«Сладкие» похороны

12 марта, 2010, 14:32 Распечатать

Стремительное подорожание сахара за последние месяцы на 38% заставило Антимонопольный комитет искать логово сговора и антигосударственных действий в.....

Стремительное подорожание сахара за последние месяцы на 38% заставило Антимонопольный комитет искать логово сговора и антигосударственных действий в... ассоциации «Укрцукор». Две недели весь руководящий состав неприбыльной общественной организации, которой является «Укрцукор», разъяснял трем клеркам, откуда ноги растут. Но дошло ли до них, как пел Высоцкий, «кто эту кашу заварил»?

Два года подряд — 2007-й и 2008-й — Украина захлебывалась от перепроизводства сахара. Напряжение отчасти мог сбить экспорт, но в родных пенатах правительству досаждали другие проблемы, поболезненнее. От них пытались отделаться установлением минимальных цен на сахарную свеклу и сахар, наполовину удовлетворяющими реальные нужды бюджетными дотациями на гектар посевов. Впрочем, и тех аграриям не выплатили... А то, что сахаровары заканчивали год с почти миллиардом гривен убытков при устойчивой цене на готовый продукт, никого не интересовало.

Вот оно и прорвало! Но беда не сблизила ни правительственных чиновников, ни законодателей с потерпевшими. Минэкономики упрямо открещивается: «Ваше дело — производить, наше — корректировать цены!» И... негласно раздает квоты на импорт тростника-сырца не национальным, а чужим компаниям. Аграрный комитет Верховной Рады знай себе подпевает: нужно отменить Закон «О государственном регулировании производства и реализации сахара» как недейственный. Все это вместе приведет к окончательной анархии в отрасли, при которой трудно будет установить, кому достаются вершки, а кому — корешки.

Правительственная «ботва»

В нынешнем сезоне сахаровары произвели 1,3 млн. тонн сахара из традиционного сырья. То есть свеклы. Могли бы и больше, если бы...

Во-первых, прогнозы перетасовала погода, оставив без живительной влаги во второй половине вегетационного периода две трети свекловичных площадей. Во-вторых, потеряли и на том, что созревшая свекла засиделась в грунте. Промышленники умоляли Кабмин: помогите запустить заводы! Хотя бы кредитами... На две недели опоздали с пуском, и за это время свекла утратила тургор — твердость. А в увядших и мумифицированных корнеплодах сахаристость, ясное дело, ниже, чем в свежих.

На технологическое качество негативно повлияло и то, что почти 70% свекловичных семян — зарубежной селекции, что исключает длительное хранение урожая в кагатах. Только конвейерный способ использования: с поля прямо на завод! Уже на третьи сутки свекла в кагатах портится.

На круг — недополучили 250—300 тыс. тонн сахара. Но даже с ними в балансе зияла бы брешь в 250—300 тыс. тонн, поскольку годовая потребность Украины в сладком продукте составляет 1,8 млн. тонн. Чем покрыть недостающее? Привозным сырцом? Не торопитесь! До него еще дойдем, а пока потревожим внутренние запасы. По крайней мере, Аграрного фонда.

Последний в течение трех лет должен был закупить в государственный продовольственный резерв, как и предусмотрено действующим законодательством, 800 тыс. тонн отечественного сахара, а сподобился лишь... на 25 тыс. Эти пустые закрома и заставили правительство выпасть в дефицитный осадок, лишили возможности укротить ценовой беспредел интервенциями.

Осенью Минэкономики хвасталось, что привезет из Беларуси 100—150 тыс. тонн, но делегация возвратилась с пустыми руками. Не сложилось и с сахаром-сырцом: из прошлогодней квоты 263,9 тыс. тонн, учитывая высокие мировые цены на сахарный тростник и подножки Минэкономики, Украина импортировала только 39,5 тыс. Нереализованные заверения, реальный дефицит и спровоцировали панику на «сладком» рынке. Цена рванула вверх.

Опять танцуем от произведенных 1,3 млн. тонн. Они есть? Есть! Таможня говорит: за границу не вывезено ни тонны. Более чем 120—130 тыс. тонн сахара в месяц украинцы не съедают. Так куда же он подевался? Все молчат. Хотя это обязанность государства — знать, сколько его, где он хранится и у кого. Все-таки речь идет о стратегическом продукте! Ускользает из поля зрения — введите декларирование сахара, лицензирование... Как с зерном.

Летом 2006 года правительство признало, что Закон «О зерне и рынке зерна в Украине» в части учета зерна несовершенен. Он не позволяет эффективно регулировать зерновой рынок, вовремя и адекватно реагировать на ситуацию по обеспечению продовольственной безопасности страны. Как поступил Кабмин? Подал в парламент законопроект, которым ужесточил требования к декларированию зерна субъектами его хранения, чтобы иметь полную и достоверную информацию об имеющихся на внутреннем рынке объемах зерновых. После его принятия сельскохозяйственные предприятия, фермерские хозяйства и даже физические лица стали отчитываться о наличии у них и 100 тонн зерна, и 50... Да еще и в разрезе культур.

Почему бы не ввести аналогичную систему мониторинга для сахара? Тогда чиновники не гадали бы на сырцовом сиропе. Так, по состоянию на 1 января 2010 года запасы сахара у всех субъектов оцениваются в 1,275 млн. тонн. При этом 233 тыс. тонн — это остатки на складах сельхозпредприятий. На заводах хранятся 595 тыс., из которых 400 тыс. тонн — сахар собственно заводов, 149 — сельхозтоваропроизводителей, 40 тыс. — физических лиц за сданную свеклу, 6 тыс. тонн — инвесторов. У остальных хранителей находятся 447 тыс. тонн: 200 тыс. тонн — у селян и горожан, 150 — на предприятиях оптовой торговли, 15 — розничной торговли и, наконец, 82 тыс. тонн — на предприятиях пищевой промышленности, в банковском залоге... Подытоживаем. Совпадает? Цифра в цифру — 1,275 млн. тонн!

Замечу: данные получены оперативно-экспертным путем, и они не тянут на точность Госкомстата. Хотя уважаемые статистики такой «мелочью» не занимаются, как и ведомства рангом повыше, поэтому и не ориентируются в сахарном сальдо-бульдо.

Следовательно, указанных объемов Украине хватит до начала августа. Тогда как подслащать тоскливую жизнь необходимо будет до сентября... Выходим на дефицит в объеме почти 450 тыс. тонн, учитывая положенный по нормативам на этот период трехмесячный запас.

Но пока сахар есть, почему за него просят столь высокую цену? Начну с того, что живем мы не в резервации, и мировые котировки не могли обойти внутренний рынок. В течение прошлого года цены на белый сахар на Лондонской бирже выросли в 2,2 раза (до 705 долл. за тонну), а на сахар-сырец на Нью-йоркской бирже — в 2,4, и в одесском порту тонна стоила 638,4 долл. Цена на сырец в начале 2010 года подскочила еще на 48,9 долл.

Теперь к проблемам внутренним. Как ни крути, расходы на производство сахара из свеклы урожая 2009 года возросли. Оптово-отпускные цены в течение прошлого года с 3—3,50 грн. за килограмм поднялись до 5,80—6,40. А в розничной торговле этот подъем достиг 99,2% — с 3,72 до 7,41 грн. за килограмм. Среднемесячный рост цен в торговле зафиксирован на уровне 8,3%.

Здесь самое время напомнить об еще одной «фиксации», а именно — декларировании цены, выше которой ты не имеешь права продать сахар. На первый взгляд, это — действенный запретительный фактор, удерживающий производителя от заигрывания с ценой. Но что происходит сейчас?

Я купил партию сахара, когда он стоил 4,5 грн. за килограмм, не требуя декларации. Сегодня же, когда товар вырос в цене, я тоже вышел на рынок со своим добром. Но тут нагрянула Госценинспекция: покажи декларацию! От первой проверки откупился и, чтобы не нарваться на двойной штраф, втихаря слинял с рынка: лежал сахар три месяца и кушать не просил, полежит еще столько же. До лучших времен для меня и худших — для государства. Все равно продам дороже!

Таких, как я, в Украине немало. При нехватке собственных оборотных средств, ограниченном доступе к кредитным ресурсам более половины сахаросырья заводы переработали на давальческих условиях. Отпускали его тоже без декларации, и теперь эти объемы из-за ценовых колебаний оказались заблокированными: собственники не рискуют нарваться на разорительные штрафы. То есть сахар есть и вместе с тем — под вынужденным арестом.

Какой выход? Специалисты советуют: отмените декларацию как обязательный запретительный механизм, отмените штрафные санкции. Рынок оживет за счет аграриев, которым крайне необходима живая копейка. На проведение весенне-полевых работ им не хватает 14 млрд. грн. Без кредитов, инвестиций крестьянам ничего не остается, как только продать собственный сахар.

И все же спровоцированную государством брешь в сахарных залежах так или иначе латать надо. Поскольку государственному стабилизатору — Аграрному фонду — крыть ничем, светлые умы из Минэкономики поглядывают за границу, теша себя сказкой о вершках и корешках. Однако проза намного жестче.

Беларусь откровенно говорит: у нас нет свекловичного сахара, который можно экспортировать в Украину в режиме свободной торговли. Вот завезем тростник, переработаем и продадим вам по 880 долл. за тонну. Однако на сырцовый сахар льгота не распространяется. Наоборот, нужно уплатить ввозную пошлину в размере 50% его стоимости.

Минэкономики пренебрегло этим, и в проекте постановления Кабмина «Об особенностях импорта сахара белого из Республики Беларусь на таможенную территорию Украины» приравняло его к обычному свекловичному. Причем проект указанного постановления ведомство внесло на рассмотрение Кабинета министров с нарушением регламентных требований, поскольку документ не поступал на согласование в Министерство аграрной политики и в общественные организации свеклосахарной отрасли.

Топорным и даже вредительским представляется проект распоряжения Кабмина «О закупке сахара в государственный резерв» в авторстве того же Минэкономики. В пункте 3 читаю: предусмотреть отсрочку по уплате ввозной пошлины и налога на добавленную стоимость при осуществлении операций по закупке в государственный резерв сахара иностранного происхождения (выделено автором. — В.Ч.).

И не хотелось бы поучать экономистов с торговым образованием, но придется.

Начну с того, что, согласно ВТОшным обязательствам, Украине запрещено закупать сахар-сырец в государственный материальный резерв. Указанный вид продукции должен свободно перемещаться на рынке. Теперь о финансовой стороне соглашения. Согласно законодательству Украины, решение об установлении таможенных льгот принимается исключительно законами, а не распоряжениями. К тому же отсрочка при уплате ввозной пошлины и налога на добавленную стоимость, предусмотренная проектом акта, отнюдь не удешевит сахар.

С учетом транспортировки белого сахара на территорию Украины, уплаты 50% ввозной пошлины и НДС стоимость тонны составит 11,1 тыс. грн., а сахара-сырца — 10,7 тыс. грн., что превышает оптово-отпускные цены отечественных производителей.

Основной аргумент Минэкономики: для стабилизации цен и снижения ажиотажного спроса необходимо контролировать около 15% емкости рынка. Вот для этого и нужно наполнить Госрезерв импортным сахаром. Собственно говоря, это не его прерогатива, а Аграрного фонда. Функции последнего четко выписаны в Законе «О государственной поддержке сельского хозяйства Украины», согласно которому АФ нужно было в прошлом году закупить 298 тыс. тонн отечественного сахара, сформировав государственный продовольственный резерв. Но при благоприятной закупочной цене — 4500—4700 грн. за тонну — Аграрный фонд сушил весла на финансовой мели. Бедный и голодный.

Из этой чиновничьей возни понятно одно: на закупку чужеземного сахара по сомнительным и откровенно противозаконным схемам в бюджете есть валюта, а на родных производителях экономят даже гривни. Так кому подыгрывает или, точнее, на чьей стороне играет Минэкономики?

Если еще кто-то сомневается, проанализируйте выдачу лицензий на импорт в Украину сахара-сырца из тростника в пределах ВТОшной тарифной квоты. Если бы с ними не тянули, не выдвигали необоснованные требования, то отечественные сахаровары могли бы выбрать прошлогоднюю квоту полностью — 263,9 тыс. тонн, а следовательно, стабилизировать одичавший рынок.

Порядок распределения тарифной квоты регламентируют постановления Кабинета министров от 2 ноября 2008 г. №1002 «Об утверждении Порядка распределения тарифной квоты на ввоз в Украину сахара-сырца из тростника» и от 27 декабря 2008 г. №1125 «Об использовании сахара, произведенного из сахара-сырца из тростника, который ввезен в Украину в пределах установленной тарифной квоты», а также приказ Минэкономики от 20 января 2009 г. №15 «О порядке выдачи лицензий на импорт в Украину сахара-сырца из тростника в пределах тарифной квоты».

Вместе с тем никто не отменял Положение о порядке лицензирования импорта товаров, утвержденное приказом Минэкономики от 14 сентября 2007 г. №302. Оно четко определяет процедуру оформления и выдачи Министерством экономики лицензий, и там отсутствует требование обязательно предоставлять оригинал и копии сертификата происхождения товара при оформлении лицензии на его импорт. А в более свежем приказе №15 это стало нормой и основанием для правового разночтения.

Собственно, «новаторство» Минэкономики только усложнило механизм получения лицензий, сделало его непреодолимым барьером для большинства национальных предприятий свеклосахарной отрасли. Ведь кто может получить оригинал сертификата происхождения товара еще до загрузки сахара-сырца на борт судна? Только транснациональные компании.

Вот и получилось: в прошлом году участникам рынка было выдано лицензий на импорт 143,3 тыс. тонн тростника — 54,3% общего объема тарифной квоты, а завезли только 39,5 тыс. — 15,2%. Да вы сами попробуйте! Получив лицензию за несколько недель до окончания года, физически исхитритесь завезти тростник из Бразилии, Сальвадора или Гватемалы в Украину.

А разве не цинично в исполнении клерков Минэкономики звучит предписание регламента: «Лицензии, которые представляют право поставлять сахар-сырец из тростника, будут выдаваться Министерством экономики Украины на основе принципа «первый пришел — первым обслуживаешься»?

В действительности же ЗАО «Компания «Райз» подало заявку на импорт 21 тыс. тонн сырца 27 августа 2009 года, а лицензию получило только... через три месяца. Два месяца ждали решения и «Зоря Поділля», и «Агропродинвест», и «Астарта-Киев»... В результате намеренных проволочек Минэкономики общая неиспользованная квота достигла 120 тыс. тонн. Эти компании — не искатели лицензий с улицы. Согласно упомянутому постановлению Кабмина №1125, «Министерство аграрной политики распределяет объемы производства сахара из сахара-сырца из тростника в пределах квоты А между сахарными заводами пропорционально их доле в общем объеме производства сахара из сахарной свеклы в пределах квоты А».

В этом списке не было британской транснациональной компании. Она не обременяет себя выращиванием сладких корнеплодов в Украине, хотя и имеет сахарный завод в Заселье на Николаевщине. Зато умудрилась ввезти в Украину 24 тыс. тонн тростника. Сначала ввезла, поставила перед фактом, а затем уже задним числом неизвестно каким образом получила квоту. Минэкономики даже не уведомило Минагрополитики, хотя оба ведомства в равной мере ответственны за реализацию «сырцовых» постановлений.

Более года МинАП, сахаровары боролись за отмену дискриминационного приказа №15, упрощение механизма получения лицензий. В это противостояние пришлось вмешаться даже премьеру. Вроде бы договорились… Однако Минэкономики продолжило политику содействия иностранным транснациональным компаниям, предложив на этот раз лишь… отсрочить на месяц подачу оригинала сертификата. С учетом этого с начала текущего года Минэкономики отклонило заявки на импортную квоту многим украинским производителям со штампованным вердиктом: нет правовых оснований…

И все же, под давлением политико-экономических аргументов, Минэкономики пришлось отступить от своих «принципов» и лишить транснациональных монополистов импортных преференций. Каким образом? С нынешней среды начали действовать новые правила лицензирования импорта сахара-сырца.

Раньше Минэкономики, прежде чем выдать лицензию, требовало от меня письмо-обращение с гарантией уплаты государственной таможенной пошлины за ее получение, заявку, оригинал сертификата о происхождении товара плюс его копию, копию контракта с дополнениями и спецификациями к нему, а также копию свидетельства о государственной регистрации субъекта внешнеэкономической деятельности.

В этой кипе документов самый весомый и дорогой — сертификат о происхождении сырца. Поскольку, чтобы «выбить» его, я должен был сначала оплатить партию тростника, оформить фрахт и загрузить судно... А если украинскому чиновнику что-то взбредет в голову, и он мне откажет? Тогда все в унитаз! Более того, за уже купленный сырец я обязан был уплатить импортную пошлину в размере 50% его таможенной стоимости.

С 10 марта требования смягчили. Отныне, чтобы получить лицензию, оригинал сертификата необязателен. Нет, его следует предъявить, но уже после ввоза сахара-сырца. Хотя... Я не уверен, что такое послабление для украинских компаний будет продолжаться вечно. Где гарантия, что обновленное Минэкономики не перепишет на свой лад приказ предшественников, в угоду уже другим «транснационалам»? От скудного умом чиновничества ожидать можно чего угодно.

Законодательные «корнеплоды»

Вторым ударом в спину, считают сахаровары, стал проект закона «О признании утратившим действие Закона Украины «О государственном регулировании производства и реализации сахара» главы профильного комитета Верховной Рады Николая Присяжнюка. То, что регистрация законопроекта по времени совпала с откровенным лоббированием Минэкономики интересов транснациональных компаний — импортеров сырца, острословы охарактеризовали словами песни «Тече вода каламутна»: «А ми такі паровані, як горнятка мальовані...»

Не буду проводить какие-либо параллели, хотя, по правде, позиция депутата-агрария меня несколько удивляет. Отменять закон, принятый в 1999 году, только из-за того, что его в полной мере не выполняют правительства, — аргумент довольно слабый. Я могу утверждать, что половина аграрных законов не действует. А по поводу того, что он «мешает нормальному функционированию свеклосахарной отрасли на рыночной основе», так тут с Николаем Владимировичем можно спорить.

Закон «О государственном регулировании производства и реализации сахара» Олега Юхновского стал первым из тех, которые на государственнических началах должны были поддержать свеклосахарную отрасль. Правительство обязывали установить минимальные цены на сахарное сырье и сахар, ввести механизмы получения лицензий на производство и реализацию сахара, поддерживать целостный комплекс путем льготного государственного кредитования.

Если помните, когда начал действовать этот закон, времена для отрасли были не лучшие. Рынок сахара постоянно раскачивали импортом сахара-сырца: ввозили и 100 тыс. тонн, и 1,5 млн. с мизерными 2% пошлины. Даже потратившись на переработку и доработку, владельцы «камыша» клали в карман наличкой сотню «зеленых» с тонны. Ясное дело, свекловичный сахар никак не мог составить конкуренцию чужаку.

Отрасль дисциплинировали квоты А, В и С. Первая предполагала объем внутреннего потребления — 1,8 млн. тонн, под который государство выделяло производителям кредиты и определяло минимальную цену — на свеклу и сахар. В свою очередь производители гарантировали реализацию ежемесячно 100 тыс. тонн сахара с тем, чтобы удерживать ценовой баланс. К квоте В относился сахар (около 180 тыс. тонн), реализуемый в рамках межгосударственных соглашений: за газ, нефть и т.д. И квота С — излишки для свободного экспорта, по свободной цене.

Жестко регламентируя рынок, закон поначалу запрещал импорт тростника. Собственно, тогда никто об экспорте и речи не вел — лишь бы защитить собственного производителя. Конечно, если бы правительства не игнорировали предписания закона, то и эффективность его была бы намного выше.

Кабмин по своему усмотрению, выборочно выхватил из Закона «О государственном регулировании производства и реализации сахара» только отдельные нормы — дисциплинарно-карательные. Каждый год постановлением определялись внутренние объемы потребления, минимальная цена на сахарную свеклу и сахар, а также штрафные санкции. К такому предохранительному рычагу прибегали в том случае, если сахар продавали ниже минимальной цены, что свойственно при перепроизводстве.

Потом наступил 2004 год, ознаменовавшийся принятием Закона «О государственной поддержке сельского хозяйства Украины». В нем сахар вошел в перечень объектов государственного ценового регулирования, из которых Аграрный фонд должен формировать государственный продовольственный резерв. Мы поднялись еще на одну ступень, заменив запретительный механизм цивилизованным, рыночным. К сожалению, товарно-финансовые интервенции так и замерли в стадии бутонизации. Но это вина не законодателя, а исполнителя — Кабинета министров.

Между действующими законами — «О государственном регулировании производства и реализации сахара» и «О государственной поддержке сельского хозяйства Украины» — возникли некоторые расхождения. Ведь один пропагандировал минимальные цены, а второй — расчетные. Несколько раз депутаты спорили по этому поводу, но до унификации законов дело так и не дошло. Потом, в процессе вступления в ВТО, Закон «О государственном регулировании...» обкорнали до неузнаваемости, оставив только норму о внутреннем потреблении — квоту А. Ею пользуются по сей день.

Я не считаю Закон «О государственном регулировании производства и реализации сахара» идеальным. Если бы он был таким, то, наверное, не падали бы, как мастодонты, под резаками дельцов сахарозаводы. А падали и продолжают умирать они неспроста и не без согласия на то областного и районного начальства. Руководители советской эпохи стремились развивать на вверенной территории любое производство. Нынешние же без сожаления расстаются с дедовско-отцовским наследством. Средней руки сахарный завод — это залежи цветных и черных металлов на 2 млн. долл.! Есть смысл рубить под корень?!

Если бы закон был совершенным на все сто, Украину не поделили бы пополам еще и по сахаристости. Шесть областей на свеклосахарном производстве поставили крест. Восточная часть Украины, за исключением Полтавщины, сахар-песок уже не производит. Возник логистичный дисбаланс: Запад «подслащивает» жизнь Востоку. Без единой стратегически обоснованной программы размещения свеклосахарной промышленности еще и не такие перекосы могут возникнуть!

Собственно говоря, решение Николая Присяжнюка, автора законопроекта «О признании утратившим силу Закона Украины «О государственном регулировании производства и реализации сахара», алогично. Хотя бы потому, что, подписывая рекомендации комитетских слушаний «О состоянии дел и перспективах развития сахарной отрасли» от 16 декабря 2009 года, он как глава профильного комитета обязался: «Разработать и внести на рассмотрение Верховной Рады Украины проект Закона Украины «О государственном регулировании производства и реализации сахара».

«Смертного приговора» от Николая Присяжнюка ждут штрейкбрехеры сахарной отрасли. Компании, финансово просевшие под бременем кризиса, отягощенные невозвратом НДС, готовы поправить дела проверенным методом. Российские компании перерабатывают купленный сырец в Беларуси, оттуда он попадает на сахарозаводы в Черкасской и Кировоградской областях и реализуется в Украине как собственный. Понятно, что полное отсутствие «сахарного» законодательства вызовет хаос в отрасли и полностью развяжет им руки. А может, волна удачи поднимет их, как британскую компанию, до высот монополиста? Именно к этому может привести либерализация функционирования стратегического рынка сахара.

…Между тем крестьяне готовятся к севу. Планы следующие: не менее 450 тыс. гектаров засеять сахарной свеклой, собрать по 400 ц с гектара, а ожидания сахароваров — произвести 1,8 млн. тонн сахара. Было бы неплохо — при участии государства.

А к чему готовится правительство (уходящее старое или новое — без разницы)? К траурным лентам на рукаве? Будем хоронить отрасль?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно