БЕЗ ЛИЦА ПРОДОЛЖАЕТ ОСТАВАТЬСЯ УКРАИНА НА МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЫНКАХ

10 марта, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 10 марта-17 марта

Чуть больше двух месяцев украинской экономикой руководит новое правительство Виктора Ющенко, на которое все мы продолжаем возлагать определенные надежды...

Чуть больше двух месяцев украинской экономикой руководит новое правительство Виктора Ющенко, на которое все мы продолжаем возлагать определенные надежды. Потому что надеяться больше не на кого. Все, кто пытались раньше управлять экономикой: и парламентарии, и «патриотические» украинские олигархи — потерпели крах. Фактически Украина во второй раз после премьерства Леонида Кучмы получила шанс организовать эффективное управление экономикой.

Первые шаги Ющенко, прежде всего в кадровой политике, вызывают противоречивые чувства. Среди вновь назначенных вице-премьеров, министров, глав комитетов мы встречаем знакомые фамилии известных политиков, экономистов, бизнесменов, общественных деятелей, которые украсили бы предвыборный список любой уважающей себя партии. Насколько эти люди профессиональны, насколько эффективно смогут они работать в команде, а не на собственный имидж или карман, до сих пор непонятно. Мы сможем определить это только после обнародования их согласованной программы действий прежде всего в экономике. Такой программы, к сожалению, до сих пор нет.

Волей-неволей мы все равно будем сравнивать реформатора Кучму периода премьерства и реформатора Ющенко наших дней. Уже сейчас понятно, что при всех ошибках правительство Кучмы пыталось разработать концептуальный подход в реформировании экономики, который, к сожалению, по тем или иным причинам так и не удалось до конца воплотить в жизнь. Кучма периода премьерства понимал, что основы украинской экономики необходимо строить на развитии ключевых отраслей промышленности, прежде всего оборонки, машиностроения, металлургии, энергетики, химии. Поэтому его доверенными лицами перед первым избранием были директора флагманов украинской промышленности. Именно Кучма впервые выступил за создание крупных финансово-промышленных групп, которые, к сожалению, так и не начали работать в Украине.

Все последующие правительства работали без стратегических планов и приоритетов, пытаясь финансировать убыточное сельское хозяйство и фактически превращая Украину в аграрную державу.

Однако является ли Украина государством аграрным? Может ли быть аграрной страна, если эта отрасль производства была и будет у нас убыточной до тех пор, пока мы не организуем переработку продукции? В какой вообще стране мы живем? Всякий русский знает, что Россия богата газом, нефтью и благодаря этим отраслям будет доминировать на европейских рынках. Всякий японец уверен в том, что его страна — лидер современных технологий в электронике и машиностроении; всякий еврей знает, что Израиль производит качественное оружие и развивает авиационные и спутниковые технологии. Украинцам вроде бы тоже есть чем гордиться. Мы в свое время были лидерами по производству танков, самолетов, атомных турбин, металла. Однако украинская экономика при советском разделении труда зависела от смежников в других республиках.

Первое, что сделала Россия после развала Советского Союза, — это попыталась создать замкнутые циклы производства. Документация большинства украинских научно-исследовательских институтов, хранившаяся в союзных министерствах, не была защищена интеллектуально и стала основой создания подобных институтов в России. РФ создала также крупные системы государственных монополий в наиболее важных для страны отраслях, оставляя контрольные пакеты этих монополий в руках государства. Яркий пример такой монополии — РАО «Газпром», остающийся под контролем государства и приносящий ему прибыль. Можно сколько угодно критиковать коррупцию в «Газпроме», возмущаться его монопольным положением на рынке, однако даже недоброжелатели «Газпрома» не могут не отмечать, что значительную часть поступлений в госбюджет дает именно его деятельность.

Еще один российский монополист — РАО «ЕЭС», объединяющий крупнейшие энергетические компании страны. Россия не собирается продавать контрольные пакеты этих предприятий, оставляя их в государственных руках. Но даже если бы эти пакеты продавались, стоимость их в денежном выражении составляла бы огромные суммы именно благодаря замкнутым циклам производства. Примером приватизации замкнутых циклов может послужить ситуация на алюминиевом рынке России. Кто бы ни боролся за российские и украинские глиноземные и алюминиевые заводы — братья Черные ли, Березовский ли с Абрамовичем или «Сибирский алюминий», конечный цикл производства алюминия все равно остается на территории РФ.

Таким образом, Украина сможет занять достойное место в мировом экономическом пространстве, только создав конечные циклы производства, конкурентоспособные на рынке продукции, а не предоставляя в аренду мощности своих заводов. Пожалуй, это и должно стать приоритетом в промышленной стратегии правительства. И лишь после этого можно и необходимо проводить приватизацию, оставляя на какой-то период контрольные пакеты в государственных руках.

Приведем несколько примеров. Одним из наиболее важных объектов приватизации является «Укртелеком». Логично было бы приватизировать не убыточное предприятие, каким оно является сегодня, а прибыльное. Нелогично то, что «Укртелеком» является убыточным, а учрежденные им предприятия, такие, как, например, «UMC», — прибыльными. Ведь прибыль в данном случае поступает не в государственный бюджет, а уходит иностранным инвесторам за границу. В отрасли связи работают, кроме «Укртелекома», «Утел», «UMC», концерн «РРТ», подразделения Национального космического агентства. Только объединив их в одно предприятие и обеспечив эффективный менеджмент этого предприятия, можно повысить поступления в бюджет, а также обеспечить при приватизации привлечение крупных стратегических инвестиций, позволяющих реформировать отрасль и модернизировать устаревшее оборудование.

Безусловно, такое объединение необходимо проводить цивилизованными методами. Предприятия, находящиеся в других ведомствах, могут быть переданы волевым решением правительства, которое при этом, безусловно, столкнется с противодействием коррумпированных чиновников. Доли иностранных инвесторов ради стратегической цели стоит выкупать, привлекая для этого выгодные кредиты. Такой подход может вызвать серьезную критику — мол, опять берем в долг вместо привлечения инвесторов. Но ради привлечения несоизмеримо больших инвестиций, ради наполнения бюджета взять в долг будет для Украины выгодно.

Этот путь не будет уникальным для нашей страны. Можно приводить огромное количество примеров. Так, Саудовская Аравия в свое время продала собственную нефтяную промышленость американским и английским компаниям, которые, соответственно, всю полученную прибыль не инвестировали в экономику Саудовской Аравии, а вывозили за рубеж. После чего государство приняло решение национализировать эти компании цивилизованным путем. Доли иностранных инвесторов были просто выкуплены. Экономика страны начала развиваться именно благодаря ставке на приоритетную отрасль. Однако проводить цивилизованную национализацию необходимо лишь в том случае, если будет реализовываться стратегический план развития приоритетных отраслей. И приватизация, и национализация в одинаковой степени могут принести государству как вред, так и пользу. Вред — если являются самоцелью, пользу — если являются частью комплексной программы.

Еще одной приоритетной государственной отраслью в нашей стране может стать производство алюминия. К сожалению, Украина как государство не научилась подходить к этому вопросу столь же комплексно, как и ее конкуренты, представленные враждующими в борьбе за Николаевский глиноземный коммерческими компаниями из других государств. И не важно для Украины, кто победит в борьбе за приватизацию этого завода — то ли группа «Сибирский аллюминий», то ли «ЛогоВАЗ» с «Сибнефтью», которым продали пакеты акций ТWG. И первая, и вторая группы являются российскими, то есть именно российские компании будут использовать НГЗ для производства сырья. Конечный продукт будет производиться в России. Безусловно, для нее это выгодно. Это может быть даже выгодно для сотрудников НГЗ, которые сохранят свои рабочие места. Это не будет выгодно для Украины. Потому что, исходя из интересов Украины, следовало бы построить собственный алюминиевый завод, который бы использовал сырье, производимое на глиноземном. Следовало бы также для доставки сырья использовать собственные балкеры (корабли), которые могли бы построить те же николаевские корабелы. Таким образом, деньги за доставку бокситов в Николаев оставались бы в украинских компаниях. Южно-Украинская атомная станция также могла бы быть участником этой финансово-промышленной группы, получая, соответственно, часть прибыли от ее деятельности. Украина вышла бы на европейский рынок алюминия, создала бы дополнительные рабочие места, увеличила поступления в бюджет. Из собственного алюминия, кстати, можно было бы производить собственные самолеты, а не только документацию для российских авиазаводов, как это происходит сейчас. Под такую комплексную программу не было бы проблемой получить кредит в любом из ведущих мировых банков.

Подобная группа могла бы быть создана и в черной металлургии, правда, по несколько иным принципам. Для того чтобы их понять, любому экономисту достаточно разобраться в составляющих себестоимости тонны стали. Для того чтобы произвести эту тонну, необходимо получить руду, произвести окатыши на горно-обогатительных комбинатах, купить электроэнергию в облэнерго и кокс у угольщиков. Однако в этой цепочке многие из предприятий окажутся уже кем-то приватизированными. Это и ГОКи, и облэнерго, и некоторые шахты. Бизнесмены, обогащающиеся на этих предприятих и выступающие посредниками между ними, не только делают цены на металл неконкурентоспособными, но и выкачивают всю прибыль, которая могла бы остаться у государства и пополнить бюджет.

Создание единой финансово-промышленной группы в отрасли или нескольких таких групп вовсе не будет противоречить идеям приватизации. Скорее наоборот, цивилизованный инвестор в партнерстве с государством сможет получать гораздо больше прибыли, и инвестиции его окажутся не воздушными, а смогут реально помочь модернизировать оборудование как на сталеплавильных комбинатах, так и на ГОКах и на многострадальных шахтах.

Кто будет выступать против такой программы? Президент и его администрация? Нет, потому что именно Леонид Кучма был в свое время инициатором создания ФПГ. Директора? Нет, потому что именно украинские директора, в отличие от назначенных международными группами, являются сегодня, пожалуй, самыми большими патриотами государства. Возражать будут многочисленные посредники между приватизированными и не связанными в единый комплекс предприятиями, которые потеряют сверхприбыли. Возражать будут коррумпированные чиновники. Однако, кажется, именно с административной реформы и эффективного подбора управленцев собирается начать свою деятельность правительство Ющенко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно