МЕЖДУ БАНКРОТСТВОМ И ТЕНЬЮ

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать

На самом деле это всего лишь псевдоним группы товарищей с ограниченной ответственностью. Посколь...

На самом деле это всего лишь псевдоним группы товарищей с ограниченной ответственностью. Поскольку фамилии товарищей разглашению не подлежат, можем сообщить только, что в ходе расследования установлено: эта группа пользовалась возможностью рассказать на страницах влиятельного еженедельника «ЗН», что товарищи на самом деле думают о собственноручно подписанных ими указах, декретах и законах, причем в течение пяти лет подряд. А экономика? Экономика столько не живет

Господи, реструктурируй нам грехи наши…

АиФ

Скажем сразу и честно: автор не замышляет никаких подробных рассказов о бюджетных перипетиях последних пяти лет - с нудной хронологией и множеством цифр. Будем традиционно гуманны по отношению к читателю и только напомним ему, что «Зеркало недели» впервые увидело свет в тот самый месяц и год, когда Президента Украины официально посетило озарение по поводу «курса экономических реформ». Видимо, в 1994-м звезды (а также светила, кормила и прочие грела) благоволили к интеллектуальным начинаниям - и хорошим, и разным.

Год,

когда мы тронулись

Да, без 94-го никак не обойтись. Прежде всего, именно тогда впервые народу Украины на полном серьезе сообщили о двух обстоятельствах, которые до сих пор определяют главную коллизию в отношениях бюджета и экономики. Обстоятельство первое: «Мы - государство-банкрот» (Л.Кучма). Обстоятельство второе - мы пойдем курсом реформ (автор тот же). Причем уже в те баснословные времена «курсом реформ» власти наловчились называть любое удобное для своей коммерческой деятельности направление.

С тех пор повелось: ошалевшие от широты открывшегося маневра отечественные предводители по обыкновению идут в разные стороны, но одним курсом. И прокладывая свой броуновский курс, они на полном ходу рассказывают населению поучительные вещи насчет конкретной борьбы с общим кризисом. Или - как вариант - общей борьбы с конкретным кризисом.

Да, так вот. Старожилы помнят, что бюджет-94 был утвержден парламентом аккурат под новый, 1995 год. Заодно депутаты познакомились и с основными принципами кредитно-денежной политики уходящего года. Это я к тому, что прогресс налицо - нынче и правительство приобрело полезный навык подавать в срок, и даже Верховная Рада не рискует растягивать сам бюджетный дележ на одиннадцать месяцев. Так что есть надежда, что лет через пяток какое-нибудь правительство решит не только вовремя отправить проект бюджета в парламент, но даже и сверстать его в похожих на правду цифрах. А там, глядишь, парламент очнется - и не станет сильно жадничать при уточнении статей расходов.

Знаменателен все-таки 94-й! Впервые в связи с бюджетной ситуацией четко сформулированы требования: независимости Национального банка, законодательного запрета эмиссионного кредитования бюджетных расходов, отказа от «точечного финансирования предприятий», реструктуризации уже существующего долга правительства Нацбанку, финансирования дефицита бюджета за счет средств, привлеченных правительством на рынке ценных бумаг и т.п. А уж к началу 95-го так вообще подкралась осознанная необходимость реформы налоговой системы. Вот только жаль, что все это добро явственно осознавалось и требовалось в основном на страницах «ЗН». Власть и народ имущим было недосуг - они растили и финансировали. Упорно растили дефицит бюджета и всласть финансировали его. Благодаря отвязной практике ручного управления расходами приунывшая было инфляция взбодрилась и к концу года показала результат этой коммерческой деятельности: 70% в месяц - чем и перечеркнула даже теоретическую возможность структурных изменений. (На тот момент, но не навсегда же…)

Тогда все судорожно махнули рукой на карбованец и сели ждать гривни и продолжения курса реформ. Продолжением курса стала его коррекция образца 1995 года, когда внезапно выяснилось (со слов Президента), что государство-банкрот намерено строить не банальный рынок, а кое-что покруче: «государственно регулируемую, социально ориентированную рыночную экономику». Причем строим мы это и по сей день - ровно с тем же эффектом, что и «рыночно регулируемую, ориентировочно-социальную государственную экономику» или любую другую штуковину из арсенала полного мозгового истощения.

Не распалась

связь времен

…а жаль. Хотя бы потому, что с древнейших времен - от коррекции курса до наших дней - мало что изменилось и похорошело. Попытка цивилизованного заимствования необходимых правительству денег, мягко говоря, не удалась. И вряд ли можно назвать разумным очередной, третий по счету, пересмотр Кабмином объемов эмиссии ОВГЗ-99. Тем не менее, власти решили занять вместо планировавшихся под ОВГЗ 750 млн. грн. маленько поболее - 4,3 миллиарда гривен до конца года. И все, естественно, у Нацбанка, который после подобных операций уже мало что может предложить банкам в качестве рефинансирования.

Внешние кредиторы в свою очередь не без интереса ожидают, когда же и на каких условиях им предложат отсрочить выплаты украинской задолженности. А пока что в МВФ, например, развлекаются созерцанием последнего указа Президента, которым сводится на нет экспорт подсолнечника, а новых траншей кредитов на такие реформы давать не спешат. И тот факт, что русским тоже ничего не перепало, служит слабым утешением, поскольку у них, конечно, - война, но и у нас-то тоже - выборы.

Украина - страна спокойная, как удав, а посему все без исключения бюджеты после традиционной парламентско-правительственной обработки приобретают у нас один и тот же вид. А именно: реальный дефицит и реальный показатель инфляции всегда значительно больше написанных.

Политика политикой, но дело тут, похоже, не только в ней. Опираясь на заведомо искаженные цифры, распорядители бюджетных средств прежде всего получали возможность оперативно манипулировать расходными статьями: финансировать что-нибудь коммерчески привлекательное вместо пресноватой бюджетной сферы. Во-вторых, если бюджет рассчитан на основе заниженного уровня инфляции, то в реальной жизни правительство получает дополнительные инфляционные гривни, расходование которых практически невозможно проконтролировать. Понятно, что ресурс для маневра дает вообще любое искажение базовых показателей бюджета - ВВП, например. Правда, и тут имеется очевидный прогресс - методы правительственной работы на бюджетных деньгах стали менее лобовыми, а официальные оправдания этих методов звучат почти цивилизованно. Суть дела от этого, к сожалению, не меняется: бюджетные средства уходят и больше не возвращаются.

Общий кайф поддерживает и недореформированная налоговая система. Хромая на все ноги да еще и обвешанная всяческими льготами, как Рембо гранатами, налоговая система продолжает успешно стимулировать экономический рост. В том смысле, что выращивает серую и теневую экономику - здоровую и живучую, но состоящую с бюджетом в неадекватных отношениях. Расходы бюджета, каждый Божий год упорно и сознательно выбрасывавшиеся на поддержку приоритетов, де-факто существующий госзаказ для аграриев и на прочую муру, серая экономика поглощает быстро и охотно. Чего стоит только нынешний урожай сельхоздолгов: ну не расплачиваются колхозы наши невыразимые с родной державой более чем на 30-40%. И правильно делают, поскольку коммерческие структуры платят им за ту же продукцию больше. Причем инициаторы госфинансирования посевных и уборочных прекрасно осведомлены о том, что каждый год бартерные схемы АПК уводят из казны пару-тройку миллиардов. Инициаторов это не смущает, поскольку они-то уж точно знают, куда уходят сельхозкредиты и зачем весь этот цирк.

И вообще бюджет наш был и будет по-прежнему непрозрачен для налогоплательщика, как Черный квадрат Малевича. А что, просматриваются другие варианты?

Хитроумные

затраты

Автора неподдельно заинтересовало последнее (по времени) заявление Президента, что он, мол, стоял и стоять будет - на том, чтобы Кабмин и дальше предоставлял государственные гарантии по кредитам для нужд резидентов. Не надо быть великим мудрецом, чтобы по этой капле государственных финансов сделать вывод о существовании целого океана безнадежных долгов, разливанного моря коррупции, потоков некомпетентности. Давайте, впрочем, по порядку - это хороший пример того, как обращаются с деньгами налогоплательщиков в Украине.

Насчет будущих долгов - вполне понятно. Если г-н Некто по случаю достал кредит под гарантии правительства, он вполне может поддаться искушению использовать полученное по собственному усмотрению и напрочь забыть при этом, что заемные средства надо вернуть. А зачем, собственно, их возвращать из своего кармана, ежели есть такой надежный Кабмин? Заемщик бедный (с проектом, под который он средства брал, чисто случайно не сложилось), а Кабмин - он богатый, раз берется гарантировать кредиты. Вот пусть и расплачивается гарант. Бюджетными деньгами.

Примерам такого «перевода стрелок» несть числа. Что опять же - не случайно. Ибо какой же посторонний кредитор поверит нашему правительству (особенно если еще вдобавок послушает наш парламент)? Напрашивается предположение, что взаимная выгода всех участников гарантийного процесса - кредитора, чиновника, дающего гарантию, и заемщика - определяется уже на начальной стадии. Причем в процентах от суммы кредита. Это уже по поводу разливанного моря коррупции. Ну, и по поводу некомпетентности тоже.

После всех упражнений с расходами неизбежно выясняется, что необходимо что-то подбросить и собственно бюджетной сфере. А перед выборами - вообще должок погасить рекомендуется. И тут руководство государства-банкрота в очередной раз осеняет - оно, руководство, вспоминает, что еще не все вокруг банкроты и начинает приставать к банкам с неприличными предложениями. Например, занять денег бедолагам из правительства, прокредитовать, значится, выплату зарплатных долгов. Пенсионных. И тех и других сразу - плюс какие-нибудь масложировые заводики. А системные банки, те, в которых счета бюджета, надо сказать, перед властями в некотором долгу, да и ссориться с теми же властями - себе дороже. Или дешевле выйдет все-таки поссориться?

Насколько автору известно, на сегодняшний день желающих безвозмездно, то есть даром, отдать деньги правительству среди банков не обнаружено. Если так и дальше пойдет, а НБУ в свою очередь не станет слишком уж увлекаться кредитованием Минфина через покупку ОВГЗ, то, может быть, что-то и впрямь изменится. Скажем, станет и невыгодно, и противно изображать государство-банкрота с огромной тенью за плечами. И придется все-таки приступить к процедуре санации…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно