БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ЧАСТНОЙ ШКОЛЕ?

10 марта, 2000, 00:00 Распечатать

НЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И НЕ КОММЕРЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННУЮ ЧАСТНУЮ ШКОЛУ Так быть или не быть частной школе?..

НЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И НЕ КОММЕРЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННУЮ ЧАСТНУЮ ШКОЛУ

Так быть или не быть частной школе? Давайте мысленно обратимся с этим вопросом к окружающим.

— Что за гамлетовский вопрос?! — воскликнут одни.

— Частные школы уже есть. Их в городе 15—20, — подскажут другие.

— Есть деньги — отдавай ребенка в частную школу, и весь вопрос, — скажут третьи.

— Подождите, подождите, — перебивают четвертые. — А в рейтинге школ, гимназий, лицеев какое место она занимает? Вот то-то и оно. Нет его, этого места. Хотите — платите, а людям голову не морочьте.

— Да еще такие деньги! — подхватят пятые.

И все вернулось на круги своя. Типичная ситуация. И самое грустное, она может возникнуть не только на улице, а и среди людей, занимающихся вопросами образования по долгу службы. И виноваты в этом мы сами. Почти десять лет мы рассматривали частную школу прежде всего с финансовой стороны. Да и пресса помогла закрепиться в сознании людей такому взгляду. Вспомним неплохие, но все-таки односторонние статьи: «Элитарное образование? Элитарные цены».., «Ученье — свет, труд и деньги» и многие другие. Тем самым мы позволили создать «яркий» образ частной школы — «пятизвездочный отель», который не может дать однозначный ответ на философский вопрос бытия частной школы, ведь отель — это отель, а школа — это школа.

Поэтому начнем с начала. Быть или не быть? — вот в чем вопрос. Для ответа на него, думаю, будет интересен западный опыт. Нам с гимназистами удалось познакомиться с системой обучения, финансированием, характером услуг в частных школах Японии, Франции, Америки. Статистические данные говорят сами за себя: в общеобразовательных лицеях Франции обучается 1,5 млн. чел., из них 52% в государственных (их всего 1300), остальные 48% — в частных (1200).

Тенденция функционирования частных школ в Японии иная. Так, в начальной школе в частных учебных заведениях обучается около 1%. В младшей — уже 5,63%. В старшей школе из 5501 учебного заведения — 1320 частных, т.е. каждое четвертое.

Во Франции население принимает очень маленькое участие в оплате обучения и всех других форм услуг по получению знаний и повышению квалификации. Но цивилизованное регулирование и государственная поддержка деятельности частных учреждений образования как способа удешевления обучения и расширения свободы выбора для молодежи дают простор для деятельности частных учреждений. Опыт показывает, что одни отдают предпочтение частным школам по финансовым соображениям, другие — в поисках свободы выбора, и никто при этом не задает вопрос, для чего нужны частные школы. Внешне они выглядят как наши. Хотя знания, которые показали наши гимназисты как в Японии, так и во Франции, удивляли не нас, а их. Мы учим не хуже, а может быть, и лучше. А вот государственная позиция по отношению к частным школам у них совсем другая — государственная, но ни в коей мере не зависящая от личных отношений школы, директора с государственными службами. Символическая плата за аренду (или полное ее отсутствие), государственная дотация на то, что положено государственным школам. И тогда, например в США, по способу финансирования школы разделяют на две группы: большую по численности когорту частных учреждений (меньшая часть денег из бюджета и большая от спонсоров и других источников) и государственных (значительная часть денег поступает из федерального и городского бюджетов, хотя она также далека от 100%). Родители могут выбрать неоплачиваемые государственные школы или частные: имея более широкий бюджет, последние дают за деньги родителей образовательные услуги более высокого уровня, чем государственные школы. К тому же правительство устанавливает лишь очень общие рамки требований для обучения, потому программы среднего образования отличаются в разных штатах, городах, школах. Как видим, школы создаются не от излишества материальных средств, а от недостатка того, что может и должно даваться школе.

Безусловно, опыт сотрудничества государства с частными школами в каждой стране это свой опыт. Был он и у нас. Конец девяностых годов примечателен вторым рождением частных школ в системе национального образования. Время их появления знаменательно. На стыке веков. А как известно, именно в такие периоды возникают новые идеи, происходят открытия, появляются новые имена.

Нельзя не заметить, что реально существующая ситуация в государстве в последние десятилетия привела к искусственному расчленению целостности бытия на, казалось бы, несовместимые между собой материальную и духовную сферы. Мы противопоставили цельность себя двойственности бытия. Вполне естественно, что рано или поздно мы должны были ощутить непримиримое противоречие между существующей реальностью и нашими возможностями, потребностями, наконец. Поэтому рождение частной школы — это также и просыпающееся стремление человека вернуть себе свою целостность, обрести внутреннюю гармонию.

Совершенно неоправданно считать, что частная школа создана для удовлетворения узких потребностей определенного круга людей или в силу экономических проблем государства вступление Украины в рыночные отношения только дало возможность существования частных школ, определило его форму, но никак не сущность. При таком взгляде на школу все становится на свои места. Мгновенно исчезают размышления скептиков, что она не решает экономических проблем, дескать, только 0,3% учится в частных школах, что ей не надо льгот, ибо если предоставить льготы частным школам, то что делать государственным, где им взять льготы?..

Но ведь для частной школы льготы — это не дополнительное финансирование, а предоставление равных прав с государственными школами: предоставление помещений на условиях не аренды, даже минимальной, а на условиях договора о выполнении государственного заказа на образование, плата за коммунальные услуги не по коммерческим ценам, освобождение от платы налога на землю. Быстрое, конструктивное решение данного вопроса снимет массу проблем. Главное — устранит противостояние между государственными и частными школами, а за ними — между детьми, родителями, учителями...

Ведь, не поддерживая частные школы, обвиняя их в дифференциации общества, мы тем самым сохраняем монополию государства на образование. Вместе с тем, все уже давно понимают, что без дополнительного финансирования со стороны родительского комитета, благотворительных фондов школе не осуществить образовательную реформу. В сложившейся ситуации полезность частных школ очевидна.

Ведь сделали мы первый шаг — открыли частные школы, второй —узаконили их, тем самым сказали быть частной школе. Сказав быть, государство не должно создавать ситуации, когда при решении вопроса льготной аренды, тебе могут сказать: «Представьте: у меня есть пиджак. Я могу его сдать в аренду за 1 гривню или за 10 долларов. Как хочу, так и сделаю. Дорого, не берите». Или при выделении бесплатного молока сначала с частных школ взять деньги, а спохватившись, объяснять, что частные школы идут отдельной строкой. (Да простят меня те, кто узнал себя.) Хорошо, что каждый раз находились «третейские судьи», «крестные мамы и папы», которые помогали школам, которые почувствовали, что, ответив на такой частный вопрос «Быть или не быть школе с негосударственной формой собственности?», мы вместе сможем ответить на очень многие вопросы, касающиеся современной школы.

И наконец, найти ответ на главный вопрос: «Как сделать так, чтобы на образование смотрели не как на некую прикладную, обслуживающую сферу, которая не имеет своих собственных прогностических гипотез, и лишь учитывает возможные тенденции и перспективы развития других сфер общественного развития, а придать статус «впередсмотрящей» любого социума и культуры в целом?»

И в результате тем самым не просмотреть реальные прогностические функции частной школы. Есть ли они? Однозначно да! Возьмем, к примеру, нашу школу, ибо создавалась она именно с таких позиций.

Сегодня, спустя восемь лет со дня открытия гимназии, можно сказать, что, не проводя эксперимент, она по сути, осуществляет его; не называя себя лабораторией, практически является таковой. И поэтому может поделиться опытом рождения таких прогностических образовательных гипотез.

Не случайно, что приоритетным стимулом получения образования в Украине все больше становится наметившаяся тенденция образования для себя, для достижения успеха в жизни. А через него — для успешности общества в целом. Поэтому вопрос максимального развития потенциальных способностей каждого учащегося является как никогда актуальным.

Не удивительно, что цель нашей гимназии — получение универсального целостного знания. Заметьте, универсального, а не узкоспециального — филологического, исторического, как можно было предположить из названия гимназии. Это вызывает непонимание. Ответ прост. Сегодняшний инженер, экономист, менеджер, не говоря уже о таких классических профессиях, как учитель, врач, физик, биолог, филолог, должен обладать комплексом знаний о человеке, природе, обществе.

Понимая это, мы строим учебный процесс так, чтобы наш выпускник получил комплекс знаний, представляющий возможность свободного профессионального выбора по окончании школы независимо от ситуации в государстве. Ведь то, что предлагают сегодняшние специализированные классы — это «сегодня» общества, а «завтра» государству нужны будут другие специалисты. И опять школа, отстав от потребностей общества, должна будет срочно перестраиваться. Но так уже было. Поэтому путь прогнозирующего образования школы мы видим в дальнейшей интеграции знаний, требующей не просто введения интегративных предметов, факультативов, а интегративного принципа построения учебного плана, открывающего реальные пути формирования универсального целостного знания, а главное — столь нужного человеку сегодняшнего дня — интегративного мышления. Тенденция к интеграции становится ведущей, доминирующей. И дело не в том, что традиционные методобъединения учителей-предметников заменят научные секции преподавателей гуманитарных, естественных и других «точных» дисциплин, а предметные олимпиады для учащихся найдут свое продолжение в межпредметных гимназиадах. А в том, что по-иному станут выглядеть специализированные школы, гимназии, лицеи, да и просто школы.

Что касается нашей гимназии — она давно избрала интегративным принципом построения учебного процесса мировую культуру. Решая проблему многокультурного образования и обучения, вот уже в течение восьми лет в реальной практике осуществляет концепцию языковой и социокультурной толерантности, которую, на наш взгляд, можно назвать прогнозирующей образовательной гипотезой.

Понимая, что культуре в широком смысле этого слова можно и нужно учить, гимназия пошла по этому пути. Сущность концепции состоит в равномерном изучении не только литературы Востока и Запада, но и культуры в целом. Эта идея пронизывает все предметы, как гуманитарного, так и естественного цикла. Такой подход обеспечил и равноправное функционирование в гимназии украинского и русского языков, изучении западно-европейских и восточных языков. Не можем мы и не должны вновь повторять горький опыт прошлого по изучению языков в школе: то отдавали преимущество русскому языку, то украинскому. И то, и другое ошибочно.

Мы должны понимать, что не просто политическое решение может помочь школе, а воспитание потребности понимания, уважения представителя другой культуры, желания говорить на родном языке, на языке носителя другой культуры. Ведь посмотрите, за долгие годы изучения иностранного языка в школе мы не говорили на нем. При каждой встрече с иностранным окружением большинство из нас испытывало языковой барьер. Так часто происходит и сейчас. И создание даже качественных украинских учебников не изменит ситуацию в школе. Срочное создание украинского фонда мировой культуры в каждой школе — вот основная наша задача. Ведь язык — это дом бытия для ребенка, его способ общения с миром. Вот почему, не считая гимназию специализированной школой, мы изменили подход к изучению не только иностранных языков, но и родных — украинского и русского, сделали язык носителем культуры и способом знакомства с нею. Использование при изучении иностранных языковых текстов культуры, проведение огромного количества праздников- действ, связанных с культурой Франции, Японии, Англии, Германии, Америки дают свои результаты. Дети говорят и удивляют тех, с кем мы сотрудничаем. Культурологическая направленность обучения способствует культуре устной речи. Опыт проведения независимой олимпиады по французскому языку в прошлом году для учащихся школ города, фестиваль «Вікрита Європа» подтвердили это. При этом прикладной характер обучения очевиден. Изучающий французский язык знает, что с французом нужно говорить об искусстве, личной жизни, а вот дарить ему белые хризантемы, гвоздики нежелательно. Японцу же при встрече вообще не стоит дарить цветы. Поэтому столь тщателен отбор текстов при изучении не только иностранных языков, но и родного. Тексты должны отражать прежде всего интеллектуально-познавательную сущность, а потом уже отрабатываемую орфограмму, синтаксис, конструкцию и т.д. Язык — это прежде всего средство познания мира, культуры, формирования ментальности — таковыми должны быть наши приоритеты.

Этому могут служить и культурологические недели, которые, как ни странно, в течение трех лет не позволяют включать в учебные планы, считая их перегрузкой. Вот и приходится официально завершать учебный год как все, а реально работать дольше. Причина одна. Ребенку надо жить в культуре. То, что не может сделать семья, должна сделать школа. Чтобы украинский язык стал домом бытия, нужна культурологическая языковая практика. Вот почему задачей школы сегодня должна быть не просто организация отдыха, экскурсий, а познание культуры Украины, и, по возможности, культуры Европы.

Именно культура, в широком понимании слова, позволяет нам соединять гуманитарное и естественнонаучное знание, помогает нашему выпускнику (мы в этом уверены) в равной мере владеть ими, стать носителями и гуманитарной, и технической культур одновременно. Доказательством этому могут служить наши гимназиады по проблемам наук. Хотя, к сожалению, пока они интересуют только нашу гимназическую семью — детей, учителей, родителей.

Пока что гимназия со своим опытом одинока. Но школа полна оптимизма. Сотрудничество с Европейским центром во Франции, высокая оценка идеи гимназии ректором Чикагского университета Джоном Каларосом, опыт общения с японскими школами, и, конечно же ст. 3 Закона Украины «Про загальну середню освіту».

Думается, теперь многие согласятся со мной, что мнение, высказанное в последние дни уходящего года второго тысячелетия — «Будущее Украины не за частными школами» может выглядеть совсем иначе: «Будущее Украины прежде всего и только в школе, в том числе и в частной!»

P.S. По Гераклиту, «единое — это гармония противоположностей». Таким стать и образованию Украины в XXI веке.

Елена ЧИНОК, директор гуманитарной гимназии «Гармония»
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно