КРЕСТЬЯНЕ, ВЕРНЫЙ НАШ НАРОД, ДА ПОЛУЧАТ МЗДУ ОТ БОГА...

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 26 октября-2 ноября

Не знаю, как кого, а меня запах свежего хлеба возвращает в детство. Какой это был хлеб! Высокий, с блестящей темно-коричневой душистой корочкой и пушистым мякишем...

Не знаю, как кого, а меня запах свежего хлеба возвращает в детство. Какой это был хлеб! Высокий, с блестящей темно-коричневой душистой корочкой и пушистым мякишем. Был он едой или лакомством? Пожалуй, и тем, и другим. Впрочем, не так уж часто появлялся он на столе. Продавали такой хлеб только на талоны за сданную сельхозпродукцию, а где ее взять, эту продукцию, двум свежеиспеченным педагогам? Отец со смехом вспоминал, как они с мамой сдавали в потребкооперацию «на хлеб» купленные на рынке яйца. Такие вот маленькие хитрости послевоенных лет...

Сегодня в Херсоне только ОАО «Херсонский хлебокомбинат» выпускает порядка ста видов хлеба и хлебобулочных изделий. Вот только хлеб уже не тот. Конечно, в юности и вода мокрее, но дело, скорее, не в этом, а в современных технологиях выпекания хлеба и зерне. Ну, с промышленными технологиями, хочешь не хочешь, приходится мириться. Иное дело — зерно.

 

В нынешнем году, Бог дал, — уродило. Херсонщина собрала порядка 2,2 млн. тонн ранних зерновых, из них примерно три четверти — озимая пшеница. Такого урожая в области давно не видели, и на большой хлеб возлагали большие надежды. Народ ждал приличного снижения цен на хлеб. Крестьяне надеялись отдать кредиты и прочие долги, а где-то в глубине души — получить заработанные не за один год деньги. Само собой, свои упования были у отцов области и чиновников рангом пониже. Все эти планы и надежды воплотились в зерновом балансе Херсонщины.

Нужный документ, слов нет. Как же область планировала распорядиться своим зерном? Почти половина предназначалась на семена, фураж, паи, зарплату — иными словами, для внутренних потребностей хозяйств. 14—15 процентов — зерно на оплату банковских кредитов, привлеченной техники, энергоносителей. Примерно десятая часть урожая формирует фонд продовольственных ресурсов области. Остальное, после выплаты старых долгов за ГСМ, удобрения, средства защиты и т.п., можно свободно продать (если, конечно, оно останется, это «остальное»).

Жизнь, как водится, внесла свои коррективы — прогнозируемые цены, заложенные в расчеты, как известно, канули в Лету. Вернее, в прошлый не очень-то урожайный год. (Интересное дело. Каждая хозяйка знает: если рынок завален помидорами или яблоками, то и цена на них невысока. Для зернового рынка этот элементарнейший базарный принцип почему-то стал откровением, чем-то сродни зиме, которая, как известно, в нашей стране всегда приходит неожиданно.) На практике это означает, что расчеты пришлось, мягко говоря, корректировать.

Мало того. Само зерно нынешнего урожая на Херсонщине не ахти какого высокого класса, процентов на 80 это фураж. Что тоже, сами понимаете, цены не добавляет. Для многих хозяйств увесистый сноп обернулся дополнительной головной болью: низкие закупочные цены не позволяют компенсировать затраты на производство. И правда — если для погашения 80-миллионного долга по зарплате требуется примерно 134 тыс. тонн пшеницы третьего класса по цене 600 гривен за тонну, то по 500 гривен ее нужно уже 160 тыс. тонн. Что же говорить о шестом классе, который с трудом удается спихнуть за 300 гривен!

Тот же расчет можно повторить для кредитов, электроэнергии да для любой строчки зернового баланса. Вот и получается, что вместо 130 — 140 тыс. тонн пшеницы третьего класса в погашение банковского кредита, полученного согласно известному постановлению №59, хозяйства области должны отдать втрое, правда, шестым классом. Не случайно ведь возврат этого кредита в среднем не превышает 20—25 процентов по Украине. Не лучше обстоят дела и на Херсонщине — на начало октября погашено едва ли 22%.

Уж не знаю, какие цены закладывали в расчеты специалисты агропромышленного комплекса области. Похоже, понадеялись на мартовские или апрельские. Вот тут-то и должны были сказать свое слово чиновники областного управления сельского хозяйства да и рангом повыше. Они и сказали. Сам г-н Кириленко во время своего визита на Херсонщину в середине июля убеждал крестьян, что цены на пшеницу третьего класса будут никак не ниже 700 гривен за тонну. Потом, правда, пришлось срочно издавать распоряжения и постановления о закупке полутора миллионов тонн зерна по «рекомендованным ценам», а областям — доводить «план до двору» каждому ХПП. Другой вопрос, где взять для этого средства.

В нынешней ситуации есть еще один немаловажный фактор. Это зерно, предназначенное для выплаты зарплаты и платы за аренду паев. По самым скромным подсчетам, в Херсонской области на эти цели пойдет около 450 тыс. тонн. Весомый кусок. Опять возникает все тот же вопрос — какие цены заложены в расчет. Надо полагать, хозяйства не преминут воспользоваться теми самыми «рекомендованными». И если крестьяне согласятся получить причитающееся зерном, то реализовать по таким ценам излишки они явно не смогут. Надо ли говорить, в каком накладе останется наш не единожды обманутый кормилец. Народ, правда, поумнел — «живые» деньги требует. А их, «живых», тоже наскрести на полный расчет ой как непросто. Вот и сидят хозяйства на зерновых кучах и ждут у моря погоды. Пардон, приемлемых цен на зерно. А по области рыщут коммивояжеры и предлагают «живыми», но по 250 гривен. Тут призадумаешься.

Трейдеры, как водится, первыми учуяли конъюнктуру. Отработанная технология отбора зерна в счет долгов прямо из бункеров комбайнов имела место быть и в нынешнем году. Под эту лавочку зерно подворовывали. Правоохранительные органы неоднократно сообщали о случаях задержания неких субъектов со свежеукраденным зерном. Сколько их оказалось незадержанными, остается только гадать. Также остается гадать, сколько зерна расползлось по фиктивным договорам, как это было с киевским частным предприятием «МА-Ллена», которое фактически перестало существовать, однако пыталось вывезти с Качкаровского ХПП ОАО «Бериславский элеватор» 48 тонн пшеницы третьего класса. Убытки от этой сомнительной сделки превысили 30 тыс. гривен.

Припрятывают зерно и директора сельхозпредприятий. Просто не отражают в учете сколько-то там тонн. Мотивировка, можно не сомневаться, самая благородная: мало ли что может вдруг потребоваться хозяйству, это, так сказать, страховой фонд. А вот чей карман будет этот фонд страховать — наверное, можно не сомневаться.

Снова проявился еще один весьма изощренный способ «поддержки штанов» — неучтенные посевы. К примеру, на утвержденном плане использования земель некое поле числится под паром, а на нем живет и вегетирует озимая пшеница. Интересно, что когда сотрудники Херсонской областной налоговой милиции проводили выборочную инвентаризацию земель, особое внимание обращали на самые ухоженные поля. По утверждению налоговиков, «левых» среди них примерно 20 процентов. Пятая часть. Кто-то же обрабатывал эти земли, вложил труд, удобрения, средства защиты. Явно не из своего кармана. Как правило, хозяина найти не представляется возможным — да и кто рискнет объявиться? Те поля, что выявлены, признаны бесхозными и урожай обращен в доход государства. Знать бы, сколько осталось, так сказать, за кадром.

Любителей погреть руки на дармовщинке всегда хватало. Гораздо сложнее законопослушным. Скажите, с каких резервов снижать цены на хлеб, если при падении цен на зерно на 30 — 40 процентов цена муки снизилась всего процента на четыре? Законопослушное подразделение ОАО «Херсонский комбинат хлебопродуктов» — Херсонзерноэкспорт закупал пшеницу еще в июле по 700 гривен за тонну. А на региональные потребности, следует отметить, как раз и пошла та самая пшеница, которую закупали по рекомендованным ценам. Тем не менее некоторые виды хлеба в Херсоне стали немного дешевле. Но что будет, если в следующем году, не приведи Господь, не получим такого урожая и цены на зерно опять взовьются?

Да, далековато нам пока до стабильных прогнозируемых урожаев. Вот не дал Бог мокрого сентября, и озимые семена легли в сухую почву. А чтобы всходы не были изреженными, норму высева пришлось значительно увеличить. Позволить себе это могут только сильные хозяйства, для середнячков это роскошь, а для слабых — вообще удавка на шею. Тем более что загущенный посев требует и более высокой агротехники. А ее, грешную, если и поминают во многих хозяйствах, то лишь недобрым словом, потому как деньги на нее нужны. Кредит, надо полагать, в 2002 году получить будет много сложнее: научены банки годом текущим, а славную историю банка «Украина» вряд ли найдутся охотники повторять. А об ипотеке, нормальном залоге говорить становится просто неприлично.

После Отечественной войны 1812 года в высочайшем Манифесте Александра Первого, сказывают, единственной благодарностью победившему народу была фраза, вынесенная в заголовок. История повторяется?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно