тому подобным? Как вы с этим боретесь в своем университете?

— Я много думаю над тем, почему есть такие своеобразные проблемы. Кстати, сегодня состояние среднего американского образования очень ослабевает. И в других странах Запада в этой сфере есть проблемы, но определенная свобода и ответственность среди широких масс учащихся сохраняется. Это системные достижения. Системное воспитание дает свои плоды. А в наших условиях есть сильная аллергия к системности, поскольку на протяжении десятилетий любые системы были опасны, а то и сокрушительны. У нас нет доверия к порядкам, потому что произошла подмена многих понятий. Названная вещь является чем-то другим. Есть кипы правил относительно того, как должны происходить определенные процессы. Но правила лежат на столах, а процессы происходят под столом. Приведу такой примитивный пример: на Западе человек, идя по тротуару, не думает о его качестве. За это отвечают определенные надежные системы. Наш пешеход вынужден следить, нет ли на следующем метре ямы.

На Западе медицинская служба — это система оздоровления больного. А наш больной должен сто раз подумать: если я пойду в больницу, мне помогут или станет еще хуже? Это постоянный изнурительный процесс. Человек, который постоянно жмет на тормоз осторожности, не может свободно думать. Для самосохранения он должен быть скептичным и сознательно, и подсознательно. В нашем обществе знакомство с какой-то структурой или личностью связано с рядом вопросов: а что он от меня хочет? а нужно ли будет в этом сотрудничестве принести какую-то жертву? Все это очень тормозит...

— Кстати, это объясняет, почему никто из наших ученых не получает нобелевских премий здесь. Но у многих людей, как только они пересекают границу и освобождаются от наших пут, сразу возрастает научная активность…

— Осторожность — не изолированный процесс. Последствие его — атмосфера, порожденная системой, которая так долго уничтожала человека. В ХХ веке 17 млн. украинцев погибли неестественной смертью в период 1914—1945 годов. Каждый второй украинский мужчина погиб. А сколько было искалечено! Сколько людей перенесли ужасные психологические травмы!.. И мы видим, как сегодня страх возвращается и парализует.

Мы стараемся создать в университете атмосферу нормальности, чтобы каждая вещь отвечала своему названию, то есть чтобы не было на каждом шагу подмены понятий. Для этого есть определенные правила и определенная жесткость. Например, если у нас студент представит списанный из Интернета реферат или даже параграф в реферате как свою работу, то на первый раз получит выговор, и это записывается в личное дело, а в следующий раз будет отчислен. Каждый семестр есть два-три таких человека. Но еще ни разу за 16 лет студент или его родители не пожаловались на взяточничество.

Важно, что в ректорате есть такие люди, как Мирослав Маринович или сестра Луиза Цюпа. Это люди, которые отдают университету все. В состав ректората какое-то время входил неукраинец, который каждый год жертвовал университету 50 тысяч долларов. То есть у нас работают люди, которые не ищут чего-то для себя. И здесь духовность имеет большое значение. Если мы посмотрим на Иисуса Христа, на Его путь, то увидим, что траектория Его карьеры — это путь вниз. Бог стал человеком и по этой земле пошел к мытарствам, к человеческой беде, человеческому греху, до самой смерти. У нас есть много примеров, когда преподаватели словно жертвуют нам свой труд, поскольку они в каком-нибудь другом месте могли бы зарабатывать намного больше. Но они хотят служить, хотят воспитывать молодежь.

Во Львове 140 тысяч студентов, а в УКУ — 1400, то есть один процент. Если взять всю Украину, то это капля в море. Но Церковь, которая выстояла против советского режима, тоже была очень малой в подполье. Мы верим, что наше свидетельство приносит свет даже туда, где господствует тотальная тьма. Пока что у нас не сталинизм. Но есть очень существенные проблемы. Поэтому важно не сдаваться.

— Ваш университет называется католическим. Может ли в него поступить православный, мусульманин, иудей?

— Слово «католический» происходит от греческого «католикос», что означает вселенский, то есть открытый. Мы не спрашиваем у поступающих, к какой конфессии они принадлежат. Мы ищем молодых людей, которые искренне стремятся работать, служить, которые хотят остаться в Украине, зная, какие здесь правила игры. За последние 12 лет у нас было примерно 700 выпускников. Я только что вернулся из Италии, где 50 наших выпускников учатся в аспирантурах и докторантурах различных университетов. Мне приятно видеть, как они там ведут себя. Большинство из них хорошо учатся, изучают несколько языков. Важно, что они хотят вернуться и возвращаются в Украину. С 1995 года около 700 наших студентов побывали летом на стажировке в Польше, Австрии, Италии, Англии, Канаде, США. У всех были визы, но только один человек не вернулся!

Многие считают, что все выпускники УКУ будут священниками или монахинями. Бытует стереотип, что в этом университете учатся только духовные лица. Но нас часто находят студенты, которые сами ищут, где им получить образование. Некоторые наши лучшие студенты — из Донецкой области, из Беларуси, России, Грузии, Польши, даже из Штатов и Канады... А два года назад звание «Мисс УКУ» на интеллектуальном конкурсе под таким названием получила девушка из России.

— В каком направлении вы планируете расширяться?

— У нас есть философско-богословский и гуманитарный факультеты, мы готовим богословов, историков и социальных педагогов. Есть бизнес-школа, в которой можно получить степень магистра бизнес-администрирования. И есть ряд вечерних и дополнительных программ. Например, уже действует программа по биоэтике, открывается программа по психологическому консультированию. Еще есть уникальная магистерская программа по экуменическим исследованиям, которую можно пройти на стационаре или по Интернету. В рамках программы есть специализация «религиозная журналистика».

— Жизнь современного поколения проходит в условиях, когда уже не успеваешь следить за темпами изменения технологических новаций. Похоже, что люди в таких условиях могут принять не самое лучшее решение. Что делать в этой ситуации?

— Действительно, технологически человечество развивается очень быстро. Исторический опыт Церкви свидетельствует, что только запрещать — нет смысла. К запретам не прислушиваются. Но история нам также показывает, что человеческая вера в прогресс может быть слепой. Сто лет назад, на рубеже ХІХ—ХХ веков, западное общество, западная цивилизация на основании достижений рационализма и индустриального прогресса были убеждены, что ХХ век станет эпохой невероятных прорывов. Между тем произошло нечто противоположное: техника, которая должна была улучшать, облегчать жизнь, использовалась прежде всего для уничтожения людей. Примером этого стала Первая мировая война. Потом пошли тоталитарные эксперименты, главной лабораторией для которых стала Украина. Между 33-м и 45-м годами в Восточной Европе было уничтожено 14 млн. населения невоенными действиями. Люди не увидели, что человеческий разум, не связанный с любовью, может быть очень опасным. Кавалерийский подход к новациям, к самым сокровенным тайнам жизни, человека мне кажется, мягко говоря, безрассудным. Если к значимым вещам подходить примитивно, плод такого подхода может быть очень горьким…

— Ваш университет ежегодно организует в Киеве благотворительный банкет. Целесообразно ли это в условиях, когда вы, можно сказать, считаете каждую копейку?

— У нашего университета уникальная финансовая модель. Плата студентов за обучение покрывает лишь 15 процентов бюджета, остальное — добровольные взносы. Именно благодаря тем, кто нас поддерживает финансово и морально, мы можем занимать свободную позицию, сохранять нашу свободу. Киевский банкет — возможность для доброжелателей помочь УКУ. В прошлом году эта акция собрала свыше 100 тысяч долларов, и это весомый вклад в нашу деятельность. Во время банкета все желающие смогут участвовать в тихом аукционе, который также организован для сбора средств в поддержку нашего университета, а также будут иметь возможность пообщаться с главой УГКЦ Блаженнейшим Любомиром Гузаром и членами нашего ректората. Так что приглашаем присоединиться к нашей маленькой клеточке в большом организме гражданского общества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК