Валютная истерия: кто в ответе? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

Валютная истерия: кто в ответе?

5 декабря, 2008, 16:21 Распечатать

На нынешней неделе валютная истерия достигла своего апогея, когда одна из киевских газет опублико...

На нынешней неделе валютная истерия достигла своего апогея, когда одна из киевских газет опубликовала информацию, что в секретариате президента обсуждается идея принудительного перевода всех долларовых вкладов населения в гривню.

Реакция последовала незамедлительно. От имени первого заместителя главы президентского секретариата Александра Шлапака (он в публикации был назван инициатором обсуждения) последовало жесткое опровержение: секретариат президента Украины никогда не инициировал подобных обсуждений. Более того, СП «считает саму идею такой конвертации чрезвычайно вредной».

Сделав вывод об «откровенно заказном характере» публикации, г-н Шлапак заявил, что «журналисты, которые под прикрытием якобы анонимного источника распространяют сфабрикованные сообщения, направленные на возбуждение панических настроений населения, должны быть привлечены к ответственности».

Черные кошки в темной комнате

При этом первый замглавы СП отметил, что «свобода слова имеет свои границы и публикация неправдивой информации с целью нанести вред национальной безопасности государства не может остаться безнаказанной».

Также он сообщил о подготовке запросов в СБУ, к изданию, выступившему первоисточником этой неправды, а также обращения в суд «с целью заставить все СМИ, которые к этому причастны, опровергнуть вышеупомянутое сообщение». «Кроме того, считаю необходимым добиться решения суда о временном запрете на публикацию сообщений, направленных на подогревание паники у граждан, как это сделано в отдельных европейских странах, и со ссылкой на анонимные источники», — заявил г-н Шлапак.

Согласимся с очевидной провокационностью такой публикации. Авторы действительно поступили безответственно, если скандальная информация была опубликована без надлежащей проверки.

И все-таки, на наш взгляд, подобные заявления из стен СП — это очевидная попытка переложить вину и ответственность за инцидент с больной головы на здоровую.

А еще констатируем: нынешняя информационная политика государства абсолютно провальна.

Вот уже два месяца, как чиновники и политики признали: «В стране кризис!». Они проводят совещания и подписывают меморандумы, произносят пространные речи, делают громкие заявления и обещают, обещают, обещают… Но все это имитация: к реальной борьбе с кризисом так никто до сих пор и не приступил. Более того, страна не увидела даже внятного и конкретного, заслуживающего доверия плана действий.

Не смогли до сих пор выработать такой план и приступить к его реализации не только политики, но и банкиры. Ассоциация украинских банков вроде бы направила свои предложения банковскому регулятору. А вот по свидетельствам участников банкирских совещаний (как в НБУ, так и у президента) конструктивный разговор не заладился.

Во-первых, многие банкиры приходят на совещания отстаивать не системные, а сугубо личные интересы, так что выработать консолидированную позицию представителям коммерческих банков удается далеко не всегда. Во-вторых, чиновники в основном лишь создают видимость того, что советуются (перекладывая, кстати, таким образом, часть ответственности за происходящее на представителей ведущих банков).

Из предлагаемых банкирами мер выбираются разрозненные и далеко не системные. Да и принимаются они с опозданием на несколько дней или недель. В итоге у банкиров даже появилось название этому явлению — «синдром Ющенко». В свою бытность главой Нацбанка Виктор Андреевич очень не любил принимать трудные решения.

После одного из таких совещаний обществу преподнесли сюрприз в виде запрета на досрочное расторжение депозитов. Пусть эта мера была продиктована благой целью спасения банковской системы, а заодно и экономики, но факт остается фактом: правила игры были изменены в процессе самой игры.

С учетом происшедшей после этого девальвации гривни банковские вкладчики не могут не чувствовать себя обманутыми. И вправе опасаться подобных сюрпризов в будущем.

На этом реальные антикризисные меры фактически и закончились. Даже к очевидного возобновления нормы об обязательной продаже валютной выручки до сих пор не произошло. То есть население нагнули, а вот экспортеров — ну, не получилось. Предложение срочно определить перечень позиций критического импорта тоже упало в пустоту. Банковский регулятор не удосужился даже отследить и упорядочить дальнейшее использование средств, выделяемых совершенно конкретным банкам на рефинансирование.

Кстати говоря, после опубликованной «ЗН» в прошлом номере информации о ставке отката за получение рефинансирования, мы получили целый ряд опровержений по этому поводу. Участники рынка, с которым довелось пообщаться корреспонденту «ЗН», утверждают, что ставка 3,5% если и существует, то, по-видимому, лишь для особо избранных учреждений. Для остальных она до последнего времени была в размере 5%, а на нынешней неделе выросла до 7%. Якобы по причине значительно возросших рисков, с которыми сопряжен процесс выделения рефинансирования.

Мы подсчитали, что с учетом вышеозначенного отката номинальная 15-процентная ставка по рефинансированию превращается почти в 29% годовых. Это и есть нынешняя реальная стоимость привлечения среднесрочных ресурсов для банковской системы.

Что же касается публикаций, то «непуганые идиоты-журналисты» ведь не берут информацию прямо с потолка. Ее методично «сливают» на условиях анонимности сами же банковские конфиденты. А источником заказных публикаций тоже ведь являются не сами издания, а конкуренты жертв из банковских же кругов, жаждущие «поживиться падалью».

Не так давно Служба безопасности Украины объявила, что раскрыла попытки «черного» пиара против нескольких ведущих банков страны, установив личности заказчиков размещения 10 и 11 октября в нескольких газетах и интернете публикаций с негативной оценкой финансового состояния и кризисных явлений в деятельности этих учреждений.

Как оказалось, «заказчиком распространения публикаций выступило одно из киевских обществ с ограниченной ответственностью, которое осуществляет коммерческую деятельность в торговой сфере». Руководители этого ООО вполне могли бы носить фамилию Фунт, как у их известного прототипа из «Золотого теленка».

Реальные же вдохновители вышеозначенной акции, по данным «ЗН», так и остаются в тени. Видимо, добраться до настоящих «кукловодов» у СБУ руки коротки. Даже если в числе пострадавших оказались несколько ведущих банков страны.

Конечно, проще всего обвинять во вредительстве журналистов, главной причиной вредности которых является жесточайший дефицит достоверной и заслуживающей доверия информации в стране, которая усилиями нынешних «рулевых» уверенно катится в бездну дефолта.

В этой связи вопрошать, кто ответит за происходящее разорение целых слоев украинского населения, можно лишь риторически. Вряд ли можно рассчитывать хотя бы на частичную сатисфакцию при нынешнем генеральном прокуроре и нынешнем президенте. Но придут же когда-то им на смену другие люди…

Опять диссонанс

События на валютном рынке на прошлой неделе дарили робкую надежду и продолжали ввергать в отчаяние одновременно. Робкую надежду вызвало прекращение стремительной девальвации гривни: ее рыночный курс (хотя, возможно, лишь временно) достиг какого-то равновесия даже без участия Национального банка. По итогам торгов в четверг котировки межбанка установились в диапазоне 7,4750—7,5200 грн./долл. Отмена ограничений на рынке наличной валюты позволяет предположить, что доллар и евро снова появятся в пунктах обмена.

Нынешнее значение курса означает почти 50-процентную девальвацию гривни к доллару с начала года (по отношению к курсу 5,05 грн./долл.), и более чем 60-процентную — с лета нынешнего года (по отношению к курсу 4,65 грн./долл.). Глава НБУ Владимир Стельмах поспешил заявить агентству «Интерфакс—Украина», что Национальный банк считает уровень 7,4—7,5 грн./долл. рыночной границей девальвации гривни до конца 2008 года и не планирует предпринимать дополнительные меры для ее удержания. «Я думаю, что рынок сам на этом уже остановится», — сказал он.

Эти слова противоречили сделанному буквально накануне заявлению в эфире Первого национального телеканала руководителя группы советников НБУ Валерия Литвицкого, назвавшего 7,4—7,5 грн./долл. «опорным уровнем» и сообщившего, что Нацбанк намерен его защищать. Примечательно, что г-н Литвицкий при этом ссылался на поручение своего шефа: «У меня есть поручение главы Нацбанка — я полчаса назад с ним разговаривал. Мы будем защищать тот уровень, который сейчас сложился на рынке — это приблизительно 7,4—7,5 грн/долл. Мы на этом рубеже прекращаем оборону, и мы будем делать контратаку».

В среду Нацбанк опубликовал ноябрьские итоги для валютного рынка. Его золотовалютные резервы в прошлом месяце даже увеличились более чем на 800 млн. долл. — с 31,9 млрд. на 31 октября с.г. до 32,7 млрд. на 28 ноября. Впрочем, произошел этот рост лишь благодаря поступлению в прошлом месяце на счета НБУ первого транша кредита МВФ в 4,5 млрд. долл. Без этой инъекции резервы снизились бы на 11,5% — до 28,4 млрд. долл.

Как известно, условия подписанного между с МВФ меморандума предусматривают минимальный уровень нацбанковских резервов в 26,7 млрд. долл. по итогам нынешнего года. Причем резервов чистых, т.е. кредит МВФ из этой суммы необходимо вычесть. А значит, кредит вроде бы дали, но реально пользоваться этими деньгами, получается, нельзя. Реальный же запас прочности Нацбанка на декабрь составляет всего 1,7 млрд. долл.

В прошлом месяце банковский регулятор потратил на интервенции на валютном рынке 3,4 млрд. долл. резервов. 2,34 млрд. из этой суммы поглотил наличный рынок, который в нацбанковской статистике фигурирует как разница между сумой покупок и продаж валюты населению.

Этот показатель — рекорд во всей статистической базе, имеющейся в открытом доступе на сайте Национального банка. А еще — наглядный показатель рекордного падения доверия к национальной валюте как населения, так и бизнеса (поскольку значительную часть спроса на валюту сформировали, очевидно, предприниматели).

Неверие в гривню фактически означает неверие государству, и огромные сомнения в том, что оно управляет ситуацией.

Лишь менее 200 млн. приобретенной населением валюты пришлось на увеличение валютных вкладов в банках. Т.е. более 2 млрд. долл. ушло в теневой оборот.

Всего с конца лета, т.е. с момента, когда в Украине начались девальвационные процессы, наличный рынок проглотил 4,6 млрд. долл., а золотовалютные резервы Национального банка уменьшились почти на 10 млрд. долл. (более чем на 25%).

Г-н Литвицкий заявил, что видит основания для усиления гривни в будущем, после восстановления позитивного сальдо платежного баланса. Видимо, речь идет о тех 8 млрд. долл., которые вроде бы уже зашли в Украину на счета отечественных экспортеров, но ждут, чем разрешится курсовая ситуация. Здесь самое время вспомнить о предлагаемой банкирами норме возобновить обязательную продажу валютной выручки. Но ее восстановлению, как ни странно, под очень маловразумительным предлогом (необходимостью вносить изменения в декрет о валютном регулировании) воспротивились именно чиновники НБУ!

Получается, что если нужно ввести непопулярное ограничение для населения (причем незаконное, ибо пресловутое 319-е постановление даже не было зарегистрировано в Минюсте), то это мы запросто, а вот для крупных промышленников отмена либеральных норм — табу.

Выходит, что жуткие проблемы с внешнеторговым сальдо, которыми так пугали общественность, на самом деле оказались не такими уж и неподъемными. И если бы Нацбанк вместо того, чтобы сеять разброд и шатания не только среди населения, но и финансистов, сразу, как предлагали банкиры, заявил о необходимости провести умеренную девальвацию гривни, а затем жестко зафиксировал курс, то такого огромного падения резервов могло и не быть.

А как же внешняя краткосрочная задолженность — то ли в 30, то ли в 50 млрд. долл., спросите вы? В том-то и дело, что «то ли». На самом деле существуют вполне конкретные расчеты аналитиков, которые гласят, что если из ее объемов вычесть кредиты связанных структур, то задолженность окажется не такой уж и гигантской.

Кстати, более месяца назад президент потребовал от Нацбанка представить обществу структуру этой самой задолженности, чтобы все смогли оценить реальную тяжесть долгового бремени. Не сложилось. Между тем долговая нагрузка на ту часть отечественного бизнеса, которая не имеет доходов в валюте, в результате девальвации уже выросла в полтора раза.

Следя за тем, как неуклюже Национальный банк регулирует сейчас валютный рынок, самолично провоцируя дополнительную панику, поневоле заподозришь его чиновников либо в недостаточной компетентности, либо в сознательном вредительстве.

Фактически, НБУ оказался не в состоянии справиться со своей ключевой функцией — обеспечением стабильности национальной денежной единицы. Причем как внутренней (то бишь ценовой), так и внешней (то бишь курсовой). Или инфляция на уровне 25% вместе с ревальвационно–девальвационными скачками — это не в счет?

Сегодня, в период подготовки бизнес-планов на будущий год, в стране сохраняется высочайшая неопределенность и очень слабая предсказуемость макро-, бизнес- и особенно инфляционной среды. Не то что в перспективе года — даже на квартал сделать внятные прогнозы никто не берется.

Мы не сомневаемся, что главный нацбанковский советник потом очень аргументированно объяснит, почему Нацбанк был вынужден именно так поступить, и почему было виновато правительство. Вина Кабмина, безусловно, есть. Но вину за очевидный провал экономической политики и грядущее обнищание подавляющей части населения правительство и НБУ должны нести сообща.

Экономическая теория гласит, что любой шаг экономической политики несет не только выгоду, но и связан с теми или иными затратами, которые по-разному влияют на различные субъекты экономики. В переводе за общечеловеческий язык это значит, что любые макроэкономические телодвижения властей происходят за чей-то счет.

Кто платит сейчас за беспредел в экономике — ответ очевиден: мы с вами, дорогие читатели. И кто девушку (экономику) танцует, видно тоже. Это явно не мы.

P.S. Мы намеренно опускаем все заявления главы государства на валютно-курсовую тему, поскольку полностью разделяем точку зрения, что делаются они лишь с имиджевой целью, то есть чтобы создать иллюзию о непричастности Виктора Андреевича к происходящей курсовой вакханалии. А при наличии реального желания глава государства, как человек, имеющий решающее и неоспоримое влияние на позицию главы Нацбанка, и один из немногих компетентных среди политиков финансистов, давно бы смог не только разобраться, но и стабилизировать ситуацию. Но, видимо, пока не поменяется глава правительства, этого не произойдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно