«… плюс риторизация всего образования»

19 июня, 2009, 13:53 Распечатать

Говорить убедительно и интересно умеет далеко не каждый украинец. Когда же возникает необходимость выступить публично, у большинства наших соотечественников появляется дрожь в коленях, неуверенность в голосе...

Говорить убедительно и интересно умеет далеко не каждый украинец. Когда же возникает необходимость выступить публично, у большинства наших соотечественников появляется дрожь в коленях, неуверенность в голосе. Диагноз — отсутствие риторического образования. Излечима ли эта «болезнь»? Какие «препараты» являются наиболее эффективными для ее преодоления? Есть ли в Украине специалисты, способные нас «вылечить»? Об этом беседа с доктором филологических наук, заведующим кафедрой общего языковедения филологического факультета Львовского национального университета имени Ивана Франко, автором учебного пособия по лингвистической генологии и первых в Украине учебников по коммуникативной лингвистике и философии языка Флорием Бацевичем.

— Флорий Сергеевич, в Древней Греции риторика была одной из самых важных наук. На­ряду с грамматикой и диалектикой она составляла цикл гуманитарных дисциплин. По­чему, по-вашему мнению, сей­час риторика практически пол­ностью изъята из учебных программ школ и университетов Украины (во Львовском национальном университете им. Ивана Фран­ко, например, риторику изучают только юристы)?

— Действительно, самое активное развитие риторики прихо­дится на времена Древней Греции и Рима. Самые выдающиеся тео­ретики риторики были в Греции, а практики — в Риме. Но со време­нем случилось так, что риторика повторила путь и судьбу схоластики. В конце концов она стала синонимом высокопарного пустословия. Не зря ведь до наших дней сохранилось средневековое выражение «Все это риторика». Это наиболее общая при­чина. Кроме того, была еще общенаучная причина. С началом 30-х годов в языковедении начал доминировать системно-структурный подход к пониманию сущности языка, в рамках которого язык, согласно Ф. де Соссюру, изучали «в самом себе и для себя». Этот подход интерпретировал язык как четко организованную систему даже не сим­волов, а знаков. Задача же языковеда сводилась к необходимости изучить формальные средства выражения содержания, то есть к установлению граничных языковых единиц, категорий и чет­ких связей между ними. Имен­но это считалось предметом нау­ки о языке. Безусловно, в рамках системно-структурного подхода места для риторики просто не находилось. Исключением была только сфера юриспруденции. Ес­ли в отдельных вузах бывшего Со­ветского Союза риторику и пре­подавали студентам, то только по инициативе преподавателей-энтузиастов на уровне спецкурсов.

Что же касается преподавания риторики в Западной Европе или в США, то здесь оно возобновилось с конца 50-х годов. А с появлением таких школ, как группа «µ» («Мю») в Бельгии и Фран­ции, риторику вообще начали считать одним из интереснейших, самых актуальных и перспективных направлений функционально-коммуникативного подхода к изучению языка.

Римский оратор Цицерон однажды сказал, что «поэтами рождаются, а риторами становятся». В этом аспекте имеем еще одну опасную тенденцию в украинском образовании. Бо­лонский процесс, к нормам которого интегрируется отечественное образовательное прост­ранство, предусматривает проверку знаний учеников и студентов в основном путем написания тестов и модулей. Разве это не станет причиной того, что через несколько лет молодое поколение не сможет аргументировано выразить свою мысль, не говоря уже об умении публично выс­тупать и убеждать?

Такая опасность в самом деле существует. В школах сейчас засилье тестирований, которые выполняются или в письменной фор­ме, или в виде общения «человек–компьютер». Это не побуж­дает школьника совершенствовать свою речь. Вступление в вуз теперь происходит путем независимого тестирования, в котором большинство вопросов требуют ответа «да»/«нет» или поиска правильного из предложенных вариантов. Это, возможно, не проблема для специалистов в сфере математических или естественных наук. Но мне кажется, что такие нововведения создают опасность для подготовки учителей-гуманитариев. Скла­дываются благоприятные условия для того, чтобы, например, студентами филологического факультета (а это — будущие учителя) становились «немые» люди, которые чудесно будут справляться с письменными заданиями, но абсолютно не смогут быть коммуникативно ком­петентными учителями родно­го или иност­ранного языка. Ко­неч­но же, это парадокс. Внедрение тестирования, подчеркиваю, не способствует развитию филологического образования, в том числе и риторики.

— Следовательно, нужны изменения. Украинская система образования, по-вашему, должна брать на вооружение опыт преподавания риторики в странах Западной Европы и США (в последних, например, риторику начинают изучать еще в начальных классах) или все же следует разрабатывать собственную методику, адаптированную к национальным потребностям?

— Интенсивное внедрение риторики в учебные программы всех уровней образования, бесспорно, назрело. Этому также способствуют изменения, происходящие в современном языковедении. В последние десятилетия в науке о языке произошел некоторый перелом. Язык перестали изучать исключительно как инструмент или средство обмена информацией. Поскольку на самом деле коммуникация — это не просто передача информации от адресанта к адресату, от говорящего к слушателю, от автора к читателю. Это — влияние на душу, чувства и ум личности. Именно как духовно-синергетическое явление и начинают изучать язык современные исследователи. Риторика из полусхоластической науки о пышной речи (так ее понимали в средневековье) становится наукой об эффективном общении во всех возможных жизненных коммуникациях. Как только мы начинаем воспринимать риторику именно в таком ключе, сразу становится понятной необходимость риторического образования на всех уровнях его получения.

Начнем со школы. Недавно я листал программы разных классов средней общеобразовательной школы и заметил огромные сдвиги в сторону «риторизации» обучения. Первичные элементы риторики заложены в программах 5-го и 6-го классов. Я уже не говорю о том, что обучение в 12-м классе практически полностью происходит в русле риторики. Безусловно, это положительные изменения. Но вместе с тем мы попадаем в страшную ловушку. В современной отечественной системе риторического образования существует огромный разрыв между потребностями учебных программ и возможностями подготовки учителей. В вузах Украины риторика, как я уже говорил, читается на уровне отдельных спецкурсов. И только в отдельных высших учебных заведениях существует системное преподавание риторики. Среди большого количества вузов Ук­раи­ны, с программами которых я знаком, с огромным удовольст­вием назову Уманский педагогический университет, в котором риторическое образование поставлено на хороший уровень. Сейчас крайне необходима систематическая риторическая подготовка будущих учителей. При этом она должна начинаться с первого курса обучения в вузе. Кроме того, нужно серьезно углубить риторическое образование в институтах усовершенствования подготовки учителей.

— И все же, нужно ли в риторической подготовке учеников, студентов или учителей учитывать национальные особенности?

— Конечно, нужно. Это одно из важнейших условий. Риторики как таковой, то есть схоластической риторики, которая может удовлетворить всех, любого жителя планеты Земля, не существует. Каждая риторика по своей сути является идиориторикой. Она обязательно должна учитывать лингвокультурные особенности сообщества, с присущей только ему картиной мира, с учетом психологических особенностей его членов и культурных факторов, в которых оно формировалось. Риторика всегда должна основываться на национально-культурных традициях общения. Достаточно посмотреть на идиомы украинского языка. Сколько в них закодировано максим, правил и законов общения, которые тысячелетиями откладывались в сознании наших предков!

— Шведский профессор Хосе Луис Рамирес, выступавший с открытой лекцией во Львовском национальном университете имени Ивана Франко в апреле 2007 года, считает риторику основой не только образования, но и гражданского общества. Согласны ли вы с идеей, что демократическое общество без риторики и риторического образования невозможно?

— Согласен на все сто процентов. Чтобы доказать правильность идеи Рамиреса, не нужно даже отходить от моей специальности — коммуникативной лингвистики. В современной философии и лингвофилософии появилось целое направление, которое называется коммуникативной философией. Его идея — так называемая идеальная коммуникация, или трансцендентная прагматика и трансцендентная риторика. Представители этого направления, а это — Ю.Габермас, В.Гёсле и другие известные филологи, утверждают, что гармоническое общество может существовать только в том случае, когда оно пользуется идеальной риторикой, когда носители идей этого общества (прежде всего речь идет об интеллигенции) являются носителями риторики эффективного общения самого высокого уровня. Сейчас создается целый ряд теоретических понятий коммуникативной философии — концепция идеальных речевых актов. Идея риторики эффективного общения и транс­цендентной прагматики нап­равлена на то, чтобы как можно больше членов общества были вооружены риторическими знаниями и, общаясь между собой, создавали гармоническое общество. То есть коммуникация между разнообразными общественными ячейками, организациями, учреждениями должна быть не конфронтационной, а толерантной и эффективной. Идея толерантности общения, безусловно, основана на многих факторах, важнейшим из которых является усвое­ние риторических умений и навыков.

— Можно ли говорить о неодина­ковом уровне владения ораторским искусством (умением аргументированно выражать свою мысль и убеждать аудиторию) участников отечественных ток-шоу, политических дебатов и их коллег из США или Западной Европы?

— Особенно заметной эта разница была в начале 90-х годов прошлого века. Сейчас наблюдается усовершенствование эффективности общения участников отечественных ток-шоу и политических дебатов. Но о полной тождественности западному уровню риторики говорить еще рано. Участники публичных действ в США или Западной Европе (особенно на завершающих этапах избрания президентов и накануне выборов) демонстрируют лучшую риторическую подготовку. Это результат качественной работы западных имиджмейкеров (в широком понимании имиджмейкерство — это тоже риторика). С элитой за рубежом работают также специальные менеджеры в сфере коммуникации. Особенно заметно, что у западных политиков или шоуменов каждый жест отточен, каждое слово продумано, они знают, как вести себя в различных ситуациях: как стоять, как двигаться, какими паралингвальными средствами следует пользоваться, а каких нужно избегать. Среди нашей элиты ничего подобного, к сожалению, не наблюдаем. Нево­оруженным глазом видно, что уровень риторического образования наших публичных лиц качественно ниже. Отечественные политики и шоумены допускают многие риторические ляпы. Например, украинские политики злоупотребляют жестами, использование которых недопустимо для демократов (покачивание пальцем, жест минимизации — прикосновения к оправе очков). Иногда советы отечественных имиджмейкеров относительно применения того или иного риторического средства дают обратный эффект. Со временем они становятся штампами и даже основанием для высмеивания — наподобие «любі друзі». Но различие в риторической подготовке западной и нашей элиты, на мой взгляд, со временем нивелируется. Конечно, при условии, что у нас вскоре появятся вооруженные средствами риторики эффективного общения имиджмейкеры и спич-райтеры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно