Можно ли считать справедливым налоговое рейдерство? А справедливо заслуженным?

19 октября, 2012, 14:34 Распечатать Выпуск №37, 19 октября-26 октября

Благодаря таким «оптимизационным» договоренностям, при которых каждая из сторон останавливается на полуправде и полурешении, бизнес всегда оказывается в заложниках у каждой новой «сильной руки власти».

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

В стране активно протекает процесс перераспределения активов, но как-то тихо и без публичных эмоций. Ссылаются то ли на «бандитов с большой дороги», которые и активами-то по большей части управлять не научены, то ли на «политические убеждения», которых в стране практически не осталось. Из наиболее правдоподобных версий звучат ссылки на старые долги. Но они у нас накапливаются на протяжении всего финансового кризиса. В условиях тотального общественного презрения к моральной норме «долги нужно отдавать» власть в вопросе взыскания долгов всегда стремилась занять позицию отстраненного наблюдателя: это корпоративные долги, разбирайтесь между собой сами, в судебно-полюбовном порядке. Так что же радикально изменилось в борьбе за активы?

С восстановлением «вертикали власти» появился иной и достаточно действенный повод — налоги. Стоит только покопаться в предпринимательской истории своего экономического противника, как в деле оказываются замешаны не только личные интересы, но и «попранные интересы государства Украина». А как известно из советской кинематографии: «Галантерейщик и кардинал — это великая сила!» Объединение личных интересов и силы государственного репрессивного аппарата дает потрясающее ускорение процесса. Причем на вполне льготных для всех сторон условиях. Потому что для государственных органов за раскрытие преступления по «неуплате налогов в особо крупном размере» еще и благодарность из государственного бюджета полагается. А сам виновник торжества даже постесняется обращаться за публичной поддержкой, потому как не будешь всем и каждому объяснять, что в здравом уме и трезвой памяти в предыдущий благоприятный период плевал на все официально установленные нормы и даже учил остальных как надо жить. А новая заинтересованная сторона вроде как и не рейдер вовсе, а сам благотворитель, готовый оказать помощь в закрытии вопроса. Или таковую не оказать, и тогда предыдущего налогового грешника порвут в клочья совершенно без его участия.

Бизнес попал в ловушку, которую сам себе упорно выстраивал все предыдущее десятилетие. На обнадеживающих семинарах под девизом: «вы нам «налоговую нагрузку», а мы вам — «налоговую оптимизацию». Никто так и не озаботился радикальным снижением налоговой нагрузки в соответствии с падением функций государства Украина и наведением какого-либо порядка в том, что осталось. Этот постоянно радужный взгляд на «то, что осталось» сыграл с нами долговременную злую шутку.

Помнится, в свое время министр финансов Виктор Пинзеник убеждал, что «в период серьезного бюджетного дефицита налоги не снижают». Вот рассчитаемся с накопившимися долгами и вступим в период устойчивого роста, вот тогда может быть… И был прав в своем образе ортодоксального финансиста. А в это же время бизнес искал свою точку равновесия между налоговыми претензиями и государственными пинками. Ибо ничего иного предложено не было. В итоге обе стороны молчаливо сошлись на «плановой налоговой нагрузке от оборота». И тем самым заложили огромный повод для претензий будущих «более принципиальных» руководителей. Потому что, в отличие от личных неформальных договоренностей, в бухгалтерском учете сразу все исторически документируется, и остается лишь подобрать нужную статью уголовного кодекса.

Именно об этом умалчивалось на многочисленных семинарах по «оптимизации налогообложения». О том, что прощение налоговых грехов в ряде случаев не наступает даже по истечении трех лет, потому как в особо принципиальных случаях государство вспоминает, что течение срока исковой давности начинается с момента, когда пострадавшая сторона узнала о нарушении своих прав. А вот как раз новый начальник вошел во властный кабинет — и узнал, что творилось в его отсутствие.

Благодаря таким «оптимизационным» договоренностям, при которых каждая из сторон останавливается на полуправде и полурешении, бизнес всегда оказывается в заложниках у каждой новой «сильной руки власти». То, что помаранчевая власть не воспользовалась этим в полной мере и остановились на умеренном понятии «налоговой нагрузки» — не наша заслуга, а ее недоработка. Если бы она покраснела до красного сердечка, эта недоработка была бы немедленно устранена не менее эффективным образом, чем это происходит в настоящее время. И главное — ведь не пожалуешься никому. Наоборот, будешь уверять, что никакой доли в бизнесе никому не передавал, это пришел новый инвестор, который решил для меня старые проблемы.

В глазах всех остальных подобный процесс «восстановления вертикали власти» определенное время был даже оправдан: на место «полных налоговых беспредельщиков» приходят покладистые люди с традициями донецкого края, у которых сохранился более высокий баланс взаимных обязательств с действующей властью. В то время как на остальной территории эти традиции давно размыты непомерным «разгулом демократии». Вроде как протекает естественный процесс. Подобная иллюзия просуществовала ровно до того момента, когда выяснилось, что новые кадры тоже не готовы играть по законодательно установленным правилам. Да, согласиться на более высокую «налоговую нагрузку» — пожалуйста. Но не отдавать же существенную часть заработанного непосильным трудом. Значит, и следующую «элиту» ожидает очередной налоговый пресс. За исключением экспортеров, которые у нас всегда в олигархическом преимуществе и на льготной ставке налогообложения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно