ДМИТРИЙ ЛЕОНОВ, ДИРЕКТОР УКРАИНСКОГО ИНСТИТУТА РАЗВИТИЯ ФОНДОВОГО РЫНКА: «СРАВНИВАТЬ УПРАВЛЯЮЩУЮ КОМПАНИЮ С БАНКОМ — ВСЕ РАВНО, ЧТО НАЗЫВАТЬ МОЙЩИКА ОКОН ХОЗЯИНОМ ВАШЕГО ОФИСА»

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать

— Позиция любого противника принятого закона однозначно более выигрышна в среднесрочной перспективе...

— Позиция любого противника принятого закона однозначно более выигрышна в среднесрочной перспективе. Введение закона в действие намечено на 1 января 2004 года, год дается Госкомиссии по регулированию рынка финуслуг на разработку нормативной базы, следовательно, пенсионные фонды нового образца реально будут создаваться с конца 2004-го. Пока серьезный финансовый ресурс заработает на экономику, пройдет еще от года до двух. А что почувствуют люди?

Чтобы накопить существенную прибавку к пенсии, понадобится лет десять. И в течение этого времени всегда можно говорить, что пенсионная реформа не дала ожидаемых результатов....

Однако начнем с главного. Нужен закон или нет?

Отсутствие закона не избавляет наших граждан от индустрии негосударственных пенсионных схем. Схема банка «Аркада», действующие пенсионные фонды — рынок, как видим, существует. И вряд ли правомерно говорить о том, что, не подписав этот закон, Президент поставит барьер на пути создания подобных структур.

Другое дело, что отсутствие закона а) мешает нормальному госнадзору и регулированию, б) не позволяет создать единые правила деятельности в этой сфере. Не ввести закон в действие сейчас? Поскольку тема «на слуху», процесс, конечно же, продолжится, но будет носить дикий, неуправляемый характер. Тогда уж действительно ждите вторые трасты. Государство же будет совершенно отстранено от процесса — в лучшем случае оно останется сборщиком информации.

Оппоненты закона считают плохими объектами для вложения средств недвижимость, акции, любые банки (кроме лучших из лучших). Нам говорят, что держать 40 процентов в банках — это многовато. Однако надо же дочитывать статью закона до конца, а там имеется четкое ограничение: не более 10 процентов всех пенсионных сбережений в одном банке. То есть возможные проблемы одного банка касаются не более 10 процентов активов пенсионного фонда.

Акции. Да, во всем мире их считают достаточно рисковым инструментом. Но опять-таки, некорректно оперировать только одной цифрой «до 40% вложений — в акции». До сорока — это не значит сорок и не меньше, да еще в одно предприятие. Может быть ноль процентов вложений пенсионных активов в акции, может быть один процент, пять... Сорок процентов — это перспектива нашего роста, некий максимальный предел, который пенсионный фонд может избрать в своей инвестиционной политике. Причем об этом он по закону обязан открыто заявить в средствах массовой информации. Поэтому потенциальный вкладчик не может не знать, на что он подписывается. Более того, он имеет возможность выбора между разными НПФ.

Все почему-то забывают об основе основ деятельности любого пенсионного фонда — диверсификации. Реально в одно предприятие по тому же закону можно вложить, прямо скажем, мизерную сумму (до 5% активов). Причем только в акции, которые котируются на организованном рынке, — они более ликвидны и их рыночная цена «публична».

Теперь о недвижимости. К ней можно относиться по-разному, но одна составляющая в стоимости недвижимости сохранится всегда — это стоимость земельного участка, на котором возведен тот или иной объект. Динамика показывает, что на сегодняшний день рынок недвижимости растет. Это реальные доходы. Впрочем, это же не догма, что пенсионному фонду обязательно вкладывать средства в недвижимость, — ведь ситуация на рынке может измениться...

И наконец, критика инвестиций за рубеж — дескать, разбазариваем деньги в то время, когда страна занимает их у МВФ... Ну, во-первых, по некоторым оценкам, в первые годы работы НПФ объем привлеченных ими средств составит от 2 до 4 млрд. грн. Потому что это не обязательная система, не все предприятия и граждане будут в ней участвовать. При этом объем инвестирования за рубеж ограничен максимум 20% пенсионных активов с приоритетной возможностью вложения в обязательства зарубежных государств. Следовательно, даже максимально возможная сумма «вывоза капитала» не сравнима с объемом заимствований Украины на зарубежных рынках.

С другой стороны, в долгосрочном периоде наша экономика может расти, а может и тормозиться, значит, НПФ надо придать некий внешний запас прочности. Я вас уверяю, за границей количество дефолтов или конверсий государственных обязательств значительно меньше, нежели в Украине. И риск потери денег будущих пенсионеров значительно ниже.

Естественно, если доходность вложений внутри страны будет выше, а риски — ниже, никто не станет инвестировать за рубеж.

Еще одна претензия оппонентов касается того, что управляющая компания со сравнительно небольшим собственным капиталом имеет право управлять такими огромными пенсионными средствами. Тогда как для банков подобное недопустимо...

Надо четко понимать разницу. Банк взял у вас деньги и несет перед вами обязательство по их возврату и обещанным процентам. Потом он вкладывает деньги в кредиты, инвестиции, но уже как свои активы, зарабатывая себе прибыль. А компания по управлению активами — это наемная структура. Сравнивать ее с банком — все равно, что называть мойщика окон хозяином вашего офиса.

Все активы и обязательства находятся у пенсионного фонда, который является отдельным юридическим лицом и прибыль которого полностью (!) делится между участниками этого фонда. А компания приглашена, чтобы оформлять операции с активами в рамках инвестиционной политики, утвержденной фондом. Собственных обязательств перед будущими пенсионерами она не имеет и денег под это не привлекает. Размер собственного капитала нужен управляющей компании прежде всего для обеспечения эффективной деятельности (персонал, техническая инфраструктура и т.п.).

Кроме того, закон еще не все прочитали внимательно: на некоторых интернет-сайтах, для примера, речь идет об управляющей компании с собственным капиталом в 200 тыс. гривен. На самом деле в законе записано 300 тыс. евро на момент лицензирования, а затем поддержание собственного капитала на уровне не менее 200 тыс. евро...

Если как следует проштудировать документ, то обнаружится еще одна любопытная особенность. Госкомиссия по регулированию рынка финуслуг имеет право по результатам анализа отчетности сравнивать доходность (даже не стоимость!) пенсионных активов, управляемых разными компаниями. И если какая-то из компаний дает существенно более низкий, нежели в среднем по рынку, результат, Госкомиссия может ставить вопрос о замене такого управленца и расторжении с ним договора. Как видим, планка, за которой начинаются «гонения» на управляющую компанию, стоит выше сохранности активов как таковых. Это что касается разбазаривания-разворовывания денег...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно