Подложи свинью инвестору

7 сентября, 2007, 15:39 Распечатать Выпуск №33, 7 сентября-14 сентября

Селекционно-гибридный центр «Золотоношский», известный мне со дня начала его работы в 1986 году и вплоть до упадка в 1999-м, постепенно приходит в себя...

Селекционно-гибридный центр «Золотоношский», известный мне со дня начала его работы в 1986 году и вплоть до упадка в 1999-м, постепенно приходит в себя. Серебристыми гофрированными боками поблескивают шесть элеваторных «силосов» на шесть тысяч тонн зерна каждый, с новейшей зерносушилкой. Через месяц-другой заработает завод мощностью 1200 тонн комбикормов в сутки. В шикарных «апартаментах» на электроковриках содержатся сытые свиноматки с поросятами. Когда комплекс выйдет на проектную мощность, тут смогут найти работу свыше тысячи жителей Песчаного и ближайших сел. С появлением хозяев оживает и социальная инфраструктура, с которой сельсовет просто зашивается.

Однако не все встретили инвесторов с восторгом. И не потому, что они — ливанцы и пять раз в день читают суры из Корана. Дело в другом: ООО «Крокус», являющееся собственником племенного свинокомплекса, внесло некоторый дискомфорт в устоявшуюся жизнь доморощенных аграрных богов. И, понимая свою несостоятельность в экономическом соревновании, они при первом удобном случае подсовывают конкуренту... свинью.

Один из четырех

На строительство селекционно-гибридного центра «Золото­ношский» на Черкасщине — одного из четырех «близнецов» на территории бывшего Советского Союза, добро давал лично Алексей Косыгин, тогдашний председатель Совета Министров СССР. В чем уникальность и ценность этого объекта? Впервые при однопартийной системе импортировали не только высокопородистое поголовье свиней, но и пакетно всю технологию для его содержания: от откорма до забоя.

От первого удара заступа до пуска комбикормового завода в Песчаном прошло четыре года. А еще через два заработал собственно свинокомплекс, оснащенный самым современным оборудованием. Он был настолько автоматизирован, что за всеми процессами следил всего 21 оператор. Новым было и то, что эти четыре свинокомплекса не подчинялись монополисту — Министерству заготовок СССР, а работали отдельно.

Поскольку племзавод, кроме промышленного производства свинины, выполнял еще и роль репродуктора, то колхозы и совхозы приобретали здесь маточное поголовье. Специалисты подбирали им свиноматок, к ним — хряков, чтобы в хозяйствах не ломали голову, кого с кем спаривать. Профессиональное сопровождение включало даже обеспечение покупателей фирменными комбикормами, которые позволяли достигать 400—500-граммовых суточных приростов.

Здесь серьезно занимались селекцией, которая, как и Восток, — дело тонкое. О сверхсерьезном научном подходе свидетельствует тот факт, что, работая на комплексе, многие практики защитили кандидатские диссертации. Обычно опорос насчитывает пять хряков и столько же будущих мам. Но после жесткого отбора ими становятся 35—40%, а мужскими доминантами и того меньше — только 5%. Для отбракованных особей путь один: с нагулянным весом (за полгода — центнер!) — на мясокомбинат.

Понятно, что комплекс, вмещавший 36 тыс. свиней, представлял повышенную угрозу окружающей среде. Но, что бы там ни говорили, при Союзе все-таки заботились о человеческом факторе и экологические требования были жестче, чем на Западе. Все делали, по словам технолога Евгения Дозорца, с ефрейторским зазором, то есть с большим запасом. 59 производственных помещений расположены на 53 гектарах, а на 25 — два пруда-накопителя на полмиллиона кубометров воды каждый, на восьми гектарах — очистные сооружения.

Лучше Николая Деркача, бывшего директора, а сейчас — советника нового руководства ООО «Селекционный племзавод «Золотоношский», никто не расскажет об экологических нюансах:

— Со свиными стоками играть опасно, поскольку прямой слив на поля приводит к засолению почвы. Поэтому проводят навозоотделение: разделяют на твердую и жидкую фракции. Твердую складируют в бурты, она перепревает и — готовое удобрение. Жидкая же проходит полную биологическую очистку: сначала в карантинных резервуарах, затем осветленные стоки попадают в пруды-накопители, где водоросль хлорелла полностью поедает мелкие биологические остатки.

Кроме того, функционировала мощная поливная система для утилизации отстойных вод — Гельмязовская, разветвленная на 10 тыс. гектаров. Насосная станция трубопроводами подавала осветленные стоки на дождевальные агрегаты «Волжанка», и те удобряли культуры, требующие орошения. Если бы анализ показал, что содержание фосфора, калия или аммиачного азота в стоках превышает норму (чего никогда не случалось!), то мы могли бы непосредственно в трубопроводе разбавлять их днепровской водой в пропорции 1:10.

Словом, исключалось какое-либо засоление почвы, заражение питьевой воды. Мелиоративная система вместе с прудами-накопителями находилась на балансе Министерства мелиорации и водного хозяйства.

Чтобы гарантировать безопасность, дирекция племзавода заключила договор с Институтом гидротехники и мелиорации. Центральная научно-исследовательская лаборатория качества воды и грунтов проводила научные исследования о возможности использования сточных вод и других отходов свинооткормочного комплекса «Золотоношский» для орошения и удобрения сельскохозяйственных культур. Причем не от случая к случаю, а постоянно: до начала поливов, во время интенсивной ирригации и осенью, после окончания утилизации стоков. Анализировали по широчайшему спектру: почва, поверхностные воды, скважины, колодцы питьевой воды...

Выводы радовали: согласно данным химического анализа сточных вод их можно было использовать, предварительно не разбавляя «чистой» водой, или разбавлять в соотношении 1:1; агрохимические показатели почвы в 1994 году остались на уровне 1986-го...

Еще один момент. Согласно санитарно-эпидемиологическим требованиям свинокомплекс окружала буферная зона — 2200 гектаров как неотъемлемая составляющая деятельности предприятия. Без указанной «жилплощади» пусковая комиссия не подписала бы ни один разрешительный документ. На этих гектарах функционировал специальный севооборот, в котором чередовались кормовые культуры, преимущественно люцерна. Выращивали их для технических целей — производства комбикормов.

А потом наступили тяжелые времена. И не только для таких гигантов, как «Золотоношский». В середине 90-х банкротство в сфере АПК стало обычным явлением. Начал приходить в упадок и свино­откормочный комплекс, в который вбухали (вместе с объектами соцкультбыта) 132 млн. долл. На сегодняшние деньги... Если бы не Николай Деркач, центр стал бы добычей «ликвидаторов». Потерей можно считать только 200 метров силового кабеля, вырезанного «металлистами».

С полной остановкой свинокомплекса, отключением трансформаторной подстанции, а значит, и насосной, стоки Песчаного, завязанные на заводской коллектор, начали переполнять село. Народные умельцы направили их в... канализацию дождевых стоков, работающую самотеком. А экологическое бедствие попытались списать на уже не работающий «Золотоношский».

С тех пор, как ООО «Крокус» в августе 2001 года приобрело на открытых торгах этот имущественный комплекс, а в апреле 2005-го основало дочернее предприятие ООО «Селекционный племзавод «Золотоношский», все критические копья начали метать в его адрес.

— Мы купили производственные площади с единственной целью: возобновить деятельность бывшего комплекса и продуцировать генетически чистое маточное свинопоголовье для хозяйств Украины. Но сразу реализовать задуманное помешала неопределенность на аграрном рынке. Литр молока переработчики скупали по 30 копеек, килограмм свинины в живом весе сбывали по 3,5—3,75 грн. при себестоимости 4,75, — говорит Али Ахмад Сулейман, директор ООО «СП «Золотоношский», 13 лет назад закончивший факультет международных отношений Киевского госуниверситета по специальности международное право, но судьба забросила его в аграрный сектор. — Невыгодно! Решили переждать... Прежде всего, чтобы не растащили объект, выставили охрану: 18 постов по два человека. А первую партию маточного поголовья — 260 свиней, завезли из Ирландии 30 августа прошлого года. Сейчас прапрародительское стадо трех мясных пород — большая белая, ландрас и альба, насчитывает 1265 голов, которые уже произвели на свет 7 тыс. поросят. 200 из них реализовали как товарную продукцию. Тесно сотрудничаем с учеными Полтавского института свиноводства. При нормальном здоровье родительское стадо можно не обновлять почти четверть века.

В рабочем кабинете Али — православная икона: подарок отца Александра. Руководство ООО «СП «Золотоношский» решило помочь построить церковь для общины Песчаного. Но вот беда — на 36 сотках, на которые у священника Александра есть государственный акт на право постоянного пользования, вместо храма Святой Троицы Николай Васильченко, собственник СООО «Агрофирма «Маяк», самовольно построил... котельную.

Национальное свинство

Николай Семенович резок в высказываниях. Тех, кто сотрудничает с ООО «Крокус», называет христопродавцами. Председателю сельсовета угрожает надеть наручники. Даже меня, присутствовавшего в кабинете сельского головы (на нейтральной территории), где солидная комиссия из Киева, Черкасс, Золотоноши рассматривала его обращение к правительству, Васильченко предложил вывести, чтобы не мешал проведению заседания. Только за то, что щелкал фотоаппаратом...

Николай Васильченко часто повторяет: это говорю вам я, руководитель с 28-летним стажем, Герой Украины, депутат областного совета... Говорит, но не все договаривает.

Отношения с новым собственником свинокомплекса у него не сложились сразу. А с чего бы ему подавать руку «иностранцам», если к ним мигрирует его вчерашняя наемная рабочая сила? На более высокую зарплату и лучшие условия труда. Именно поэтому он проиграл в Гладковщине: крестьяне сдали в аренду собственные паи не Васильченко, а ООО «СП «Золотоношский». Присутствие богатого конкурента заставило Николая Семеновича поднять плату за арендованный гектар до двух процентов. А СП «Золотоношский» уже сейчас настроен платить больше...

Собственно, противостояние между двумя частными фирмами началось из-за земли. Из-за тех полутора тысяч гектаров из 2200, которые остались после распаевания и технологически «приписаны» к свинокомплексу. Когда племзавод «Золотоношский» объявили банкротом, встал вопрос использования его земель. 24 сентября 1999 года президиум Золотоношского райсовета решил: «Рекомендовать ликвидационной комиссии... решать вопросы продажи зданий и сооружений свинооткормочного комплекса в комплексе с передачей земель в количестве 1539,2 га при условии поэтапного наращивания поголовья...» 8 февраля 2000 года Песчанский сельсовет принял решение передать земельный участок в аренду КСП «Маяк» на три года.

Начиная с 2003 года ООО «Крокус» неоднократно обращалось в Золотоношскую районную государственную администрацию с соответствующими заявлениями о возможной аренде упоминавшихся полутора тысяч гектаров. Здравый смысл подсказывает: если есть два претендента на один и тот же земельный участок, устройте тендер и кто больше заплатит, тот и победитель.

Но в августе 2003 года по решению райгосадминистрации указанную площадь передали в краткосрочную аренду СООО «Агрофирма «Маяк». При условии, что последнее передаст эти гектары в пользу СП «Золотоношский», как только он вольется в ряды действующих. Однако в апреле 2004 года райгосадминистрация «переиграла» и передала эти земли «Маяку» на... 25 лет.

Конечно же, ООО «Крокус» с этим не смирилось и защищает свои интересы в судах.

— С кем вы судитесь? Со мной? Нет! Вы судитесь с властью! — стыдит «иностранцев» Николай Васильченко. Сам же через центральные исполнительные органы пытается избавиться от несговорчивых конкурентов. Комиссии из центра и ближе реагируют на каждый стон Николая Семеновича.

«Как вы могли импортировать поголовье свиней из Ирландии?» Проверяющие выясняют: на законных основаниях. «Ветмедицина продажная...» «Есть ли разрешение на реконструкцию свинокомплекса?» Оказывается, Николай Семенович перепутал «реконструкцию» с «ремонтом», который не требует каких-либо согласований в различных инстанциях. Советского производства металлическую систему вентиляции, разъеденную аммиаком, заменили пластиковой. Подобным образом обновили и шумные, энергоемкие электродвигатели. Чтобы вода не текла бесконтрольно, поставили специальные пробки, стоимость каждой — 150 долларов.

Однако главная претензия Васильченко касается очистных сооружений. Мол, они не готовы к эксплуатации и представляют экологическую угрозу. Следовательно, комплекс не имеет права содержать поголовье свиней, а значит, и функционировать.

Во-первых, ООО «СП «Золо­тоношский» получило положительное экспертное заключение на реконструкцию очистительных сооружений. В документе есть следующее предписание: пока будут монтировать оборудование, все производственные стоки накапливать в железобетонных емкостях, прошедших экспертизу. А с введением очистного оборудования в действие переработать их. Во-вторых, поскольку на свинокомплексе будут содержать в основном только маточное поголовье, а племенных поросят в двухмесячном возрасте будут продавать сельхозпредприятиям, значит, и отходов станет значительно меньше.

Однако Васильченко идет дальше и требует от свиноводов смонтировать современную систему утилизации, например, с использованием биогазовых установок. Разумеется, к передовому нужно стремиться, но заставлять производителей делать то, что не прописано в устаревших строительных нормах и правилах, — это нонсенс. Как ни крути, вопрос о технологических полутора тысячах гектаров — санитарно-защитной зоне, обязательно возникнет. Не сегодня, так после 2012 года.

— Если бы Николай Семе­нович так заботился об экологии в возглавляемой им агрофирме «Маяк»! Пусть покажет свои очистные сооружения, которых нет, — Виктор Головань в апреле прошлого года был избран сельским головой. С Васильченко он никогда не ссорился, но последние события несколько изменили отношение к аграрному руководителю. — Депутатская комиссия установила, что стоки со свинофермы (целое озеро!), находящиеся в ста метрах от реки Коврайка, попадали в воду. А с «Еврофермы» — на гектарную площадь, по соседству с сельским водозабором.

Недавно загорелся старый химсклад с ядохимикатами, в полукилометре от села. Пришлось вызывать МЧС из Черкасс... С этим событием даже «засветились» на областном телевидении. Экологическая инспекция взяла пробы почвы, воды, чтобы установить сумму ущерба. Но я на глаз скажу: он немалый! Спрашиваю Васильченко: чей склад? «Не мой... Его распаевали». — «Кому?» — «А-а-а, они уже умерли...» Какой дурак возьмет на имущественный пай хим­склад?! Зато можно легко списать свою халатность на тех, кто в земле... Кстати, химсклад оказался без плит перекрытия. Кто-то снял, не зная, какую угрозу они представляют...

То же можно сказать и о скотомогильниках, расположенных у реки Супий, прудов. Сельский совет не давал разрешения копать там ямы, которые не забетонированы, как положено, а только прикрыты плитами. Чтобы трупный яд не попал в грунтовые воды, придется эти могильники раскрыть и утилизировать останки животных.

А на недавней сессии угрожал надеть на меня наручники. За что? За то, что переживаю за людей, родное село? Ради этого я пойду навстречу и православному, и мусульманину. Ну какие они «иностранцы»? Предприятие зарегистрировано в нашем районе, налоги платит в наш бюджет. Правильнее: они такие же украинские производители, как и Васильченко, с равными правами.

Когда у нас случилась беда с канализацией, я без всяких писем, устно обратился как председатель сельсовета к руководству ООО «СП «Золотоношский»: помогите восстановить сеть. Они за собственные средства — 170 тыс. грн. купили новое оборудование, сами смонтировали, подключили и бесплатно утилизируют сельские стоки. Нужно было обед в церкви устроить — снова Али помог.

Васильченко обвиняет сельсовет, который дешево продал общежитие. Когда оно стояло пустым, никому не было до него дела. На сессии приняли решение выставить на аукцион. Объявление об этом опубликовали в газете, провели государственную экспертную оценку. Из двух участников торгов покупателем стало ООО «СП «Золотоншский», которое обязалось не перепрофилировать трехэтажное здание и после ремонта сдавать его под жилье для своих.

И последний «финт» Василь­ченко: самовольно перегородил проселочную дорогу между Песчаным и Гладковщиной. «Зачем вы это сделали, Николай Семенович?» — «А чтобы не воровали на моих полях...» — «Так наймите охрану...» Сессия сельского совета единодушно вынесла решение: на протяжении трех суток демонтировать ограждение.

Собственно, земельный конфликт между СООО «Агро­фирма «Маяк» и ООО «СП «Золо­тонош­ский» можно решить и мирно. Собрались бы руководители в гриль-баре «Козачок», выпили бы, поговорили, пришли бы к консенсусу. Именно с такой инициативой и выступал СП «Золотоношский». Но Николай Семенович категорически отрезал: «Я лягу трупом, но землю вам не верну!» Неужели свинская жизнь дороже?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно