Уж третьи петухи пропели, аграрный сектор онемел...

8 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

И вспомнил Петр слова Спасителя: «Прежде, чем пропоет петух, трижды отречешься от Меня». Сколько раз предавали кормильцев наших — крестьян, — я уж и со счета сбился...

И вспомнил Петр слова Спасителя: «Прежде, чем пропоет петух, трижды отречешься от Меня». Сколько раз предавали кормильцев наших — крестьян, — я уж и со счета сбился. И до первого кукареку, и после третьего... Смолкли наши «иерихонские трубы», еще несколько месяцев назад похвалявшиеся сделать 2005 год годом села. И не только его увековечить полнозерными снопами и мощными молочными струями, но и весь период до 2015 года.

Не знаю, будут ли жить как в раю аграрии через десять лет, но в этом году — однозначно нет. С нынешним бюджетом, да еще и в корне измененным Таможенным тарифом (в котором существенно снизили импортные ставки на продовольственную группу 1—24 УКТ ВЭД) — прямая дорога если не в ад, то в промежуточный пункт — чистилище. В сущности, сельскохозяйственной отрасли нанесли хук с обеих рук, от которого вряд ли оправился бы и самый титулованный боксер.

Вечный страдалец

Ему постоянно чего-то не хватает: мудрых руководителей, милостей природы, средств... Еще ни разу ни один бюджет не утолил аппетит агропромышленного комплекса. Накануне принятия главной финансовой книги на 2002 год правительство божилось, что по сравнению с 2001-м расходы на АПК возрастут на 31,84%. Точно, как в аптеке! Крестьяне послюнили химический карандаш, подвели сальдо-бульдо: почти полмиллиарда гривен довеска. Почти в два раза превышает бюджет 2000 года. Можно жить! А если депутатам-аграриям удастся выцыганить еще миллиард гривен, то и на танцы в клубе хватит.

Однако в результате перекраивания бюджетная тога для главного кормильца государства хоть и стала длиннее и шире на 200 млн. грн., но в основном за счет ассигнований на заработную плату. Расходы же на производственную сферу сократились почти вдвое. И это при том, что, согласно статье 10 Закона Украины от 18 января 2001 года «О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001—2004 годов», доля госбюджетных средств на финансирование развития АПК должна была быть не менее 5%. То есть уже в 2002-м должна была увеличиться до 2 млрд. 354 млн. грн.

Прошел год — и крестьян снова начали кормить сладкими обещаниями. Однако выяснилось, что бюджет поделили до них и без них, оставив аграриям те же крохи, что и в прошлом году. Профильный комитет Верховной Рады в очередной раз пытался «отвоевать» миллиард гривен. Безуспешно... Правительство успокоило тем, что село будут подкармливать из недоимок, трансфертов, субвенций... В действительности же выполнение бюджета-03 оказалось худшим за последние три года.

Теплее стало, когда в бюджете-04 увидели дополнительные 700 млн. грн. по сравнению с прошлогодней пайкой. Да и тех чуть не лишились, если бы вовремя не заметили, что правительство вознамерилось на такую же сумму аннулировать селу налоговые льготы. Преференции удалось отстоять, и пополнившийся бюджет — 2,5 млрд. грн. — вроде бы устроил всех. Ликовали растениеводы и животноводы, радовались министерские чиновники, не переставая повторять, что принятый бюджет — лучший за годы независимости Украины. Впервые 63% государственных средств будут направляться на финансирование целевых программ! Называли бюджет-04 бюджетом развития, а не проедания, как предыдущий. Позже, подстегиваемое избирательной гонкой, правительство расщедрилось и внесло изменения в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2004 год», согласно которому селу достались дополнительные 1350 млн. грн.

Однако когда пришло время отчитываться о выполнении бюджета на профильном комитете ВР, представитель МинАП выглядел осунувшимся. А чем он мог похвастаться? Тем, что на декабрь, за несколько дней до Нового года, Минфин выделил агропромышленному комплексу 668,5 млн. грн. — четверть годовых объемов? Несмотря на катастрофическую ситуацию в животноводческой отрасли, программу «Финансовая поддержка производства продукции животноводства и растениеводства» по бюджетной росписи Министерства аграрной политики профинансировали лишь на 70%. Из 429,5 млн. грн. годовых бюджетных ассигнований на декабрь запланировали 132 млн., то есть более 30% годовой суммы. Селекционная программа в растениеводстве также недосчиталась 20% средств. С огромным знаком минус выделялись средства и на программу финансовой поддержки фермерских хозяйств через механизм кредитования: из запланированных 10 млн. грн. использованы только 1,2 млн.

Можно упрекать Минфин в плохом составлении бюджетной росписи, когда основное финансовое бремя перекладывают на четвертый квартал, а точнее — на последний месяц года. Такие суммы отрасль «переварить» не в состоянии, потому и списывают ежегодно около 100 млн. грн. Но и Министерство аграрной политики, его региональные низовые управленческие структуры отнюдь не назовешь прытким Фигаро. Нерасторопность в использовании уже выделенных средств очевидна. На удешевление стоимости минеральных удобрений отечественного производства из 140 млн. грн. ведомство переадресовало крестьянам только 100. Пообещало частично компенсировать затраты сельхозпредприятий на сев яровых и озимых зерновых и... обесценило свой же почин, поскольку из 350 млн. грн. сумело использовать менее 100 млн. После этого крестьянского доверия к государственным мерам поддержки поубавилось: кому ж охота тратить собственные средства без надежды на возмещение?

А что же с бешеными темпами кредитования АПК? Ежегодно повторяя тезис о необходимости отрегулировать это важное дело, министерство, вместе с тем, не заботится об использовании уже существующих компенсаторных механизмов. Чем объяснить, что бюджетные средства, предусмотренные на удешевление краткосрочных кредитов коммерческих банков, использованы на 70%, а долгосрочных — только на 24%?

Упомянутые выше бюджетные вехи отличаются разве что величиной годовых сумм на обеспечение АПК. Одинаковы политика, поведение, психология всех участников финансово-распределительной верстки. Правительство ни разу не выполнило данных крестьянам обещаний, постоянно нарушало действующее законодательство в части финансирования отрасли. Парламентский комитет по вопросам аграрной политики и земельных отношений упорно оппонировал кабминовцам, каждый раз отклоняя их росписи как недостаточные. Депутаты, так или иначе причастные к производным от слова «село», взывали с трибуны «Село погибает!», критиковали бюджеты как антикрестьянские и... за них, дефективных, голосовали. Министерство аграрной политики, в свою очередь, не переставало верить во всесильность профильного комитета ВР в отстаивании бюджетных позиций, надеялось на взаимопонимание с Минфином, Минэкономики в очередной раз клялось осуществить ряд мер, чтобы повысить эффективность использования бюджетных средств, устранить нарушения и злоупотребления, обеспечить максимальную прозрачность и гласность. А Счетная палата с КРУ время от времени «откапывали» все новые и новые факты разбазаривания бюджетных средств, их нецелевого использования. И повторяли: агропромышленный комплекс — на втором месте по коррупционным действиям, каждое четвертое преступление совершено в системе АПК...

Утрите бюджетные слезы!

С этим ворохом проблем мы втянулись в бюджетный процесс 2005 года. И противостояние обострилось уже при первом чтении национального гроссбуха. Ну, чем, скажите, не угодил азаровский проект депутатам АПУ? Той фракции, у которой тогда еще «А» не упало, а «Н» не пристало... Только тем, что бюджет не вписывался в «десятину», заложенную в постановлении Верховной Рады от 24 июня 2004 года «Об Основных направлениях бюджетной политики на 2005 год»: предусмотреть средства в объеме не менее 10% расходной части Государственного бюджета Украины на развитие аграрного сектора и села.

Ну, не хватало нескольких сотен миллионов гривен до задекларированных 9,4 млрд. Да такой суммы агросектор сроду не видывал! Еще вопрос, сможет ли он ее вообще физически «переварить». Депутаты-аграрии помитинговали и получили на второе чтение финансовый фолиант с «улучшенной» суммой: минус 2 млрд. грн. И, несмотря на все словесные перепалки, Верховная Рада проголосовала за урезанный бюджет с надеждой на... нового Президента, новое правительство. Дескать, в третьем чтении откорректируем!

Но тимошенковский черновик в части АПК оказался хуже предыдущего варианта. И парламентские «прокрестьянские» силы воспользовались этим, дабы освежить собственный политический имидж, припугнуть власть дублем оранжевой революции с участием механизаторов и доярок. На самом же деле, все эти угрозы оказались обычным взрывом эмоций. Далекая от совершенства расходная часть на нужды агросектора не помешала принять на ура новый вариант бюджетного закона.

Нарушить архитектонику главной финансовой книги пыталась и новая команда МинАП. Ведомство требовало в основном одного: денег, денег и еще раз денег. Буквально за день до голосования в Верховной Раде Иван Демчак, первый заместитель министра аграрной политики, неоднозначно намекнул, что доработанный бюджет не устраивает аграриев:

— Нынешний вариант на 197 млн. меньше действующего бюджета. Если учесть рост зарплат и пенсий, то общая сумма расходов составляет минус 430 млн. грн. По сравнению с прошлым годом финансирование целевых программ сокращено на 324 млн. Мы все же надеялись, что принятый в прошлом году бюджет послужит канвой, которую мы нарастим с третьего подхода, а вышло наоборот. В сущности, наши поправки остались без внимания. Просили на поддержку производства молока и молочной продукции 415 млн. грн. — ничего не получили. Закладывали 200 млн. на развитие фермерства — осталось 17,5. На восстановление страхового дела в растениеводстве планировали 100 млн., выделили 56. С минусом остались такие позиции, как выплата задолженности по зарплате работникам обанкротившихся предприятий — 290 млн., формирование государственного продовольственного аграрного рынка — миллиард. И, что самое главное, «заморозили» собственно развитие социальной сферы: 600 млн. повисли в воздухе и еще 200 млн. — на компенсацию уже сооруженных объектов.

Говорят, соцсферу будут финансировать за счет местных бюджетов, продолжил г-н Демчак. Между тем почти 90% средств поселковые и сельские советы тратят на зарплату. Если мы хотим жить по стандартам ВТО и ЕС, то и АПК нужно финансировать, по крайней мере, на стабильном базовом уровне. В целом, учитывая значительное подорожание минеральных удобрений, горюче-смазочных материалов, бюджет должен был быть вдвое больше.

Итак, скатерть-самобранка не получилась. Новации, а их три, с помощью которых МинАП попробовало наполнить бюджет, отклонили как несовершенные. Первой чиновники пытались перенести сроки отмены льгот по уплате НДС для сельхозпроизводителей с 1 июля 2005 года на 1 апреля 2006-го. Почему именно «смешной» день избрало для этого ведомство, можно только догадываться. Написали бы прямо: до выборов, а там, как Бог даст. В итоговом варианте бюджета преференции для крестьян отсрочили до 1 января 2006 года.

Второе нововведение предусматривало замену механизма государственного финансирования садоводства, виноградарства и ягодоводства: вместо ручного распределения средств от 1% сбора на развитие этой сферы — удешевленные кредиты. А кто подсчитал, что в текущем году от отраслевого сбора поступят именно 102 млн. грн., заложенных в бюджете? Кто сказал, что мичуринцы смогут подступить к кредитным ресурсам, если у них нет залога, а банки «спонсируют» в соотношении 1:5? Приходится закладывать все, даже собственное имущество, кроме жены. Не берут... С каких это пор МинАП стало считать долгосрочными кредиты сроком на... один год, в то время как сад начинает плодоносить как минимум после пяти лет ухода за ним? Кабмин вынужден был вернуться к старой схеме поддержки садоводов и виноградарей, хотя она отнюдь не идеальна, и совершенствовать ее придется тому же МинАП. Причем незамедлительно.

Попытка изменить бюджетную статью, предусмотрев 30% удешевления приобретенной сложной сельскохозяйственной техники отечественного производства за счет государственных средств на компенсацию ставки по банковским кредитам, также оказалась неудачной. По тем же причинам: трудно получить дешевые и «длинные» кредиты.

Хотя в части финансирования аграрного сектора бюджет и увеличился на 300 млн. грн., настроение от этого довеска улучшилось не у всех. Олег Юхновский, секретарь аграрного комитета Верховной Рады, так оценивает документ:

Начну с наиболее существенного — социальных вопросов. 1,2 млрд. грн. из бюджета пойдут на выплату сельских пенсий, плюс 60 млн. льготной категории пенсионеров — механизаторам и дояркам, которые выходят на заслуженный отдых на пять лет раньше. До последнего времени неурегулированной оставалась ситуация с газификацией сельских населенных пунктов. Естественно, при напряженном бюджете выделять средства на капиталовложения чрезвычайно проблематично. Но снять эти вопросы с повестки дня означало бы «заморозить» уже сделанное в предыдущие годы. Только в прошлом году на эти нужды было выделено более 400 млн. И правительство поступило мудро, предложив сбор в виде целевой надбавки к существующему тарифу на природный газ для потребителей всех форм собственности в размере 1,5%. Таким образом, будут аккумулированы средства и темпы газификации села сохранятся.

Что касается экономического блока, то учтено предложение выделить 36 млн. грн. на создание государственной аграрной биржи, 7 млн. — на функционирование Аграрного фонда. В заключительных положениях бюджета Кабмин предложил часть активов Госрезерва передать Аграрному фонду. Если это будет сделано в течение месяца, то даже при отсутствии средств на осуществление финансовых интервенций на рынке сельскохозяйственной продукции Аграрный фонд реализует часть активов и накопит определенные средства для этих операций. Финансовый толчок произошел по инициативе Минэкономики, которое наполнило реальными средствами идею Закона «О государственной поддержке сельского хозяйства Украины».

Большой победой считаю появление отдельной строкой в бюджете расходов на научные разработки в сфере стандартизации и сертификации сельскохозяйственной продукции — 41 млн. грн. Учитывая начатую Кабмином либерализацию таможенно-тарифной политики, этот вопрос весьма актуален, поскольку речь идет о наработке и гармонизации стандартов и технических условий с нормами ЕС. В сфере АПК таких стандартов крайне мало — 10—12%. И это, естественно, вызывает серьезные опасения, что в Украину хлынет иностранный продовольственный ширпотреб.

Признаки подобной экспансии видны уже сейчас: варенные колбасы с соевыми наполнителями по цене колбасы из мясного фарша. Очевидно, что наряду с серьезным контролем за качеством продукции нужно применить и градационную ценовую шкалу, чтобы выстроить по ранжиру псевдо- и настоящие продукты питания. Основное бремя при разработке стандартов ложится непосредственно на Министерство аграрной политики. А без них — ни шага в ВТО.

Но, похоже, ведомство до сих пор не может справиться не то что с глобальными, но и локальными проблемами. Никак не удается ему выйти из ареала ситуативного мышления, ведь каждый день подсовывает какие-то ребусы с кроссвордами. И МинАП, как бы ни ходило — по диагонали, вертикали или кругу, не в состоянии решить их, поскольку большинство из них в компетенции правительства.

Не впервые как раз накануне посевной 944 тыс. тонн минудобрений проданы за рубеж, и теперь мощности химических предприятий не успевают за темпами аграриев. Проблема даже с 300 тыс. тонн, за которые крестьяне уже заплатили.

Пока министр Александр Баранивский размышлял, какими красками — анилиновыми, гуашью или акварелью — подкрасить солярку, чтобы ее не воровали у механизаторов, более дешевое «крестьянское» горючее вообще пропало. Сеятели растерялись: горючего — на один выход в поле. Закроешь влагу — не хватит на посевную, пропустишь первую технологическую операцию — зерно ляжет в сухую почву, одним махом двух зайцев убьешь — превысишь за оптимальные сроки сева. Вот и думай!

От этого процесса никто не отлучал и само Министерство аграрной политики. Не определилось оно, как того требовал Президент, с тремя-четырьмя приоритетными направлениями, которые бы могли оживить захиревшую отрасль. Где взять 16 млрд. оборотных средств, чтобы она и вовсе не умерла? Но ведь над агроформированиями висит еще и трехмиллиардный кредитный долг...

Пора, в конце концов, реализовать то, о чем годами говорят в пиковые периоды сельхозработ: создать резервный запас дизтоплива, украинскую нефть направить прежде всего на нужды аграриев, чтобы не зависеть от внешних факторов, ввести мораторий на экспорт минудобрений, пока химпредприятия не насытят внутренний рынок... Но что-то снова помешало МинАП не упустить весенний момент.

Темпы сева в десять раз отстают от прошлогодних. Подкормили лишь шестую часть озимых. И это при том, что погода подстегивает: одновременно придется витаминизировать 7,6 млн. гектаров озимых, «ремонтировать» поредевшие поля, засеять 17 млн. гектаров ранних зерновых, следом без передышки — технические культуры... Но уже на старте аграрному ведомству не хватило мобилизационных сил.

Вперед батьки в... рай?

Те, кто ни дня не может прожить без крокодильего мяса, копченых акульих плавников или креветок, могут радоваться. После введения нулевой импортной ставки они, может, и подешевеют. Мне же, сориентированному на среднюю линейку морепродуктов, остается надеяться, что и хек с мерлузой и минтаем снизятся в цене. Ну, не совсем до того предела, когда килограмм копченой скумбрии стоил рубль двадцать. Хотя и из советских времен можно было бы позаимствовать некоторый позитив: тогда рыба стоила в два раза дешевле мяса. Я не против, чтобы и последнее было доступнее более широким слоям населения, нежели сейчас. И чтобы не только сравнительно дешевой курятиной восполнялась нехватка животного белка в организме. Но ведь не такими же темпами и методами!

Вообще-то с одобрением воспринимаю евроинтеграционные намерения Украины, наше движение в ВТО. Хотя, по большому счету, чаще думаю не о месте Украины в Европе, а о месте села в Украине. Не стереть бы его ненароком с карты! Если бы проект закона Украины №7181 «О внесении изменений в некоторые законы Украины» остался, прошу прощения за тавтологию, без изменений, то сельскохозяйственному производству был бы каюк, а с ним — и селу.

Идеология документа правильная: бороться с контрабандой товаров путем существенного уменьшения и устранения чрезмерной дифференциации ставок ввозной таможенной пошлины на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию. Не спорю: на сегодняшний день не все импортные ставки терпимы. На некоторые товары они скорее являются запретительными — от 50 до 150%, нежели разрешительными. Ясно, что при таком уровне о легальном импорте нечего и говорить.

Более того, значительное количество ставок на однородные товары в Таможенном тарифе чрезмерно дифференцировано — от 0 до 25% и выше. Заваривая чай, мы даже не подозреваем, что на него — ароматизированный или обычный, — действуют ставки ввозной таможенной пошлины от 10 до 200%. Чуть меньший разброс наблюдается на готовые продукты питания, изготовленные из зерна зерновых культур (кукурузные хлопья и др.), — от 20 до 114%. Но путем несложных манипуляций субъекты внешнеэкономической деятельности уклоняются от уплаты налогов в полном объеме: занижают таможенную стоимость товара, «играют» на его классификации. Конечно, теневые схемы обедняют государственный бюджет, садят ниже ватерлинии отечественного производителя...

Что делать? Бороться! Бросили клич «Контрабанда — стоп!» Заодно решили устранить еще одно препятствие: уменьшить льготные ставки ввозной таможенной пошлины, установить полные ставки на уровне льготных, а также в подавляющем большинстве заменить специфические и комбинированные ставки на адвалорные.

Минэкономики не скрывало, что действующая среднеарифметическая ставка по товарам группы 1—24 после пересмотра снизится с 19,69 до 10,54%. При этом на живой скот, продукты животного происхождения — с 20,88 до 9,04%, продукты растительного происхождения — соответственно 16,49 и 8,16, жиры и масла растительного или животного происхождения — 16,67 и 9,54, готовые пищевые продукты — 24,73 и 15,42%. Чувствуете контрасты? Тогда зачем мы ссорились из-за аграрного бюджета, если чужеземное продовольствие отобьет охоту у украинских крестьян производить аналогичное? Ради чего поддерживать животноводство, дотировать молоко, помогать свекловоду?

Средневзвешенная ставка ввозной таможенной пошлины на сельскохозяйственную продукцию могла снизиться почти на треть. В результате этого поступления в госбюджет уменьшились бы на 36 млн. долл. США. Вместе с тем нелегальный импорт товаров, на которые уменьшены ставки ввозной таможенной пошлины, по мнению экономического блока правительства, превратился бы в легальные потоки, возросли бы его объемы и потери бюджета компенсировались за счет НДС вследствие расширения базы налогообложения. Ведь в прошлом году фактически начисленная, но не уплаченная ввозная таможенная пошлина по поставкам сельскохозяйственной и продовольственной продукции через специальные экономические зоны и территории приоритетного развития нанесла ущерб государственному бюджету в размере 628 млн. долл. США (в частности, только от мяса и продуктов питания — 613 млн.), что в 17 раз больше, чем расчетные потери от указанного законопроекта. Итак, судя по оптимизму Минэкономики, мы бы были с приварком — 592 млн. долл.

С Василием Калинчуком, первым заместителем главы аграрного комитета ВР, тасовали таможенные ставки по продовольственной группе и так, и сяк. Получилось: бабка надвое сказала... Как ни крути, а масло сливочное после снижения таможенного тарифа почти на 90% и снятия специфической ставки просто невыгодно производить, поскольку страны ЕС выплачивают фермерам экспортную дотацию в размере почти 1400 евро за тонну. И наш картофель, которого производят почти по полтонны на брата при рациональной норме потребления 100 килограммов, не устоит перед заграничным трансгенным. А с ним и сахар… Детально проанализировав таможенные нововведения, согласились с изменениями по десяти группам, а по 14 — категорически нет.

С Василием Антоновичем солидарен и Олег Юхновский, его коллега:

К сожалению, из одной крайности мы шарахаемся в другую. То были стопроцентные запреты, теперь — та же «сотка», но либерализированная. Что предлагало правительство? От комбинированных ввозных ставок полностью перейти к адвалорным. Собственно говоря, идеология проекта приемлема: при помощи последних можно регулировать цену внутри страны, ориентируясь на колебания на внешних рынках. При этом не внося срочные изменения в таможенно-тарифное законодательство. Но по продовольственной группе 1—24 существуют некоторые оговорки.

Во-первых, при применении адвалорных ставок довольно велик риск занижения таможенной стоимости импортных продуктов. Следовательно, нужно отработать механизм ценового контроля вместе с одновременной проверкой качества. Во-вторых, есть небольшая группа товаров, для которых адвалорный подход неприемлем. Для этой сельхозпродукции необходим адаптационный, переходной период, в течение которого, считаю, целесообразно сохранить комбинированную тарифную ставку: адвалорную, в процентах — на перспективу, а специфическую, в твердой валюте — на более короткий срок. Не запретительную, а позволяющую конкурировать внутреннему производителю, а в случае дефицита безболезненно восполнить нехватку того или иного продукта за счет импорта. В-третьих, по определенной группе товаров нужно прибегнуть к квотированию, от которого поэтапно перейти к комбинированной таможенной ставке и адвалорной. Хотя квотный принцип — это большая вероятность злоупотреблений. Но ведь правительство обещает обеспечить прозрачность экспортно-импортных операций...

Дискуссии вокруг проекта закона Украины №7181 высветили еще одну проблему. В свое время ставки ввозной таможенной пошлины на группу 1—24 корректировались статьей 6 Закона «О государственном регулировании импорта сельскохозяйственной продукции». Но с принятием Таможенного тарифа она в пакете с другими перекочевала в него. Статья 2 Закона «О Таможенном тарифе Украины» гласит: «Установление новых и изменение действующих ставок ввозной таможенной пошлины, определенных Таможенным тарифом Украины, осуществляется Верховной Радой Украины путем принятия законов Украины с учетом заключений Кабинета министров». Вместе с тем прохождение того или иного закона затягивается во времени. Поэтому, как мне кажется, мы должны делегировать Кабмину определенные полномочия парламента. Особенно по продовольственной группе 1—24 — наиболее социально значимой, где действительно необходимо оперативное вмешательство.

Собственно, в ходе дискуссий от законопроекта №7181 «О внесении изменений в некоторые законы Украины» остались только перья. Говорят, заново переписанный вариант, в котором правительство пошло на значительные уступки, уже гуляет по комитетам ВР. Если перечеркнутый вариант рассматривать еще и как соперничество двух подходов — либерализма Сергея Терехина и социализма Александра Баранивского, то можно было бы говорить о победе интеллекта министра аграрной политики над министром экономики. Но состязательностью тут и не пахнет. Заседание правительства — это не профессорская пара, на которой Сергей Анатольевич должен читать лекцию по азбучным экономическим истинам кабминовскому студенту Александру Петровичу. Не его это функция...

Не найдя в лице Александра Баранивского защитника интересов отраслей, ополчившихся против дискриминационных таможенных тарифов, их лидеры прибегли к динамизму, наступательности народного депутата Екатерины Ващук, которая и начала «разруливать» ситуацию. Появились первые признаки взаимопонимания.

В четверг Кабинет министров подписал меморандум с крупными предприятиями — производителями курятины, согласно которому последние обязались уже с 15 апреля снизить оптово-отпускные цены до 10 грн. за килограмм мяса бройлеров и удерживать эту планку до конца года. Если государственная поддержка отрасли сохранится на уровне 2004-го и правительство поставит заслон импорту недоброкачественной продукции, то птицеводы гарантируют динамичный рост объемов продукции — на 30% (100 тыс. тонн мяса).

Социалисты же считают, что Кабмин подчинился требованиям как раз благодаря их вмешательству. Так, по крайней мере, заявлял на митинге под стенами Верховной Рады вождь Соцпартии Александр Мороз. Согнанным партийными предводителями крестьянам с домашней живностью Сан Саныч посоветовал отвести к дому правительства бычка и написать на его боку: «Юля! Нас не так багато!»

Воспитанный на принципах развитого социализма, никогда не опускаюсь до фамильярности. Но в данном случае преступлю черту... Мне так и хочется собрать небольшую отару, подогнать ее к офису Соцпартии и на вожаке-баране, у которого на шее болтается колокольчик-тронка, написать: «Саша! Убери своего тезку-министра, пока он не угробил село окончательно!»

Опасение не лишено оснований. Первый тревожный звоночек для Александра Баранивского уже прозвучал. 1 апреля, в рамках открытия постоянно действующей аграрной выставки-ярмарки в Чубинском под Киевом, прошло расширенное заседание АФЗУ. Фермеры столь категорически потребовали отставки министра, что Леониду Козаченко, советнику Президента, участвовавшему в собрании, пришлось гнать машину в Киев и возвращаться с Иваном Демчаком, первым замом, чтобы тот утихомирил народ...

Шаткость позиции квотного протеже почувствовал, видимо, и Александр Мороз. С потерей сельского министра Соцпартия лишается и адресного электорального поля. Вот Сан Саныч мгновенно сообразил и выступил «защитником» интересов обездоленного класса. Хотя угрозу от государственного чиновника-социалиста едва ли отвел. Все идет к тому, что министр отсеется, а вот убрать хлеб не успеет...

С блеющими домашними животными вроде бы разобрались. А как быть с петухами? С их будяще-предостерегающим «кукареку»? Апостол Петр, услышав в полночь крик петуха, падал ниц и слезно раскаивался в том, что отрекся от Иисуса. Даже после того, как воскресший Господь простил ему предательство. Другое дело — мы, украинцы. Настолько беспечны, что вспоминаем о грехах тогда, когда горластая птица, только в жареном виде, клюнет в причинное место. Но простит ли село нашу вину перед ним?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно