Закон «Об акционерных обществах»: европейские стандарты или путь к уничтожению?

29 апреля, 2010, 15:46 Распечатать

Когда в 90-х годах появились первые акционерные общества, их деятельность регламентировали лишь два закона: «О собственности» и «О хозяйственных обществах»...

Когда в 90-х годах появились первые акционерные общества, их деятельность регламентировали лишь два закона: «О собственности» и «О хозяйственных обществах». В 1991 году вступил в силу третий закон — «О ценных бумагах и фондовой бирже». Эти нормативные документы фактически сопровождали всю деятельность акционерных обществ — открытых и закрытых. И только в 2008 году был принят Закон «Об акционерных обществах», который внес много нового. Но когда этот документ начал действовать, оказалось, что он далек от идеала.

Согласно Закону «Об акционерных обществах», уже в скором времени в Украине должны исчезнуть обычные ОАО и ЗАО, а на их месте возникнуть ПАО (публичные акционерные общества) и ЧАО (частные акционерные общества). Впрочем, принятый два года назад документ окончательно вступит в действие только в апреле 2011 года. Следовательно, считают специалисты, еще есть время внести в него изменения. Иначе нынешние акционеры пополнят число различных ООО — обществ с ограниченной ответственностью.

Новые правила игры

«Акционерные общества не понимают Закон «Об акционерных обществах», потому что имеет место изменение правил игры задним числом, — говорит председатель совета АО «Концерн-Электрон» Юрий БУБЕС. — Ведь преобладающее их большинство сложилось и функционирует согласно действующему законодательству начиная с 1990-х годов. Конечно, новый закон с точки зрения науки, прогресса — лучше предыдущего. В некоторых его нормах есть много положительного. В частности, приведение к европейским стандартам, что вполне оправданно. Ведь если украинские общества хотят идти на западный рынок, то должны иметь как общую терминологию, так и общие принципы правоотношений. Не зря же говорят, что со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

Однако в процессе подготовки документа не было учтено много важных моментов, допущен ряд неточностей. Если учитывать, что 18 поправок в законопроект депутаты внесли «с голоса», то стоит ли удивляться.

Бросается в глаза желание законодателя защитить права миноритарных акционеров. Но из-за того, что закон готовился около десяти лет, необходимость в этом практически отпала. Их права ныне настолько защищены, что теперь пришла очередь подумать о защите держателей крупных пакетов акций. Посредством внесения изменений в положение о руководстве предприятия мелкие акционеры имеют право заблокировать деятельность общества. Однако не учитывается, что именно крупные акционеры определяют стратегию его развития.

А она в мире существенно изменилась. Прошло время, когда акционеры говорили западным инвесторам: дайте нам средства, и мы все сделаем сами. Сегодня актуальна другая постановка вопроса: дайте нам современные технологии, и тогда мы впустим вас в свои уставные капиталы. Мелкие акционеры не всегда это понимают.

От властей инвесторы ожидают другого — защиты своих инвестиций. Когда они приходят в Украину, хотят знать, что их права не будут нарушены. Это нормальное желание. Но за последние годы Украинскому государству не очень-то удается убедить инвесторов в нашей стабильности и надежности. Почти все государственные гарантии нарушаются. Чего только стоит факт невозмещения предприятиям около 25 млрд. грн. НДС».

Дорогой ты наш...

По мнению акционеров, заложенные в новом Законе «Об акционерных обществах» новеллы фактически ведут к обнищанию АО, поскольку они просто не смогут обеспечить выполнение норм, прописанных в новом документе. А далее — санкции, которые приведут к их уничтожению.

«Возьмем для примера АО «Концерн-Электрон» с 20 тыс. акционеров. По новому закону всем им нужно разослать уведомления о проведении общего собрания. В среднем каждое из них стоит 7 грн. А теперь умножьте на 20 тыс. человек. Получаем 140 тыс. грн. А спустя 10 дней после проведения общего собрания нужно вновь уведомить акционеров о том, что они там приняли. Это еще 140 тысяч грн. Вместе получаем 280 тыс. грн. Ни в одной мировой практике такого нет, — утверждает Ю.Бубес. — В крупных АО в Западной Европе на общие собрания приходит 50—70 человек! И все хорошо работает. Ведь там есть возможность выразить свое мнение через прописанные в законодательстве механизмы. Особенно обременительными будут эти расходы для небольших обществ, где каждая копейка на счету. Еще одна формальность: закон требует от акционеров голосовать бюллетенями. Это значит, что во Львов нужно привезти 20 тыс. акционеров, изготовить столько же бюллетеней...

Но это лишь цветочки по сравнению с расходами на перевод акций из документарной в бездокументарную форму. На это понадобятся огромные средства. Ведь придется полностью менять все документы. Измените в своей фамилии одну букву, что получится? Это, по сути, перерегистрация общества. А сколько перезаписей нужно будет сделать только в трудовых книжках? Эти изменения несвоевременны, — считает Ю.Бубес — поскольку приводят к слишком большим расходам».

Закон — не доработан

В законе указано, что для принятия решения по отдельным нормам нужно набрать три четверти голосов. Кто способен собрать столько голосов, особенно если есть норма о признании общего собрания полномочным при наличии 60% голосов. Получаем коллизию. Почему бы не дать возможность решать эти вопросы трем четвертям акционеров, прибывших на собрание?

«Новый закон настолько осложняет механизм проведения общего собрания, что завтра любой акционер может направить жалобу в суд из-за формального несоблюдения каких-то процессуальных норм, и решение собрания может быть отменено. Мы не выступаем против нового закона, — говорит гендиректор финансово-
лизинговой компании Владимир ЛЕСИВ. — Но мы не готовы к такому формату работы акционерных обществ. А далее Владимир Лесив озвучил мнение специалистов-юристов о новом законе:

«Переходные положения Закона «Об акционерных обществах» предусматривают, что уставы и другие внутренние положения АО подлежат приведению в соответствие с его нормами не позднее чем в течение двух лет со дня вступления закона в силу. То есть до 29 апреля 2011 года. В акционерных обществах уже столкнулись на практике с некоторыми новеллами этого документа, а другие только анализируют и моделируют для своей деятельности. Прежде всего возникает вопрос: смогут ли действующие ОАО и ЗАО в дальнейшем руководствоваться Законом «О хозяйственных обществах» и собственными уставами?

Однозначного ответа закон не дает. С другой стороны, пункт 2 переходных положений (ПП) оставляет на два года действие статей 1—49 Закона «О хозяйственных обществах», содержащих основные принципы деятельности прежних акционерных обществ. Зато в пункте 4 ПП есть прямое требование соответствия внутренних документов обществ требованиям нового закона и императив: нормативно-правовые акты действуют лишь в части, не противоречащей новому закону об АО. Правда, Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку в своем разъяснении о практическом применении нового закона установила: акционерные общества, созданные до вступления его в силу, действуют по Закону «О хозяйственных обществах». Но это — только разъяснение Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. А закон имеет высшую юридическую силу».

Проанализировав ситуацию, возникшую вокруг деятельности акционерных обществ, правление Объединения предпринимательских организаций Львовщины привлекло специалистов—правоведов в области корпоративного права, которые наработали предложения о внесении изменений и дополнений в Закон «Об акционерных обществах».

В частности, они обращают внимание на статью 5. Новый закон поделил общества по типу: на частные и публичные. И при этом законодатель установил императивную норму — количественный состав акционеров ЧАО не может превышать 100 лиц. Почему 100, а не 50 при 200? Как считают специалисты, право определять тип общества должно принадлежать акционерам.

Кроме того, аналитики заметили ряд, по их мнению, нестыковок и подводных камней. Вот только некоторые из них. Статья 20 закона — единственная норма, вступающая в действие уже с 29 октября 2010 года. Почему так — непонятно. Согласно пункту 2 этой статьи: «Все акции общества являются именными. Акции обществ существуют исключительно в бездокументарной форме». Для действующих обществ, акции которых довольно распылены, преимущественно созданных в процессе приватизации или корпоратизации, перейти на бездокументарную форму уже к 29 октября с.г. — практически нереально. Значит, все эти АО уже 30 октября будут вне закона.

В статье 24 речь идет о том, что «Заключение договоров купли-продажи акций публичного акционерного общества, которое прошло процедуру листинга на фондовой бирже, осуществляется только на этой фондовой бирже...» По мнению экспертов, это прямое ограничение права собственности акционерного общества.

Статья 38: «Предложения акционеров (акционера), совокупно являющихся держателями 5 или более процентов простых акций, подлежат обязательному включению в повестку дня общего собрания». Доселе в действующем законе — 10%. Мы считаем, что именно эта норма является оптимальной.

Статья 39: «Акционер имеет право назначить своего представителя на постоянно или на определенный срок. Акционер имеет право в любой момент заменить своего представителя, уведомив об этом исполнительный орган акционерного общества». Мы знаем, что замена в любой момент представителя даст возможность для злоупотреблений с количеством представителей. Это необходимо предотвратить. Например, в США и Великобритании отзыв представителя возможен только за 48 часов до начала собрания.

Статья 41: «Общее собрание акционерного общества имеет кворум при условии регистрации для участия в нем акционеров, совокупно являющихся держателями не менее
60 процентов голосующих акций». В некоторых странах, в частности России, существует квота в 50%. Это значительно упрощает работу, особенно для распыленных акционерных обществ.

Статья 78: «Публичное акционерное общество обязано иметь собственную веб-страницу в сети Интернет, на которой размещается информация, подлежащая извещению в соответствии с законодательством, а также информация, определенная...» В наше время акционерное общество, наоборот, должно думать о защите информации, ведь она может стать объектом рейдерских посягательств. Поэтому на веб-странице целесообразно было бы оставить учредительные документы, а также годовые балансы.

Впрочем, возможно, все как раз и сделано для того, чтобы «убить» акционерные общества, созданные в процессе приватизации, и переформатировать их. Ведь они организованы неестественным для рынка ценных бумаг — в западном понимании — путем. Это словно какие-то нежизнеспособные гибридные создания. А мы с вами лишь заложники этой ситуации.

Комментарии

Елена Голуб, директор агентства
стратегических решений, г. Киев:

— Когда закон в течение полутора лет находился на стадии обсуждения, мы просили специалистов откликнуться. Ездили по регионам и публично приглашали к сотрудничеству. Почти все наши усилия были бесплодны. А сегодня, когда он принят, все говорят о том, что закон плох. Но еще есть время вносить поправки, и это не трагедия ни для бизнеса, ни для государства.

Диана Савицкая, начальник Львовского теруправления Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку:

— Сегодня в области 1200 акционерных обществ, из них порядка 250 предприятий — мертвые, которыми никто не хочет заниматься. С другой стороны, имеем 12 ПАО и ЧАО. И это после того, как мы уже прожили с новым законом почти год. Сам по себе Закон «Об акционерных обществах» положителен. Жаль, что заложенные в нем формы и нормы бьют по средним АО. Однако тщетно надеяться, что закон отменят. Но в него можно внести изменения, подшлифовать.

Богдан Гораль, директор ООО
«Росан-Довіра-Реєстратор», г. Львов:

— По моему мнению, Закон «Об акционерных обществах» сориентирован на вновь образованные общества. Он слишком обременителен для акционерных обществ. Начнем хотя бы с того, что меняется само название АО. Это влечет за собой перерегистрацию всей недвижимости, транспорта, разрешений, лицензий на пользование землей и т.п. Нестыковки вытекают из пункта 4 статьи 3, где речь идет о полном наименовании акционерного общества и обязательном указании его типа, что влечет за собой изменение названия общества. Поэтому предлагаю внести в этот закон понятие «вид» и там, где речь идет о названии, написать, что может указываться тип или вид общества. Это сразу закроет необходимость перерегистрации всех его имущественных и неимущественных прав.

Иван Зозуля, глава правления
ОАО «Горхимпром», г. Львов:

— В условиях, в которых мы сейчас работаем, не хватало только перехода на ПАО или что-то другое. Мы стараемся выжить, а здесь все выглядит таким образом, будто нас просто хотят уничтожить. Поэтому будем просить, чтобы введение закона отложили. Если кто-то имеет возможность, пусть переходит.

Кстати, многие акционерные общества сегодня взяли курс на ООО. Хотелось бы понять, насколько это законные варианты? Чтобы не получилось так, что пройдем большой путь, а потом кто-то пожалуется в прокуратуру, и все вернется назад.

Константин Воронкин, замглавы
правления ОАО «Львовский химзавод»:

— Этот закон готовили давно, он рассчитан на миноритарных акционеров. Для производства, для управления акционерными обществами он ничего не дает.

Анна Пришляк,
директор АО «Галант», г. Броды:

— Этот закон можно было выдумать для крупных концернов и банков, но не для швейных предприятий, как наше. Если его нельзя отменить, так хотя бы отсрочить введение в действие. Дайте нам время, чтобы мы навели порядок в своих хозяйствах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно