Запорожский правозащитник Денис Тарасов: "Если напали на одного — фактически напали на всех"

2 мая, 12:00 Распечатать

В Запорожье уже два года идет борьба за сохранение Яланского парка.

История одного из центральных парков Запорожья тянет на многосерийный напряженный фильм. Активисты в городе защищают тамошний парк Яланского от потенциального застройщика. Земля под парком передана в аренду компании, которую через кипрские офшоры связывают с действующим нардепом от ОПЗЖ Владимиром Кальцевым. Два года назад "ооошка", которую с ним связывают, получила от городской власти разрешение на уничтожение деревьев в парке. С того времени в городе не утихает активная борьба за зеленую зону, сопровождающаяся общественными акциями, столкновениями с титушками, дерзким уничтожением насаждений, преследованием активистов и судебной волокитой.

Мы пообщались с одним из запорожских активистов и правозащитником Денисом Тарасовым. Поговорили о том, как разворачивались события вокруг уничтожения парка, с чем приходится иметь дело локальным активистам в борьбе за свои права, как система пытается ликвидировать влияние граждан, и как можно этому противодействовать.

— Два года назад появилась информация о планах Кальцева строить ТРЦ на месте парка, — рассказывает Денис. — Мы выяснили, что городская рада уже предоставила градостроительные условия. С того времени я — активно причастный, мы объединились с местными жителями и активистами, стали собираться в парке, обращаться к городскому главе.

Когда Кальцев увидел активность общественности, он понял, что надо действовать быстрее. Думаю, он ничего не планировал строить, просто засуетился, чтобы продать этот земельный участок. Он знал: пока там парк, землю у него никто не купит, потому что каждый инвестор понимает, что будут проблемы с общественностью.

Многие в Украине наблюдали за противостоянием запорожских активистов с титушками и правоохранителями. Что привело к эскалации?

— В 2018 году мы постоянно мониторили информацию о решениях городской рады и увидели, что 13 апреля (это была пятница) задним числом принято решение исполкома о предоставлении ООО "Ленд Дивелопмент" (компания, которую связывают с Кальцевим. Н.С.) разрешения на удаление зеленых насаждений в парке Яланского. Мы понимали, что у нас времени вообще нет, потому что даже в выходные дни могут приехать и начать спиливать деревья.

На утро понедельника у меня был почти готов иск. Кроме этого я начал готовить заявление об обеспечении иска, чтобы запретить выполнение этого решения. Утром позвонили местные и сообщили, что приехали люди в снаряжении, начали ставить забор и готовятся сносить деревья. Каждый час был важен, поэтому я просил, чтобы люди физически препятствовали проведению работ, чтобы мы успели подать этот иск.

Люди начали бить в колокола, освещать события в Интернете. Начались волнения, Игорю Лукашенко, которого мы поставили истцом, нанесли телесные повреждения. Благодаря огласке, приехали СМИ. Кальцев не знал о наших планах. Запорожский окружной админсуд фактически для него ручной, потому что председателем суда в то время был его хороший товарищ Олег Прудивус. Но поскольку судья, к которой попало это дело, на тот момент тоже ничего не знала, она в тот же день вынесла определение об обеспечении иска.

Активисты Денис Тарасов и Игорь Лукашенко

 

Справка из больницы, выписанная в день столкновений, подтверждающая получение телесных повреждений.

Когда мы вернулись, титушки вынуждены были убраться. Люди вырвали из земли забор и уничтожили все следы того, что там что-то готовились делать.

"Для людей в гневе, оказывается, нет ничего невозможного"

— По ту сторону баррикад — действующий нардеп, влияние которого давно укоренилось в Запорожье...

— Весовые категории несоизмеримы, если на его стороне — и суды, и правоохранительные органы, и городская власть, и все органы, которые должны были бы контролировать и обеспечивать соблюдение закона. Фактически все — в его кармане. Это может выливаться и в физическую расправу, и даже в убийство. Думаю, меня спасло только то, что я довольно публичное лицо в Запорожье.

Но он пошел по пути информационного убийства. Постоянно выходили заказные публикации, что мы — проплаченные активисты, которые в действительности ставят перед собой сугубо меркантильную цель. А все остальные — лохи, потому что не получают ничего.

Однажды позвонила утром моя теща и говорит: здесь весь двор и все вплоть до самой остановки обклеено плакатами, там твое фото и написано "эко-мошенники". Думаю, в эту информационную кампанию он вложил много денег, но это произвело противоположный эффект. Людей еще больше возмущали такие действия.

Информационная кампания против активистов

— Большинство активистов говорят, что юридическая поддержка общественной активности не менее важна, чем акции прямого действия. Как в вашем случае развивались судебные споры?

—Было понятно, что суды первой инстанции и апелляция не вынесут решение в нашу пользу, потому что Кальцев этого просто не допустит. Но нам необходимо было время, чтобы цена вопроса для Кальцева стала непомерной. Понимали: надо приложить максимум усилий, чтобы у него, даже теоретически, не появился инвестор, готовый заинтересоваться земельным участком.

Мы подали около 10 судебных исков с разными предметами споров и умышленно затягивали рассмотрение дела, — чем дольше дело будет в суде, тем лучше. А Кальцев пытался обжаловать обеспечение иска в апелляции. По всем признакам было видно, что он ведет переговоры с председателем суда о вынесении решения в свою пользу.

А потом, перед судебным заседанием, он позвонил Игорю Лукашенко и предлагал встретиться. Мы решили, что встречаться не следует. Думаю, Кальцев был в таком отчаянии, что когда в следующий раз позвонил, то просто начал по телефону угрожать. Дескать, несет убытки, и только на адвокатов потратил уже миллион гривен. Это чтобы Игорь понимал, что все эти деньги он повесит на него.

— Как уничтожили парк?

—Чтобы вы понимали, ему помогали и спецслужбы. Поскольку, когда в городе не было основных людей, которые могли бы создать препятствия, утром заехала техника, свезли около 600 титушек. По некоторой информации, людей нанимали и из других областей. И они буквально за три часа уничтожили 650 деревьев.

Люди плакали, потому что зрелище действительно было ужасное, — могила для деревьев. Кальцев рассчитывал, что не будет деревьев — не будет проблем, люди сломаются и все утихнет. Он поставил огромный железный забор на фундаменте, высотой около двух метров. Сразу банеры — здесь будет самый большой в Запорожье ТРЦ.

спил
Facebook / Богдан Василенко

Такой вид был у парка Яланского после уничтожения деревьев

Когда через день возле городской рады собрался митинг, кто-то позвал: "Идем валить забор". Что забор будут валить, знал и Кальцев. И он, как позже мы поняли, планировал столкнуть людей с титушками и дать как-то повредить забор, чтобы открыть уголовное производство. Причем дальше нам слили переговоры полиции — реально полиция между собой говорила о том, чтобы не вмешиваться.

Все было сделано так, чтобы это столкновение состоялось. Титушки были вооружены. Несколько людей получили черепно-мозговые травмы. В итоге титушки убежали. А люди вручную за полчаса полностью снесли этот забор. Мой коллега говорил, что это невозможно. Для людей, если они в гневе, оказывается, нет ничего невозможного.

— В конце концов, полиции удалось сфабриковать дело?

— Да! Были открыты производства о хулиганстве и повреждении имущества. Полиция мобилизовала всех участковых инспекторов, они начали наведываться в помещение людей, участвовавших в митинге, опрашивать их, брать на испуг. Поэтому мы поставили цель — выходить снова, показать, что мы не боимся, и чтобы другие люди видели, что нечего бояться.

Мы организовали митинг под зданием Нацполиции с требованием отставки руководителя. Наше условие было — сначала вы расследуете уголовное производство о незаконной вырубке, а потом — дела о хулиганстве. А также — чтобы с этого момента в Запорожье не было ни одного титушки. В принципе, это подействовало. Потому что после этого действительно титушек не использовали, и преследования по этим уголовным производствам прекратились.

— Ситуация во многих регионах наталкивает на мнение, что в отдельных городах есть неформальные собственники, застраивающие зеленые зоны. В Одессе, Киеве разворачиваются целые войны между активистами и застройщиками. Что общественность может с этим сделать?

— Надо объединять все средства. Первое — это средства прямой демократии в виде массовых акций как привлечение внимания к проблеме и тесное взаимодействие со СМИ. Средства массовой информации принадлежат феодалам. Но иногда у феодалов есть конкуренты. Чтобы ослабить одного феодала, можно использовать другого.

Кроме того, надо максимально эффективно использовать инструменты демократии — такие как массовые жалобы.

И третий инструмент — юридическо-правовой. Желательно все же искать юристов-адвокатов, которые могут подавать иски.

"Впервые в истории Запорожья на общественные слушания пришло 800 человек"

— Как считаете, что должно измениться в стране, чтобы были шансы справиться с этой системой неофеодализма?

— Для Украины реформа номер один — это реформа судебной системы. К сожалению, с 1990-х реально судебной реформы у нас не было. Единственный плюс — частичное обновление Верховного суда. Сейчас это дает определенные результаты. В нашем деле Верховный суд четко распорядился, что право должно быть в приоритете над законами, правилами, нормами.

— За время вашей борьбы страну потрясло множество процессов, в том числе и сменилась верхушка власти. Повлияло ли это как-то?

— От перестановки лиц суть власти не меняется. Как были у власти олигархи, так и остаются. Просто они меняются местами. Поэтому каких-либо изменений от смены власти я не вижу. Но мы, в принципе, в своей борьбе всегда вели людей к тому, чтобы люди сами становились властью.

— Насколько вообще активна общественность в Запорожье?

— Опасность заключается в том, что власть делает все, чтобы убить этот активизм. В мае 2018 года мы использовали разные инструменты, в частности — общественные слушания о судьбе парка. Впервые в истории Запорожья на общественные слушания пришло 800 людей. Наш самый большой концертный зал был заполнен под завязку. И в нем умышленно выключили кондиционеры, свезли проплаченных людей, которые заняли места, чтобы граждане не могли сесть.

А потом городская власть начала находить причины якобы нарушений проведения этих слушаний. То есть люди надеялись, что смогут на что-то повлиять. А увидели, что власть даже не рассматривает эти общественные слушания. Для многих это выливается в разочарование, апатию и нежелание участвовать в некоторых мероприятиях активистов.

В принципе, общественная активность в таких феодальных городах, как Запорожье, низкая. Потому что людям навязывают мнение, что закроются заводы и город просто погибнет. Надо приложить много усилий, чтобы эту активность расшевелить.

— Ваша борьба за парк продолжается несколько лет. Как вы реагировали, когда появлялись сообщения о нападениях на активистов?

— Если на кого-то одного из активистов напали, то необходима максимальная поддержка и давление на власть, которая в этом вопросе бездействует. Иначе нас всех поубивают по одному. Надо объединяться, потому что если напали на одного — фактически напали на всех. Мы в Запорожье всегда организовываем акции — и в отношении расследования убийства Кати Гандзюк, и нападений на других активистов. Было покушение на убийство нашего запорожского активиста Сергея Мазуренко — мы проводили митинги и максимально освещали все события. И обращались в Киев, потому что здесь просто не хотели расследовать это дело.

— Вы объединяете политическую (Тарас — активный член партии "Сила Людей") и общественную деятельность. Приходится слышать обвинения, что вы зарабатываете себе электоральные дивиденды?

— Периодически — да. Даже Кальцев активно использовал мою активность, говоря, что это политический вопрос. Но, в принципе, те, кто хорошо нас знает, понимают, почему и ради чего мы это делаем. Поскольку мы денег не получаем никаких, наоборот — вкладываем свои.

— Есть ли вещь, которая может заставить вас прекратить свою деятельность?

— Того, что повлияло бы на мою волю, нет. То, что могло бы физически воспрепятствовать, возможно есть, но, я надеюсь, это никогда не произойдет.

Материал подготовлен в рамках проекта ZN.UA и Украинского Хельсинского союза по правам человека при поддержке Представительства Европейского Союза и Посольства Королевства Нидерландов в Украине.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно