«Мы просто хотим жить и дышать свежим воздухом…»

10 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 10 ноября-17 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Вот уже девять лет обитатели нескольких черниговских улиц живут в буквальном смысле затаив дыхан...

Вот уже девять лет обитатели нескольких черниговских улиц живут в буквальном смысле затаив дыхание: кислород в воздухе, которым они вынуждены дышать, обнаруживает лишь местная СЭС — люди же чаще всего вдыхают испарения лаков, красок и растворителей. Причина — вовсе не природная аномалия, а, так сказать, «хозяйственная деятельность человека». Причем не абстрактного, а вполне конкретного жителя этого же района, решившего превратить собственное жилье в коммерческое предприятие — мастерскую по мелкому ремонту автомобилей. И все было бы ничего, если бы ее владельцы не замахнулись на покраску авто.

«С 1997 года жители трех улиц вынуждены дышать парами ацетона, различных растворителей лаков и красок, в том числе и растворителя 747, на упаковке которого написано, что он относится к ядовитым веществам (знатоки подтверждают — «аромат» ядреный! — Т.Г.), — рассказывает одна из наиболее активных борцов за чистый воздух пенсионерка Любовь Топычканова. — Через пару лет ситуация стала и вовсе невыносимой — еще двое наших соседей решили переоборудовать гаражи под мастерские и камеры по покраске автомобилей, полностью «отрезав» нас от чистого воздуха. В доме невозможно открыть форточку, проветрить помещение, вывесить на улицу белье, просто подышать свежим воздухом — поскольку его просто нет!

Из-за такой экологии у меня пошатнулось здоровье (это подтверждают и медицинские справки. — Т.Г.): развился хронический ринит, появилось головокружение, я неоднократно теряла сознание. Как, к примеру, в марте 2001 года, когда я возвращалась домой и, надышавшись парами ацетона, упала в обморок: врачи диагностировали анафилактический шок и даже удивились, что мне удалось выжить. Сильно заболела моя внучка (началось все с бронхита, а закончилось плевропневмонией, спасибо врачам — спасли), и сын с семьей вынужден был переехать в другой район города. За эти годы умерло 16 наших соседей, а большинство живущих страдают от постоянных бронхитов, трахеитов, ларингитов и иных болезней дыхательных путей. Рядом находится дом престарелых, где проживает 750 пенсионеров, участников и инвалидов ВОВ, которые также страдают от постоянного проживания, по сути, в лакокрасочной мастерской.

Местные власти, которым мы постоянно жалуемся на невыносимую ситуацию, не только не пытаются помочь, но и покрывают ремонтников. И мэр города, и главный санитарный врач, и главный архитектор, и начальник главного государственного управления экологии и природных ресурсов Черниговской области — все дали разрешение на проведение ремонтных и покрасочных работ в жилом массиве. В ответ на жалобы нам неоднократно сообщали, что Иван Атрощенко (главный виновник. — Т.Г.) был привлечен к административной ответственности и ему запрещено проводить покраску автомобилей, но все запреты остались лишь на бумаге».

Корреспондент «ЗН» побывал в районе, где живет Любовь Васильевна. Запах, действительно, стоит, мягко говоря, специфический: особенно, если ветер дует со злополучных мастерских прямо на жилые дома — тут уж точно, хоть надевай противогаз. К тому же, периодически все это смешивается с выхлопными газами автомобилей, создавая и вовсе невероятный по токсичности газовый «коктейль». Почему власти не реагируют на самую настоящую экологическую катастрофу в отдельно взятом районе, понять несложно: судя по внешнему виду авто, среди клиентов мастерских преобладают местные VIP-персоны.

Причем не реагируют вполне сознательно, поскольку экспертизы, проведенные по самым первым жалобам жильцов района, красноречиво указывают на многочисленные нарушения. Так, по словам Любови Топычкановой, городской СЭС был составлен протокол о нарушении г-ном Атрощенко санитарных норм, ему запрещено проводить мелкий ремонт. Правда, в ноябре 2002 года пришел ответ из прокуратуры Черниговской области, а в ноябре и из Черниговской межрайонной природоохранной прокуратуры о том, что нарушений законодательства не установлено. В декабре уже и главный санитарный врач Чернигова не нашел превышения концентрации вредных веществ, выбрасываемых в воздух при покраске автомобилей.

Если это действительно так, то мы столкнулись с настоящим феноменом: при таких условиях проведения работ умудриться не загрязнять атмосферу еще никому не удавалось! Скажем, в мастерской Ивана Атрощенко проект предусматривает, что загрязненный воздух попадает в вентилятор через водную завесу гидрофильтра. Но, видимо, такой фильтр дорог, и потому воздух фильтруется через синтепоновый фильтр и кассету с активированным углем, что не соответствует требованиям экологической экспертизы. Вместо предусмотренной проектом покраски всего одного автомобиля в сутки помещение переоборудовано под два авто, хотя сколько их на самом деле проходит через сервис, никто не считает. Комната для подготовки и хранения красок «вентилируется» через дыры в крыше и открытую входную дверь, откуда загрязняющие вещества без всякой очистки попадают в воздух. Не обнаружены фильтры и на выбрасываемый воздух в боксе, где непосредственно красят машины: вместо сертифицированных фильтров используется собственное изобретение — синтетическая ткань для пошива верхней одежды. Аналогичная ситуация и с фильтрами для очистки воды. В боксе подготовки авто к покраске имеющийся в наличии фильтр-краскоуловитель оказался без технической документации — то есть, по сути, его не было вовсе. Так же, как и фильтра в покрасочном помещении, где черниговские умельцы вновь проявили смекалку, соорудив еще одно собственное изобретение: колодец с обратной системой водоснабжения, закрытый сверху еще одним куском синтетической ткани и подключенный к вентиляционной системе.

Между тем, только по проекту (насколько точно соблюдаются его требования как на этой «точке», так и на двух других, уточнять, думаю, не стоит) такая мастерская может выбрасывать в окружающую среду оксид углерода, диоксид азота, оксид сернистого ангидрида, сольвент, уайт-спирит и дибутилфталат. Первый — всем известный угарный газ. Второй — высокотоксичный химикат, образующий при контакте с влажной поверхностью легких азотную и азотистую кислоты (они повреждают ткани легких и дыхательных путей, затрудняя дыхание, вызывая отеки и кашель), а в крови участвует в образовании нитритов и нитратов. Третий в сочетании с водой образует не менее известную серную кислоту: в виде дождя она нередко выпадает вокруг промышленных предприятий в сырую облачную погоду — это хорошо заметно по окрестным растениям, на листьях которых часто виднеются некротические пятнышки. Не менее опасны и обнаруженные жильцами ацетон и другие опасные для здоровья растворители. Помимо наркотического воздействия, вдыхание паров того же ацетона раздражает слизистую глаз и дыхательных путей, приводит к развитию бронхита и пневмонии, циррозу печени, острой почечной недостаточности.

В принципе, большинство из перечисленных химикатов постоянно вдыхают жители любого промышленного центра, где много предприятий и автомобилей. Однако в городском воздухе все эти вредные вещества находятся все же в значительно меньшей концентрации, нежели на промышленных объектах. Не случайно предприятия обычно окружены широкой санитарной зоной, а их сотрудники имеют льготы как работающие на вредном производстве: им рекомендуются определенный режим работы, профилактическое лечение, особая диета. Другое дело, что не на всяком заводе этих норм придерживаются, не все рабочие сознательно следят за своим здоровьем. Но они выбирают себе образ жизни самостоятельно, тут же жителей микрорайона — взрослых, детей, беременных женщин — поселили в самой настоящей промзоне насильно, без всякого «молока за вредность», дополнительных профосмотров и путевок в санатории.

Самое интересное, что, несмотря на выявленные нарушения, вынесенное государственным управлением охраны окружающей природной среды в Черниговской области решение о запрете деятельности пункта текущего ремонта автомобилей, мастерские как работали, так и работают. Единственный, кто пострадал в этом деле, так это обнаруживший недостатки инспектор управления Анатолий Сподаренко: его уволили с работы, и восстанавливать справедливость пришлось уже через суд. Причем увольняли Анатолия Петровича не за ошибки в ведении именно этого дела, а … «за систематическое невыполнение служебных обязанностей». То есть его выводы о нарушениях законодательства никто не опровергал и даже не подвергал сомнению!

— Уже этим летом, — рассказывает Анатолий Сподаренко, — я неоднократно приезжал на место с начальником госинспекции по охране природы, так он сам за голову хватался — насчитал на покраске 19 (!) машин. По сравнению с тем проектом, который был утвержден при открытии ремонтной мастерской, все изменено: проведена реконструкция, увеличены мощности. На основании проверки, проведенной летом этого года, официально деятельность мастерских остановлена — решение вынесла заместитель начальника Главного государственного инспектора по охране окружающей природной среды Черниговской области Людмила Ивашко. Но, учитывая покровительство одних чиновников и бездеятельность других — они продолжают работать.

— Почему молчит местная СЭС? Ее не смущает факт наличия промышленных объектов в жилой зоне?

— Когда санитарный инспектор приезжает с проверкой, то мастерские сразу же прекращают работу, и воздух оказывается в пределах ПДК. Хотя нормы эти действительны только для промышленной зоны — в жилых районах этих веществ в воздухе вообще не должно быть.

— Хорошо, но даже, если в момент приезда инспекции покрасочные работы не ведутся, комиссия вполне может предположить, что вред людям все-таки наносится, причем серьезный — учитывая так называемое «оборудование» ремонтников.

— Конечно, если фильтр заменяет брезентовая тряпочка! Но проблема в том, что по инструкции можно измерять выбросы только стандартного оборудования. А раз нет не только стандартного, но в некоторых случаях вообще никакого (тряпочки не в счет!), то и измерять не имеем права. Вот и приходится лишь констатировать нарушения законодательства и требовать от предпринимателя их устранить.

За комментариями по поводу сложившейся ситуации редакция обратилась в Центральную СЭС Министерства здравоохранения Украины. Но там предложили направить факс с изложением обстоятельств дела и адресами как виновников, так и пострадавших: по этим данным они составят запрос… в санэпидстанцию Черниговской области, по информации которой и подготовят комментарий для редакции. На возражения о том, что местные санврачи вот уже несколько лет не видят никаких нарушений, в то время как люди серьезно болеют, причем «профильными» заболеваниями, мне вполне резонно ответили: Центральная СЭС просто не в состоянии самостоятельно проверять жалобы по всей стране — для этого существуют областные и районные станции.

Не могут лично проверять жалобы граждан и во всех других организациях, где искали защиты жители Подусовки, — все материалы для них готовили местная СЭС и управление экологии. Словом, ситуация возникла парадоксальная: нарушения есть, однако закрыть объекты никто не может, потому что нужно установить объем вреда, наносимого природе и людям, но сделать это нельзя, поскольку мерить можно только стандартное оборудование, которого нет. Все желающие разобраться в конфликте вынуждены оперировать данными местных санитаров, измеряющих содержание в воздухе опасных химических соединений то ли после рабочего дня, то ли вовсе в выходные. Прямо как в известном фельетоне Михаила Жванецкого, где жильцы дома, в котором затопило подвал, писали жалобы в самые разные организации, вплоть до ООН, а ответ неизменно приходил от начальника ЖЭКа, не желающего ремонтировать помещение.

— Ситуация в целом типичная для Украины, — говорит юрисконсульт общественной эколого-правовой организации «ЭкоПраво—Киев» Галина Пристинская, — но не безнадежная. Если вопрос не удается решить в административном порядке, то остается единственный способ — обратиться в суд. Можно подать как индивидуальный, так и коллективный иск. Но здесь очень важно правильно составить исковое заявление, грамотно подготовиться к процессу, поэтому я бы посоветовала обратиться к адвокату, специализирующемуся по экологическому законодательству. Он поможет организовать медицинскую экспертизу — потребуется доказать, что именно деятельность ответчиков стала причиной ухудшения здоровья, — а если нужно, то и независимую экологическую проверку: сегодня существуют организации (различные лаборатории, научно-исследовательские институты), имеющие все необходимые разрешительные документы на проведение такой деятельности. К ним можно обратиться в частном порядке, они сделают все нужные замеры и дадут заключение. Разумеется, все эти экспертизы платные, и делают их за счет подателя искового заявления. Но жители района помимо требований о закрытии мастерских и компенсации вреда, нанесенного здоровью, смогут потребовать и возмещения морального ущерба — если удастся доказать, что действия владельцев автомастерских были неправомерными. На мой взгляд, в данной ситуации вполне реально выиграть суд.

Между тем практика свидетельствует, что с подобными исками люди крайне редко обращаются в судебные инстанции. Дело в том, что столь демонстративно нарушают закон и все мыслимые права человека там, где у жителей просто нет возможности наладить контакты с местными властями, оплатить необходимые экспертизы. К тому же, как правило, нарушители — это люди, игонорирующие не только экологическое законодательство. По словам пенсионерки Топычкановой, владельцы мастерских неоднократно угрожали ее сыновьям и ей лично, обещали расправиться, а однажды в окно спальни влетела бутылка с зажигательной смесью. Уголовное дело милиция возбуждать не стала. Согласитесь, далеко не каждый после этого решится продолжать борьбу за свои права.

Получается, что законы Украины «Об охране окружающей природной среды» и «Об охране атмосферного воздуха», Земельный кодекс и даже Конституция — документы виртуальные, поскольку с ними, при желании, может не считаться практически любой владелец автомастерской, тем более, если он ремонтирует авто чиновников, от которых и зависит соблюдение законности. Здоровье и жизнь людей при этом никого не волнует. «Мы просто хотим жить, дышать свежим воздухом, растить наших детей и внуков. Пожалуйста, помогите нам в этом! — просят в своем письме в редакцию «Зеркала недели» жители улиц, на которых расположены мастерские, — Мы доведены до отчаяния и готовы идти на крайние меры. А как иначе в нашем цивилизованном государстве можно защитить себя от коррумпированных чиновников?»

P.S. Редакция все-таки направила запрос в Центральную СЭС Минздрава Украины. Надеемся, что ей удастся разорвать заколдованный круг и десятки подусовцев смогут наконец-то вздохнуть полной грудью.

К слову, около 27 тысяч человек в Украине умирают ежегодно от болезней, вызванных загрязненным воздухом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК