Иррациональное зерно. Взгляд с крестьянской завалинки

3 апреля, 2009, 15:39 Распечатать

Если крестьяне с пустыми руками встречают посевную, значит, это кому-то нужно. Возможно, именно таким образом государство решило «регулировать» зернопроизводство?..

Сижу на солнышке, мысли в голове бродят. Весна в поле зовет, а с чем ее встречать? Ни кредитов, ни горючего, ни аммиачной селитры... Тут уже не до яровых — хотя бы озимые подкормить! Это в столице и готовность техники почти стопроцентная, и ссуды пролонгированы, и кредитные линии открыты, и Аграрный фонд «потчует» земледельцев минудобрениями с соляркой. Благодать! А у нас — глухо! И таких, как я, не село и не район — целые области.

Если крестьяне с пустыми руками встречают посевную, значит, это кому-то нужно. Возможно, именно таким образом государство решило «регулировать» зернопроизводство? Если правительство думает, что мы отсеемся без денег, то пусть ждет такого же «весомого» урожая. Между тем оптимистичное Министерство аграрной политики задолго до окончания весенне-полевых работ уже загадывает: валовой сбор зерна составит 45 млн. тонн. О качестве будущей жатвы — снова ни звука.

Ости

Сначала радовались и урожаю 2008 года. 53,3 млн. тонн — неслыханный за новейшую историю Украины. Мы переплюнули бывшего министра сельского хозяйства Александра Ткаченко с его тонной зерна на каждого украинца! Ны­нешний показатель был бы еще выше, если бы нас осталось 40 млн.!

Но «зерновые» здравицы членов правительства так же внезапно стихли, как и детонировали. Оказывается, высокий вал — не всегда повод кружиться в танце. Тем более, если Кабмин не знает, что с ним делать, потому что ввел перед этим еще и экспортные ограничения.

Второй причиной внутренней затоваренности стало низкое качество намолоченного зерна. Если из почти 30 млн. тонн пшеницы только пятая часть продовольственная, а остальное — фураж, то куда и кому его сбывать? Причем такого сорта, что и Европа шарахалась. А мы обвиняли ЕС в немотивированной дискриминации, стучались: откройте двери для украинского зерна! Скажите, если в Англии качество фуражного зерна выше, чем украинского, так какое из них предпочтет евросообщество? «Союзное» британское или чужое украинское? То-то же!

Недавно правительство снова вспомнило о прошлогоднем рекорде. И о вероятности установления еще одного — экспортного. Если зернотрейдеры вывезут за пределы Украины 24— 25 млн. тонн, наша страна войдет в мировую пятерку экспортеров. И в этом обойдем Алек­сандра Ни­колаевича! Прав­да, при Ткаченко зерну не нужно было пересекать границу, поскольку его мультипликатором было животноводство. Тогда у нас насчитывалось 25 млн. голов крупного рогатого скота, 19,5 — свиней и 255 млн. — птицы. А сейчас? Некому переваривать терриконы фуража.

Тогда, кстати, уровень рентабельности животноводческой отрасли составлял 22,2%, а производства зерна — 275,1. Есть что и с чем сравнивать?! А вы радуетесь, что Украина скоро выбьется в лидеры по экспорту агросырья...

Большие надежды правительство, да и аграрии возлагали на изворотливость Аграрного фонда. И он крутился, как мог, но, ограничен­ный в средствах, недолго. С почти 2 млн. тонн зерна, изъятого на рынке, ведомство так и не удержало ценовую планку, и она упала ниже уровня себестоимости. При таком вале АФ следовало бы изымать с перегруженного рынка минимум 5—6 млн. тонн зерна. А так...

Вообще-то АФ, по закону, должен был барражировать в «коридоре» растениеводческой продукции. С задачей ценового стабилизатора он не справился ни на зерновом рынке, ни на сахарном. Несмотря на это, правительство довело ему «встречный» план, расширив перечень объектов государственного ценового регулирования до целых... 23 позиций. В соответствии с Законом Украины №2375 «О внесении изменений в Закон Украины «О государственной поддержке сельского хозяйст­ва Украины», Аграрный фонд должен сглаживать резкие ценовые колебания не только пшеницы, ячменя, подсолнечника, льна, шишек хмеля, муки, но и подсолнечного масла, сливочного масла, сухого молока, мяса и субпродуктов.

Во-первых, за какие средства? Во-вторых, зачем нам дубляж гоблина, клонирование функций еще одного государст­венного хранилища — Госрезер­ва? Вопрос чисто житейский: если последний, обновляя стратегические запасы, сбывает залежавшееся продовольствие государственным учреждениям, то куда идти со своим пожелтевшим, прогорклым сливочным маслом, «рогами и копытами» (субпродуктами) Аграрному фонду? Туда же? Не станут ли такие «стабилизационные мероприятия» на продовольственном рынке Украины повторением госрезервовских?

В прошлом году, по данным Счет­ной палаты, на эти цели правительство направило из Госрезерва 1,5 млрд. грн. А как отозвался на финансовую инъекцию потребитель­ский рынок? Цены на свинину и говядину выросли на 51%, вареную колбасу — 31, мясо птицы — 21%, а сало подорожало вдвое. Не помогли ни рекламное поедание тогдашним руководителем Госрезерва заокеанских куриных окорочков, ни разбронированные и проданные из запасников авиатопливо, стратегические цветные металлы.

Кстати, кроме продовольственных эполет, правительство навесило на Аграрный фонд еще одни — МТР (материально-технических ресурсов). Сначала АФ будет разливать аграриям солярку, раздавать минеральные удобрения. А там, глядишь, перейдет и к поставкам агротехники: сеялок, тракторов, комбайнов... Такой себе агропромышленный гаджет: все в одном! Словом, работы для Счетной палаты — непочатый край.

Думаю, единственные, кто отвел душу, это зернотрейдеры. Из-за нехватки государственных игроков они по-прежнему свободно чувствуют себя и в сырьевом сегменте, и в финансовом. Однако пробиться на мировые рынки в этом маркетинговом сезоне оказалось не так просто. Экспорт в осенние месяцы притормозил, а на некоторых направлениях вообще замер.

Такое затишье, конечно же, раздражало трейдеров, и они нашли «игрушку» в... отмене экспортной таможенной пошлины на семена подсолнечника. Заводили волынку и до них, но все зря. А тут — убийственный повод: мировой финансово-экономический кризис. Плюс «забота о крестьянине», который вроде бы в случае отмены «подсолнечной» таможенной пошлины обогатится больше, чем при монополизме масложировых комбинатов. Короче, отменим таможенную пошлину — минимизируем последствия всеохватывающего кризиса.

И, знаете, МинАП подхватило этот тезис. Привычка — не женщина: ей не изменишь! Она, как ость: хоть и колется, но хочется! Это я о потакании чиновников птицеводам, зернотрейдерам, другим... Тем более если эту миссию выполняешь, как поговаривают, не даром. Вот почему с подачи аграрного ведомства в правительственном законопроекте №3353 «О внесении изменений в некоторые законы Украины о предотвращении негативных последствий влияния мирового финансового кризиса на развитие агропромышленного комплекса» под номером один самым важным «антикризисным» шагом фигурирует: «Временно до 1 сентября 2009 года разрешается вывоз семян подсолнечника, измельченных или не измельченных (код товара согласно УКТ ВЭД 120600), без уплаты вывозной (экспортной) таможенной пошлины, ставки которой утверждены статьей 1 этого Закона, при условии вывоза их непосредственно сельскохозяйственными товаропроизводителями или закупки их непосредственно у таких товаропроизводителей по ценам не ниже минимальных закупочных цен, установленных согласно законодательству, в режиме неавтоматического лицензирования».

Вот это да! Без уплаты вывозной (экспортной) таможенной пошлины... И кому какое дело до проблем маслоделов! Как будто не они пережили недавнее абсурдное экспортное квотирование своей продукции, инициированное правительством, и диверсию, в результате которой партия «минерализованного» масла переполошила всю Европу. Вроде бы не они наполняют государственный бюджет... Вместо того чтобы стимулировать внутреннюю переработку при имеющихся мощностях 7,3 млн. тонн семян в год, Кабмин решил пустить их на все четыре стороны.

Собственно, зернотрейдерам никто и ничто не мешает экспортировать подсолнечник. С начала маркетингового года границу уже пересекли почти 400 тыс. тонн. Темпы в 4,3 раза выше, чем в прошлом году! Более того, вступив в ВТО, Украина снизила ставку вывозной пошлины с 17 до 14%. А с нынешнего года она составляет 13%.

На практике это выглядит так: компания платит 13% таможенной пошлины, а государство компенсирует из бюджета в виде НДС 20%. По сути, этими семью процентами власти субсидируют подсолнечный экспорт. Назовите мне еще такую же глупую страну восходящего (не солнца!) подсолнечника, которая одаривает подобными льготами коммерческие структуры! Из 32 млн. тонн мирового урожая подсолнечника экспортируются всего миллион-полтора.

Но известным кругам этих 7% оказалось мало. Арифметика проста, как анатомия инфузории. При возможном экспорте 2 млн. тонн подсолнечника и полной отмене таможенной пошлины государство должно вернуть трейдерам из бюджета НДС в размере 350—400 млн. грн. А перерабатывающие предприятия при оголенном рынке сырья поглотил бы так называемый технико-технологический дефолт. Это — реальная цена вопроса и возни вокруг отмены таможенной пошлины!

«Подсолнечные» нюансы — не тема сегодняшней публикации. Но эти метастазы породил неуправляемый зерновой вал. И где гарантия, что урожай этого года не вылезет каким-нибудь фурункулом в другом месте, на других таких же неустойчивых и непредсказуемых рынках сельхозкультур, животноводческой продукции и пищевых продуктов?

«Нулевые» кредиты

Как поет Верка, «я попал...» Только не на любовь, а в очень глубокую долговую яму. Ус­лышанное 11 ноября 2008 года на международной конференции «Мате­риально-технические ресурсы для аграрного сектора: риски и перспективы», организованной аналитическим центром «УкрАгроКонсалт», сначала воспринял как неудачную шутку финансистов. Представитель компании Credit Agricole так прямо и заявил: главный мой месседж — в следующем году на банки не рассчитывайте!

Говорил он о первой волне всемирного кризиса, накрывшей Украину, причем не последней, о так называемых лимитах для каждой страны, выделяемых главными офисами зарубежных банков своим «дочкам». А в связи с кризисом и их урезают. Сказал: кредитные средства хоть и подорожают, но их будет очень мало. Вряд ли рядовой производитель выдержит кредитное яр­мо со ставкой более 20% годовых. Потому что 2007 год, когда мировые цены резко выросли, повысив и прибыльность бизнеса, не так часто повторяется. Следовательно, готовьтесь к худшему.

Я же за собственный банковский кредит переживал. Хотя и был он краткосрочным: от посевной — до жатвы, но все же достигал миллиона гривен. В прошлом же году, как назло, из-за перепроизводства пшеница «не пошла». Половину займа вернул с продажи подсолнечника, а остальное так и «повисло».

Но тут, хоть и с большим опозданием, услышал правительственный голос: не переживайте, любимые аграрии! С банками договоримся, кредиты пролонгируем, а под посевную — и новые получите! С этой радостью — прямо к управляющему банка в районе, а он:

— Не искушай пионера — он и так всегда готов! Только сначала пусть там наверху между собой разберутся, кого финансировать-рефинансировать. Вот как только, так сразу...

Вижу, бесполезные надежды. У меня — посевная на носу, а у самых-самых в Киеве — тараканы в голове. Банкир между тем на мой двор какого-то «коллектора» наслал. Бить не бил, но с придыханием сказал: скажи спасибо, что твоя кредитная история без помарок. Пролонгируем, но по ставке 28% плюс 300 тонн пшеницы. Да и то — на пять месяцев.

— А новый кредит? — осмелел я.

— И не заикайся! Ты со старым рассчитайся. А нет — подгоним фуры, загрузим коров со свиньями — и на бойню. В счет долгов.

Встрепенулся. Звоню товарищу из соседнего хозяйства: «коллектор» был? По голосу слышу: был! Подмел все подчистую. Не захотел брать в залог ни добротные хоромы, ни «жигули», ни жену... Набираю другой номер, а в трубке — голос под хмельком. Говорит: а я иду «сдаваться»! — «Куда, кому?» — «Сдам, — говорит, — все 600 гектаров в суб­аренду». — «Берут?» — «За печень... Таких, как я, полрайона. Вероятнее всего, будут гулять наши гектары под вынужденными парами».

Мне невдомек: если все признают льготное кредитование самым эффективным бюджетным инструментом в АПК, почему ему не дали ход в этом году? Когда крестьянам, как никогда раньше, срочно нужны деньги…

— В 2000 году государство впервые отказалось от товарного кредитования сельского хозяйства и начало стимулировать денежное. Функции кредитного обеспечения передали коммерческим структурам, и через банковскую систему кредитные ресурсы начали поступать в АПК, — вспоминает Олег ЮХНОВСКИЙ, председатель комитета предпринимателей АПК при Торгово-промышленной палате Украины. — Чтобы расширить доступ предприятий отрасли к кредитному рынку, ввели частичную компенсацию ставки по краткосрочным кредитам из бюджета, выделив 175 млн. грн. Компенсационный размер кредитной ставки коммерческих банков составлял 50% учетной ставки НБУ, но не менее 17,5% годовых.

В том году банки предоставили кредитов на сумму 1,8 млрд. грн., из которых миллиард получили сельскохозяйственные предприятия. На условиях частичной компенсации ставки предприятия АПК получили кредиты в размере 818 млн. грн.

Неожиданностью для финансовых институтов стал высокий уровень возврата кредитов сельскохозяйственными предприятиями — 92%. Такая обязательность заемщиков усилила доверие банковской системы к сельхозпредприятиям.

На первом этапе развития льготное кредитование применяли только для краткосрочных ресурсов. С каждым годом его совершенствовали, появились средне- и долгосрочные формы кредитования. Потребность в льготных кредитных ресурсах была столь высокой, что выделенных бюджетных средств всегда не хватало.

Прошлый год стал рекордным не только в зерновом сегменте, но и в кредитном. Аграрии привлекли
17,3 млрд. грн. — на 49% больше, чем в 2007 году, в том числе 12 млрд. — на льготных условиях. Но изменчивая общеэкономическая ситуация не позволяет поставить знак равенства между нашим сельхозпроизводителем и, например, немецким бюргером или американским ковбоем именно в части использования кредитов. Даже при ставке рефинансирования НБУ 12% украинский аграрий должен платить по кредитам 8%, в то время как немецкий — 2%. В связи с этим займы обременительны даже для среднесрочного кредитования и пригодны разве что для краткосрочного, чтобы закончить весенне-полевые работы.

К сожалению, подавляющее большинство земледельцев не смогут воспользоваться и ими, поскольку в бюджете-2009 на удешевление предусмотрено всего 300 млн. грн. Если же учесть, что из-за недофинансирования в 2008 году за счет общего фонда госбюджета программ поддержки развития предприятий АПК возникла кредиторская задолженность, в том числе и 192 млн. грн. на удешевление кредитов, то после ее погашения к распределению останется немного —
108 млн.

Собственно, о проблеме кредитов (пролонгации и открытии новых кредитных линий) надо было заботиться, еще верстая бюджет-09. Нужно было договариваться с МВФ и треть первого транша направить именно на кредиты аграриям: пользы было бы намного больше, чем от рефинансирования банков. Есть и другие варианты. При формировании бюджета можно было отнести ранее выданные займы к внутреннему долгу. Даже не сами кредиты, а компенсации по процентным ставкам. Например, долговые кредиты распределить поровну между тремя субъектами: сельхозпроизводителями, банками и правительством. Последнее, чтобы заинтересовать финансовые учреждения, могло бы выпустить облигации с учетом инфляционных процессов.

Надежды на удивительное пополнение стабилизационного и Аграрного фондов затягиваются во времени, а весна не ждет. Зависли между небом и землей примерно 3 млрд. грн. не пролонгированных кредитов. А ведь нужно еще где-то отыскать на комплекс весенне-полевых работ около 10 млрд. Пока же почти трети агроформирований к кредитам, к сожалению, не подступиться.

Лужу, паяю, мелю...

Так и не договорившись с коммерческими банками о пролонгации прошлогодних кредитов, правительство быстро переметнулось на Аграрный фонд и слепило из него буквально на ходу... финансовое учреждение. Правда, чтобы оно наполнилось средствами, Кабмин прибегнул к многоходовой операции, включая и осужденный им в свое время бартер.

Как работает схема? Зернотрейдеры, которым государство задолжало около 1,3 млрд. грн. НДС, «добровольно» скупают на биржевых торгах Аграрного фонда зерно из госпродрезерва, а государство, оплатив его, списывает с себя долги по НДС. Вырученные средства, вероятнее всего, траншами будут поступать прямо в Аграрный фонд.

Запутанные «ходы» вызывают немало вопросов. Во-первых, откуда взяться «живым» деньгам, если правительство не может наскрести их, чтобы рассчитаться с экспортерами зерна без посредников? Но АФ так вошел в торговый раж, что вознамерился сбыть полмиллиона тонн продовольственной пшеницы. Тут его схватили за рукав: не торопись! Кто знает, каким будет нынешний урожай? А если сплошным фуражом?!

По словам членов правительства, торги проходят активно. Аграрный фонд справляется на них и еще успевает проводить товарные интервенции смолотой на собственных мощностях мукой, осуществлять форвардные, спотовые и залоговые операции с зерном. И хотя премьер-министр обещала в феврале—марте выделить АФ 3,5 млрд. грн., но ни этой суммой, ни меньшей Аграрный фонд пока не оперирует. Ведь как иначе можно объяснить тот факт, что АФ неожиданно прекратил форвардные закупки зерна? Они позволяли сельхозпроизводителям аккумулировать средства на посевную под залог будущего урожая. Сейчас такой возможности они лишены.

«Засветился» Аграрный фонд на рынке минеральных удобрений и солярки. Но очереди к «государственным» пунктам продажи не выстраиваются. По нескольким причинам. Селитру можно спокойно купить на черкасском «Азоте». И не по 2100 грн./тонна, а по 1990. Но ведь надо еще доставить минеральные удобрения на грузовике — 6 грн. за километр...

Думаю, наши химкомбинаты несколько продешевили, отказав­шись в начале года подписать с МинАП меморандум о сотрудничестве. Не сошлись в цене. Хими­ки стояли горой за 2300 грн. за тонну, аграрии же просили спуститься на приемлемые 2100. А рынок уравновесил стороны. Более того, на внутреннем рынке доминируют российские производители — 58:42.

То же и с дизтопливом. На Кременчугском НПЗ цена такая же, как и у агрофондовского оператора. Но последний дислоцируется в сотне километров от НПЗ, а это дополнительные транспортные расходы. А еще, если честно, работники на «государственных» точках начинают «химичить», домешивают газолин. А мне сердце трактора дороже!

…Еду в поле — услышать, как дышит земля. Навстречу — русскоязычный голова администрации.

— Привет, дурак!

Остолбенел от неожиданности.

— Это означает: доброе утро, работник аграрного комплекса!

Мне кажется, в этой аббревиатуре отчасти есть рациональное зерно. Ведь почти каждый год государство делает из нас, крестьян, дураков. Вот и сейчас высокопоставленные чиновники не перестают повторять: Украину из кризиса выведет сельское хозяйство. Как бы не случилось наоборот: Украина выскочит из финансово-экономической ямы на крестьянских горбах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно