КАЖДОМУ СЕЗОНУ СВОЙ МИНИСТР

1 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 1 мая-8 мая

Еще один на Голгофе агропромышленного комплекса Украины Украина имеет печальную традицию менять своего министра АПК в разгар сева или уборки...

Еще один на Голгофе

агропромышленного комплекса Украины

Украина имеет печальную традицию менять своего министра АПК в разгар сева или уборки. 23 апреля это произошло в очередной раз - министром назначен Борис Супиханов. Прежний министр, Юрий Карасик, по словам Президента, «не оправдал надежд».

Нужно обладать очень специальным творческим потенциалом, чтобы в этих условиях принять портфель министра. Отрасль находится в кризисе, оценка глубины которого - теперь уже дело профессионалов. Сейчас у сельскохозяйственных предприятий в дефиците все - от запчастей до менеджеров. Неудивительно, что Супиханов напряжен и старается избежать выдачи авансов, давая свое первое интервью в роли министра.

Супиханов Борис Карабаевич

Родился 28 июля 1954 года в Старобельске Луганской области. Экономист-организатор сельскохозяйственного производства, кандидат экономических наук.

По окончании Луганского сельскохозяйственного института в 1976 году работал экономистом в колхозе им.Мичурина Старобельского района, затем - в районном управлении сельского хозяйства Луганской области.

С начала 1990-го по ноябрь 1991-го - первый заместитель правления по вопросам экономического развития АПК «Луганскагропромсоюз». Позже до апреля 1992 года - начальник управления сельского хозяйства Луганского облисполкома.

В 1992-1994 годах - заместитель председателя Луганской облгосадминистрации по вопросам продовольствия и реформ в АПК. Затем вплоть до перевода в Киев - начальник отдела кредитных ресурсов Луганского филиала «Брокбизнесбанка».

С октября 1995 года - первый заместитель министра сельского хозяйства.

Женат, имеет двух сыновей.

- Заявив об отказе от госзаказа, правительство тем не менее предоставляет мощную поддержку сельскохозяйственным предприятиям. Вы боитесь оставить село один на один с проблемами?

- Пусть это расценивают, как кто хочет. Мы эволюционно пришли к нынешнему состоянию. Когда говорят, что это государственный заказ или не государственный заказ, это не имеет значения. Хлеб этого сезона будет негосударственный. Мы продумали механизм и просто помогаем хозяйствам. Например, государство выступило гарантом для газовых трейдеров, поставляющих удобрения сельскохозяйственным предприятиям. Безусловно, это бартер на уровне государства, но это от безвыходного положения. Однако бартер уже цивилизованный, потому что нет спрятанных коэффициентов, нет криминального начала, когда все покупается очень дешево и все рассчитываются «налом». Об этой проблеме не говорят, не пишут, но каждый ее понимает.

Если мы отработаем в этом году схему, своевременно заплатим и товаропроизводитель рассчитается перед поставщиками, то выйдем на качественно новый уровень взаимоотношений в аграрном сегменте рынка.

- А если не заплатим? Опыт прошлых лет позволяет в этом сомневаться.

- Мы рассчитываем на понимание каждого, что святое сегодня - это договор между субъектами хозяйствования, а не власть. Кроме того, это вопрос ответственности собственника. Надо делать реформы, чтобы человек был собственником земли, чтобы он понимал, чем отвечает. А чем сегодня ответить колхознику? Нечем. Не собственник может просто развести руками, как разводил все годы, и сказать: «Извините, не получилось».

Если бы три года назад кто-то сказал, что не будет государственного заказа на зерно, это вызвало бы такой шок, что начались бы перебои с хлебом. В то время мы не имели той инфраструктуры, которая заменила бы госзаказ и торговую сеть. А сегодня есть хлебный бизнес.

Но правительство не может себе позволить бросить село на произвол судьбы. Это было бы политически и экономически неоправданно и просто негуманно. В определенной мере государство повинно в том состоянии, в котором находится село. Сегодня те хозяйства, которые хотят работать, делают все возможное, чтобы поправить положение, но они зависят и от тех, кто не хочет работать, и стали заложником этой ситуации. Я еще раз хочу подчеркнуть: проблема в безответственности.

- Проблема хозяина неразрывно связана с проблемой земельных отношений и, очевидно, тянет за собой проблему получения инвесторами соответствующих гарантий?

- Я бы сказал, что бизнесмену земля не нужна. Ему нужны гарантии возврата капитала и получения прибыли. А присутствует ли в этих гарантиях земля или нет, существенной роли не играет. Земля - высоколиквидный залог. Но речь не идет о торговле землей: я вообще на эту тему сейчас разговор не вел бы. Речь прежде всего должна идти о праве на залог земли, праве аренды земли. Земля должна идти от неспособного к тому, кто умеет работать. Собственнику земли (владельцу земельного сертификата) безразлично, от кого получать свои рентные платежи. Необходимо создать в государстве механизм, который дал бы возможность получать дивиденды. Тогда сама собой будет снята проблема социальной защиты людей на селе.

К реформированию земельных отношений аграрии «созрели» еще в 1994-1995 году. Другие же ведомства осознали необходимость преобразований только тогда, когда сельское хозяйство принесло 3,3 млрд. гривен убытков. Министерство финансов и Министерство экономики должны понять: если мы сегодня не сделаем определенные шаги в этом направлении, то завтра убытков будет 5 млрд., и села уже не будет…

Мы не стимулируем производителя, а, наверное, есть смысл подумать о налоговых каникулах на год или два для селян, действительно этого заслуживающих. Необходимо определить приоритетность вложения средств. Инвестиции должны прийти на хозяина.

- Говоря «хозяин», вы, скорее всего, имеете в виду негосударственные компании. В связи с этим и каково ваше отношение к приватизации аграрного сектора, происходящей, по мнению экспертов, не безошибочно?

- Вы знаете, приватизация - процесс очень деликатный. Он должен быть больше эволюционным, нежели революционным. У нас же зачастую проходят революции - бескровные, но с серьезными результатами.

У нас приватизированы практически все перерабатывающие предприятия молочной, мясной, хлебопекарской промышленности. В то же время результаты работы приватизированных предприятий различны и зависят, как видим, от их руководителя. От лидера. Личность сегодня, как и всегда, определяет большую часть успеха. Например, пять мясокомбинатов в Луганской области работают, а Донецкое и Днепропетровское мясные объединения прошли приватизацию и распались.

Рынок, как и капитал, не имеет границ, товары переливаются туда, где в них есть необходимость. И сегодня Мелитополь продает в гастрономе на Печерске свои мясные изделия, а столичный Дарницкий мясокомбинат стоит, поскольку хозяина настоящего нет.

Вообще о приватизации можно говорить на примере происходящем сейчас реформировании системы хлебозаготовок. С одной стороны, нам необходимы живые деньги, с другой - приватизация зерновой отрасли в серьезной мере вопрос политический. Мы должны дать производителю, специализированным зерновым хозяйствам возможность в ней участвовать.

- Параллельно с изменением формы собственности происходит процесс изменения системы производства: все более значительные объемы продукции выпускаются небольшими предприятиями. Вы считаете это естественным?

- Скорее, нет. Кризис неплатежей, нехватка оборотных средств вынудили товаропроизводителя выйти в розничную торговую сеть. Большинство пошло по пути мини-производства для того, чтобы выжить на переходном этапе: купили мини-пекарни, пекут хлеб.

Но если говорить стратегически, то развитие рынка - не в мини-пекарнях. Специализация, промышленность с глубокой степенью переработки, которая позволяет снижать затраты, цену продукта, улучшать качество, конкурентоспособность на рынке, - за этим будущее.

Но и в том виде, в котором находятся наши перерабатывающие предприятия, они также никому не нужны. Процесс, наверное, еще будет некоторое время продолжаться. Однако и крупные предприятия начинают находить новые формы работы. Это мы видим по прилавку. Ряд предприятий перестроились, провели реструктуризацию, поставили новое оборудование. Сегодня они потихонечку вымывают с рынка «мини», то есть занимают свое место…

- И в заключение, Борис Карабаевич: как вы себя чувствуете на новом посту? Ведь отныне вы человек из властной верхушки…

- До сих пор, как первый заместитель министра, я не испытывал какого-либо политического давления. Однако я отдаю себе отчет, что министр не может не быть политиком. Вместе с тем, я считаю себя человеком незаангажированным, я уверен, что у меня хватит сил отличить, что есть добро и что - зло.

В качестве резюме скажем только, что есть более легкие и комфортные способы заработать на жизнь, чем получать зарплату от украинского правительства, управляя министерством АПК. Пожелаем Борису Супиханову везения - это основное, в чем он сейчас нуждается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно