ПРОИГРАННАЯ ПОБЕДА

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

22 года, три курса Южносахалинского пединститута. - Делаю новости о финансах три года, два из которых - большой, затянувшийся финансовый кризис...

22 года, три курса Южносахалинского пединститута.

- Делаю новости о финансах три года, два из которых - большой, затянувшийся финансовый кризис. В экономический рост в будущем верю, но в весьма отдаленном: реформы будут медленными и спорадическими, в полном соответствии с менталитетом украинцев. Считаю банкиров самой прогрессивной частью общества, элитой в лучшем смысле этого слова. «Зеркало недели» - отличная газета с точки зрения подбора журналистов, однако их звездность имеет свои минусы

За прошедшие пять лет самого большого прогресса Украина добилась в сфере управления национальными деньгами. Успехи, достигнутые за этот период в модернизации монетарной и валютной политики, выглядят как невероятный рывок вперед. Если бы аналогичные реформы были проведены в фискальной сфере и в государственном управлении, сейчас бы в стране наблюдался устойчивый экономический рост. Однако этого не произошло, поэтому национальная валюта пребывает под сильным прессингом проблем, идущих из бюджетного и реального сектора. Фактически гривня напоминает иву, высаженную в пустыне Гоби и ждущую, когда пески превратятся в чернозем.

Серьезные реформы в денежно-кредитной сфере, в принципе, были неизбежны, и то, что они произошли, нельзя считать чудом или подарком судьбы. Измученное гиперинфляцией 1991-1994 годов общество требовало реформ, и их отсутствие теоретически могло вызвать любые катаклизмы, включая гражданскую войну или утрату независимости. Гиперинфляция не только с фантастической скоростью пожирала ВВП и жизненный уровень, она лишала человека самого главного - уверенности хотя бы в завтрашнем утре. Поэтому финансовая стабилизация объективно вошла в программу первоочередных целей программы нового тогда Президента Леонида Кучмы.

Вместе с тем, частично можно говорить об определенной доле везения: за полтора года до начала финансовой стабилизации к руководству Национальным банком пришел очень одаренный банкир Виктор Ющенко.

Он был неопытен и в тот момент вряд ли занял бы пост выше экономиста аналитического отдела какого-нибудь западного банка. Сам г-н Ющенко со смехом вспомнит позднее, что в НБУ возникли серьезные затруднения при осуществлении первой эмиссии денег - никто не знал, как это провести по бухгалтерскому балансу. Тем не менее, именно его рука поставила подпись на ключевых документах, изменивших качество национальных денег за последние пять лет. У него была масса ошибок, связанных с личными недостатками или с отсутствием банковской школы в стране, однако его роль в эти годы трудно переоценить. Он сумел правильно определить ключевые направления перемен, найти им политическую поддержку и создать относительно квалифицированный центральный офис НБУ, который реализовал намеченный план.

Однако, повторимся, стабилизация была неизбежна. Возглавивший Нацбанк еще в 1993 году В.Ющенко стал эффективен только после того, как страна осознала, что печатание денег центральным банком для финансирования государственных расходов приносит в десятки раз больше вреда, чем пользы. В 1993 году при том же председателе НБУ индекс роста потребительских цен составил 10256%.

Период оздоровления пришелся в основном на 1994-95 годы, когда Нацбанк стал резко уменьшать эмиссионное кредитование Минфина. Если в 1994 году прямые гривневые кредиты НБУ бюджету возросли на 995%, то в 1995 - на 34%, а с 1996-го стали эпизодическими, уже мало влияли на ситуацию. С 1996 года Минфин активно начал делать заимствования выпуская гособлигации для внутренних инвесторов, что окончательно закрепило переход к неэмиссионному финансированию бюджетных расходов.

В 1996 году страна заменила денежную единицу, попытавшись снять таким способом давление негативных воспоминаний. Дискредитировавший себя карбованец был обменен на новую, непорочную гривню, и в 1997 году годовая инфляция упала до 10%.

Денежная стабилизация сделала возможным переход к нормальной жизни. Прежде всего, она замедлила спад валового внутреннего продукта и жизненного достатка населения, для которого 1993-94 годы по-прежнему остаются символом бедствий и катастроф. Сокращение годовой инфляции до двузначного числа катализировало развитие корпоративных финансов, сделав возможным сбережения и инвестиции. Резко выросли требования к развитию коммерческих банков. Если до 1995 года они могли ограничиться перераспределением инфляционного налога в свою пользу, то в последствии им понадобилось научиться зарабатывать на кредитовании, инвестициях в ценные бумаги и арбитражных валютных операциях, что привело к созданию новой для Украины профессии банкира. В свою очередь, НБУ был вынужден сконструировать сложную и довольно прогрессивную систему регулирования деятельности банков, что усилило процесс развития системы и увеличило ее надежность.

Второй важный блок реформ касался валютного рынка. Пять лет назад его фактически не было - существовала множественность курсов при административном распределении валюты и наличии большого серого сегмента. Это затрудняло обслуживание внешнеторговых сделок, доля которых в Украине очень высока и играет важную роль в формировании ВВП. К моменту начала выхода «ЗН», в октябре 1994 года, Нацбанк отменил фиксированный курс, создав основу для возникновения единого курса и ввел механизм биржевых торгов, инициировав тем самым переход к рыночному определению внешней стоимости гривни. К 1997 году в стране был сформирован очень большой и очень свободный межбанковский рынок «гривня-доллар», который усилил внешнеэкономическую активность и увеличил доходы банков. Кроме того, большие объемы и слабая регулируемость валютного рынка позволили привлечь на рынок внутренних займов большую группу международных инвесторов, которые снизили уровень процентных ставок и безболезненно профинансировали большой бюджетный дефицит.

В итоге страна вплотную приблизилась к началу экономического роста. При 10-процентной инфляции за 1997 год средняя процентная ставка по гривневым кредитам банков упала с 77 до 49,1% годовых, банковский кредитный портфель вырос на 34%, вклады населения - на 70%, чистая прибыль банковской системы составила 1,1 млрд. гривен. Эти показатели остаются рекордными по сей день. Поскольку в последующие два года период реформ и качественных улучшений сменился регрессом и антиреформами.

Уже в 1998 году из-за оттока нерезидентов с рынка внутренних займов НБУ резко ужесточил регулирование валютного рынка, вернув его к октябрю прошлого года к состоянию, сильно напоминавшему 1994 год. В результате административного воздействия на курс большая часть субъектов рынка ушла на серый сегмент, что возродило множественность курсов. И хотя уже в этом году под давлением МВФ большая часть ограничений была снята, серьезное регулирование рынка сверху продолжается до сих пор. Вдобавок резкая девальвация курса в августе-сентябре 1998 года в значительной степени испортила репутацию новой валюты, а менее сильные курсовые скачки этого года не позволяют забыть прошлогодний опыт.

Также в прошлом году НБУ фактически вернулся к практике активного финансирования бюджетных расходов, самостоятельно выкупая ОВГЗ у Минфина вместо ушедших частных иностранных и внутренних инвесторов. Правда, эмиссия производится в гораздо меньших объемах, чем в том же 1993-м, но последствия этого тоже достаточно болезненны. Кредитуя Минфин за счет печатания денег, Нацбанк вынужден поддерживать высокий уровень процентных ставок, пытаясь снизить инфляционное давление этих денег. Между тем, большие ставки снижают объемы банковского кредитования реального сектора, фактически отдаляя экономический рост.

НБУ это очень тревожит. Воспоминания о благополучном 1997 годе постоянно гложут его менеджеров как недоступный теперь образец здоровой монетарной и валютной политики. В принципе, в Нацбанке знают, что нужно делать для возвращения к ней. Однако для этого необходима новая воля общества: сам НБУ не может ни сбалансировать бюджетные расходы, ни снизить уровень налогообложения, ни уменьшить степень вмешательства государственных органов в деятельность частных компаний. Поэтому главному банку страны остается печально печатать деньги для разболтанного госбюджета и бесплодно бороться с валютными спекулянтами в условиях дефицита валюты, вспоминая по ночам блестящий период недавних реформ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно