Юрий ХРАМОВ: «Зачем что-то отделять, если в рамках нынешнего укрэксимбанка практически все механизмы уже отлажены»

23 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-2 марта

После того как 12 января с.г. Верховная Рада во второй раз преодолела вето президента на закон, урез...

После того как 12 января с.г. Верховная Рада во второй раз преодолела вето президента на закон, урезающий квоту его назначенцев в наблюдательных советах госбанков, Ощадбанк и Укрэксимбанк опять оказались в подвешенном состоянии. Правительство и парламент уже назначили по пять своих представителей в соответствии с новыми законодательными нормами. А президент еще не определился, смириться ли с очередным урезанием его полномочий или все­таки попытаться восстановить статускво, оспорив документ в Конституционном суде.

О том, чем живет в это время государственный Укрэксимбанк, «ЗН» рассказал заместитель председателя правления банка Юрий ХРАМОВ.

— Юрий Анатольевич, вы бы не могли прокомментировать чехарду с переназначением наблюдательных советов госбанков?

— Мне бы не хотелось давать какие-либо политические оценки, это — прерогатива политиков и правоведов. И кто будет представлять интересы собственника, которым у Укрэксимбанка, как известно, является государство, решать не нам, а высшим органам государственной власти. Мы уже неоднократно заявляли, что готовы работать с любым составом наблюдательного совета (НС).

Для Укрэксимбанка сейчас важнее всего, чтобы НС начал поскорее работать, так как без него мы не можем принимать многие важные решения. Существует целый ряд принципиальных вопросов, которые находятся вне компетенции менеджмента банка и которые должны быть решены уполномоченными для этого представителями собственника.

Речь идет, в частности, об увеличении капитализации. Поскольку банк работал без наблюдательного совета большую часть 2006 года, эта проблема так и не была до конца решена. В итоге еще в ноябре мы оказались в парадоксальной ситуации: денег у банка, образно говоря, навалом — они были привлечены по очень хорошей цене. При необходимости мы могли бы привлечь и значительные дополнительные объемы ресурсов. Эти деньги очень нужны экономике: есть готовые очень качественные проекты, в том числе важнейшие с точки зрения государственных приоритетов развития, и их необходимо реализовывать. Однако на протяжении более трех месяцев банк не мог удовлетворить многие из проектных заявок в запрашиваемом объеме, поскольку существует естественное ограничение, связанное с коэффициентом адекватности капитала.

У нас есть все: технологии, ресурсы, квалифицированный персонал, рейтинги, репутация… Но если в топку не бросать дрова, паровоз не поедет.

— Неужели Национальный банк не смог бы какое-то время «не замечать» несоблюдение норматива адекватности капитала, когда речь идет о реализации жизненно важных для страны проектов?

— Достаточность капитала важна ведь не только потому, что ее контролирует регулятор. А в первую очередь потому, что неукоснительное соблюдение этого норматива — ключевое условие стабильности и надежности банка. Это именно то условие, которое ни в коем случае нельзя нарушать, ни под каким предлогом. Нарушишь один раз, потом появится новый повод, затем эта ситуация станет повторяться регулярно — и незаметно исключение станет правилом. И так же «незаметно» здоровое и устойчивое финансовое учреждение становится немощным и проблемным.

Кроме того, наш банк сейчас полностью открыт, а его баланс — прозрачен. И он находится не только под пристальным контролем НБУ — наше состояние постоянно «мониторят» рейтинговые агентства, международные инвесторы, чье доверие завоевывалось долгими годами кропотливого труда. Западным аналитикам дай только повод — и все, репутацию не восстановишь. Половина нашей ресурсной базы сейчас сформирована за счет внешних займов. Поэтому «белые и пушистые» — это наша повседневная одежда.

Стабильность для нас — приоритет №1, который мы не нарушаем, даже если в последнее время приходилось значительно урезать заявки клиентов по финансированию их проектов. В этом смысле ситуация, естественно, для нас не идеальна, поскольку мы приучили своих клиентов, что практически всегда изыскиваем необходимые средства, если проекты хорошего качества.

— В прошлом году, если я не ошибаюсь, госбанкам обещали выделить из бюджета по 50 млн. грн. на увеличение капитализации. Это крохи, но и их не досталось. В проекте бюджета-07 на взносы в уставные фонды Укрэксимбанка и Ощадбанка первоначально было предусмотрено по 500 млн. грн. В итоге от этих сумм осталось меньше половины — по 200 млн. Которые, судя по опыту прошлых лет, получить удастся не раньше второго полугодия… Тупик?

— Я могу говорить только об Укрэксимбанке. Ситуация, конечно, не тупиковая. Одним, но не единственным источником капитализации банка является собственная прибыль. Мы решили не дожидаться бюджетных денег, а добиваться увеличения уставного капитала банка за счет полученной нами в прошлом году прибыли, составившей 382 млн. грн. — второй лучший результат во всей банковской системе. Чтобы ускорить этот процесс, нам пришлось мобилизовать удвоенные силы для подготовки и подтверждения отчетности аудиторами. Спасибо правительству — нам пошли навстречу и очень оперативно выдали разрешение на капитализацию прошлогодней прибыли. Мы уже согласовываем это решение в НБУ.

Следующими по значимости источниками увеличения уставного капитала являются привлечение субординированного долга и дооценка основных средств, отстоять которую в Национальном банке хоть и стоило огромного труда, но все-таки удалось. За что поклон земной его руководству. В итоге мы сможем нарастить капитал банка на достаточно приличную сумму — где-то на миллиард гривен.

— Будет ли этого достаточно? Более-менее крупные частные проекты, не говоря о государственных, сегодня стоят уже несколько сот миллионов каждый…

— Этого достаточно лишь на текущем этапе развития. Кроме того, мы постоянно ищем возможности расширения финансирования. Во-первых, мы уже неплохо отладили процедуру консорциумного кредитования с Ощадбанком и на довольно значительные суммы.

Во-вторых, хочу еще раз акцентировать внимание на том, что за последние годы сделан действительно очень серьезный прорыв на внешние рынки. О высоком доверии к Укрэксимбанку свидетельствуют не только его рейтинги, но и недавние успешные заимствования. Иностранные кредиторы говорят: «Денег у нас более чем достаточно, но в экономике Украины для нас многое непонятно. Поэтому согласны выдавать кредиты только при условии, что наши риски разделит внутренний партнер, который займется их отслеживанием».

Сам факт ведения таких переговоров и консультаций свидетельствует о том, что Укрэксимбанк в качестве партнера рассматривают и в консорциуме или синдикате с ним готовы предоставлять кредиты.

— Неужели иностранцы готовы слепо доверять утверждениям менеджеров государственного банка, что гарантии возврата вложенных средств надежны? И что даже под давлением правительства вы будете предъявлять к государственным проектам не менее жесткие требования, чем к частным структурам?

— Иностранные кредиторы, прежде чем принять участие в совместном финансировании, самостоятельно проводят глубокую экспертизу качества проектов. При этом они оценивают состояние каждой конкретной отрасли и важность конкретного предприятия для государства, если речь идет о государственном предприятии. Иностранцы понимают, что, например, Энергоатом как структура будет существовать всегда. И его доходы гарантированы ввиду стратегического значения для государства и специфики производимой продукции. А раз так, то существуют достаточно высокие гарантии возврата вложенных средств.

Мы, кстати, очень часто кредитуем госпредприятия. Парадокс нашей экономики действительно состоит в том, что наиболее, скажем так, непростыми с точки зрения обеспечения возврата вложенных средств являются кредитные проекты госбанков с госпредприятиями. Тем более что существует мораторий на отчуждение госимущества через залог. Так что нам приходится принимать в обеспечение по кредиту права требования по контрактам. В случае возникновения каких-то проблем мы получаем право в счет погашения задолженности списывать выручку со счетов таких предприятий. Так что процедуры отработаны и здесь.

Во-вторых, у нас есть сегодняшние показатели качества кредитного портфеля. И за показатели, честно говорю, не стыдно. Безусловно, главная заслуга в этом банковских кредитных аналитиков. Но есть и еще один очень дисциплинирующий фактор. Дело в том, что в нашем банке действуют чрезвычайно сложные процедуры списания проблемных кредитов. Кроме того, в банке отсутствует понятие плановых или допустимых потерь. Поэтому Укрэксимбанк никому ничего не прощает, и от должника мы никогда не отстанем. И за сто гривен долго и нудно будем вести переписку, подавать иски, ходить в суд, защищая интересы банка.

— Вы хоть и не находитесь непосредственно на госслужбе, но подотчетны в конечном итоге Кабмину. Где гарантия, что кто-нибудь из высоких чиновников не вынудит банк финансировать сомнительные или убыточные проекты?

— Тогда я задам встречный вопрос: а кто в правительстве может быть заинтересован, чтобы реализуемые под началом того или иного министерства проекты были убыточными? Печальный опыт банка «Украина» многому научил. Кроме того, нам по закону запрещено кредитовать убыточную деятельность.

Мы работаем в госбанке и заинтересованы в реализации значимых для государства проектов. Но Укрэксимбанк работает уже 15 лет и, заметьте, весьма успешно. Мы научились отличать проекты от прожектов.

У нас не существует практики: пришел по звонку или с запиской — иди в кассу за деньгами. Но в то же время «Укрэксим» очень редко отказывает в финансировании проектов, если за ними стоит хорошее кредитное качество. Как и любой другой нормальный банк, он очень заинтересован выдать деньги — это его бизнес, он на этом зарабатывает. Но при этом банкир обязан заботиться, чтобы выданные деньги потом вернулись.

Поэтому мы тщательно анализируем каждый проект и финансовое состояние каждого заемщика. То есть фактически проводим независимый аудит и заодно делаем экспертизу проекта. Затем даем заемщику список рекомендаций: чтобы проект состоялся, давайте вот здесь добьемся улучшения балансовых статей, этот риск учтем, вот здесь у вас непонятные источники поступлений, здесь — завышены ожидания, а здесь — возможен серьезный разрыв в ликвидности…

Ходит даже шутка у бизнесменов: если хочешь узнать о себе больше и навести порядок в собственных документах — надо идти за кредитом в Эксимбанк. Они за бесплатно наведут полный порядок.

— Но ведь наверняка бывают случаи, когда выставленные вами условия фактически подразумевают отказ. А заемщик может найти способ пожаловаться в высоких кабинетах. Не боитесь гнева высоких особ?

— Как правило, очень редко кто-то обижается. Наоборот, говорят: «Спасибо, что помогли нам глубже разобраться в проекте и открыли глаза на многие вещи». Мы всегда готовы аргументировать свою позицию, поскольку никогда не выставляем необоснованных требований. И если договориться не удалось, значит, либо проект был никудышным, либо заемщик был не в состоянии его реализовать.

У вас, у журналистов, сформировался устойчивый стереотип — что в любом начинании правительства кроется какой-то подвох или злой умысел. На самом деле те времена, когда кредиты брались, чтобы их потом не возвращать, давно прошли. С полной ответственностью могу утверждать: 99% людей, которые приходят к нам в банк, действительно хотят начать или развить реальный бизнес, заработать прибыль и вернуть деньги. Другое дело, что нередко они чересчур оптимистично настроены и не всегда умеют адекватно оценивать риски. Мы помогаем разглядеть скрытые подводные камни проектов.

Наши процедуры и технологии достаточно гибки и отработаны настолько, что мы их считаем одним из основных конкурентных преимуществ Укрэксимбанка. Большинство (около 80%) проектов подстроены под конкретного заемщика и отработаны индивидуально. Это как индпошив: хотите костюмчик по фигуре — приходите. Устроит стандартный вариант — можете поискать, где проще или дешевле.

— Но ведь количество клиентов, которым нужен спецзаказ, ограничено, а конкуренция за них между банками идет ожесточенная…

— Многие наши клиенты растут вместе с нами. Конечно, мы диверсифицируем свой бизнес и клиентскую базу. В прошлом году открыли у себя розничное направление и начинаем его активно осваивать. Но пока не ставим перед собой задачу занять значительную долю рынка физлиц. Речь идет о более сбалансированной структуре баланса — как по активам, так и по пассивам.

Приоритетом для нас остается корпоративный сегмент. Это, если хотите, наша миссия и наш крест.

В прошлом году Укрэксимбанк нарастил кредитный портфель практически только за счет именно юрлиц и вышел в лидеры рынка в корпоративном сегменте. Те банки, которые опережают нас по активам, делают это за счет активной работы с физлицами в рознице.

Тут есть один тонкий момент. Собственник коммерческого банка стремится получить максимальную отдачу от вложенных средств, поэтому выбираются наиболее «сладкие» на сегодня сегменты рынка, такие, как, например, потребительское кредитование. Здесь просто бум! Но скажите, будет ли доволен собственник нашего банка, если мы бросимся активно помогать продавать на внутреннем рынке товары не национального, а зарубежных производителей (кстати, довольно среднего качества и произведенные, в большинстве своем, в странах третьего мира)?

Поэтому для нас «розница» — это прежде всего малый и средний бизнес, и основные возможности мы видим сейчас именно в этом сегменте. Цель — предложить на рынке пакеты услуг для желающих развивать свой бизнес. Причем для компаний от 100 тысяч до 100 миллионов оборота в год из разных отраслей бизнеса, чтобы каждый нашел в банке то, что ему нужно именно сейчас.

Для нас сейчас важно правильно позиционироваться на рынке. Много лет мы практически не занимались маркетингом и рекламой. Потом провели опросы, и оказалось, что у Укрэксимбанка катастрофически низкая узнаваемость. А многие из тех, кто слышал о банке, считают, что мы работаем исключительно с гос­предприятиями и экспортерами.

Поэтому сейчас для нас очень важно добиться того, чтобы брэнд Укрэксимбанка стал не только узнаваемым и социально позитивным, но и чтобы при его упоминании возникала положительная ассоциация — это правильный выбор для тех, кто хочет развивать свой бизнес.

— Вы говорили, что многие клиенты Укрэксимбанка уже доросли до того, чтобы привлекать достаточно крупные ресурсы на внешних рынках самостоятельно. И в то же время упомянули, что собираетесь выделить отдельное инвестиционное направление…

— Укрэксимбанк уже оказывает услуги андеррайтера, в том числе и для банков. Наши возможности позволяют формировать инвестиционные пулы и выводить наших клиентов непосредственно на прямых инвесторов, будь то внешний заем или IPO.

— Разрабатывая маркетинговую стратегию и оценивая собственные рыночные возможности, вы наверняка изучали и перспективы рынка в целом. Наша банковская система растет умопомрачительными темпами. Приходят зарубежные игроки, у которых многие из тех технологий, которые наши банки только осваивают, уже давно отработаны. Насколько сложно выдерживать их конкуренцию?

— Знаете, я в свое время работал во Внешэкономбанке СССР. Работать там было очень легко и просто. Пришел клиент, узнал условия, они ему не понравились. Ну, не понравились, пошел, остыл, подумал, вернулся — все равно идти больше некуда. Монополия — штука очень приятная, но только для монополиста.

За последние годы мы перестали бояться конкуренции. Она не дает скучать и расслабляться, заставляет постоянно быть в тонусе и искать новые возможности. Их везде полно, поскольку мы все еще в основном заполняем существовавший ранее вакуум. Рынок по-прежнему далек от насыщения, и нынешние взрывные темпы его роста это очень хорошо демонстрируют.

Такая динамика смущает многих иностранцев. В том числе и поэтому многие из них не торопятся приходить в Украину, опасаясь системных рисков.

Наш банк растет очень интенсивно. Для этого мы создали мощную платформу с точки зрения внедрения новых технологий, развития сети, увеличения капитала, совершенствования риск-менеджмента. Однако для любого темпа роста есть свой предел эластичности. Вот почему темпы роста на 2007 год мы планируем несколько ниже, чем, к примеру, в 2005 году.

Прошло три года — пробежали лестничный пролет — необходимо замедлить темп, отдышаться. За это время провести ревизию технологий, процедур, продуктового ряда, целевых аудиторий, приоритетов, кадровой политики, по-новому настроить риск-менеджмент. То есть развиваться и дальше, но уже не такими высокими темпами. И, взяв паузу, подготовить своеобразную площадку стабильности для нового прорыва.

Кроме того, поскольку значимая доля пассивов Укрэксимбанка формируется на внешних рынках, мы вынуждены выстраивать процедуры в полном соответствии с западными стандартами. Чтобы провести такую адаптацию, уже сейчас идет процесс совершенствования организационной структуры банка с целью более четко выделить в ней розничное, корпоративное и инвестиционное направления.

— Как вы думаете, государство когда-нибудь наконец определится, что же ему делать с госбанками?

— Поскольку дискуссии по этому поводу продолжаются, необходимо, наверное, еще раз аргументировать позицию менеджмента Укрэксимбанка. Здесь есть два принципиальных момента.

Во-первых, если государство решит сохранить контроль над банком, что выглядит логичным, и при этом предпочтет решать вопрос его более мощной капитализации за счет продажи какой-то доли в его капитале, думаю, что очень многие западные инвесторы с удовольствием приобрели бы эту долю, принеся с собой деньги и технологии. Инвесторами могли бы быть и такие международные структуры, как ЕБРР и МФК.

Второй принципиальный вопрос, требующий ответа, — а для чего госбанки нужны, как их эффективно использовать?

На наш взгляд, нет серьезного экономического смысла создавать новые специализированные государственные банковские институты или дробить уже существующие. По моему мнению, такой подход неэффективен и противоречит государственным интересам. В то же время жизненно важно сохранить и укрепить существующие эффективные государственные банковские учреждения, чтобы они становились все более мощным инструментом финансирования приоритетных проектов.

В Украине банк реконструкции и развития с уставным капиталом 50 млн. грн. уже был когда-то создан. И что? С одной стороны, были потрачены довольно существенные бюджетные средства. С другой, поскольку капитал и опыт этого банка оказались недостаточными для выполнения соответствующих функций, он так и не начал их выполнять.

Поэтому, на наш взгляд, отдельные функции Укрэксимбанка необходимо не сужать, а, наоборот, расширять. Зачем что-то отделять, если в рамках нынешнего Укрэксимбанка практически все механизмы уже отлажены и единственное, чего не хватает для решения важнейших государственных задач, — это более мощной капитализации.

— А как насчет идеи создания на базе банка экспортного кредитного агентства?

— Мы считаем, это очень важная задача, и готовы участвовать в ее реализации. Но что значит «на базе»? И кто доказал, что функции поддержки экспорта следует ограничить именно рамками и стандартами существующих и реально устаревающих мировых аналогов экспортных страховых агентств?

Как показывает мировой опыт, какого-либо стандарта как раз и не существует. В каждой из стран — своя специфика, своя структура, построенная с учетом реалий в экономике и во внешней торговле. Ведь страхование рисков — это далеко не единственная форма поддержки, в которой нуждаются сейчас отечественные экспортеры. Даже американский Eximbank постепенно меняет свои первоначальные функции под воздействием новых глобальных тенденций. К примеру, все больший акцент делается на работу с малым и средним бизнесом.

— Рассмотрение в Кабмине концепции развития Укрэксимбанка было запланировано на январь нынешнего года. Есть ли какие-то подвижки в этом направлении?

— В конце прошлого года из представителей заинтересованных сторон — НБУ, Минфина, Минэкономики, секретариата президента, ГКЦБФР — была создана рабочая группа. Мы организовали поездки в Хорватию, где участники рабочей группы на месте познакомились с опытом работы Хорватского банка реконструкции и развития, и Венгрию, где государственный Эксимбанк работает в рамках холдинга. Опыт этих стран, на наш взгляд, больше всего подходит для Украины. Также изучается опыт немецкой KfW.

Предварительный вариант концепции был рассмотрен на уровне рабочей группы, а соответствующие материалы поданы на рассмотрение в Кабмин. Есть поручение правительства продолжить изучение вопроса до мая нынешнего года. Необходима также правовая экспертиза того, какие необходимы изменения в законодательстве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно