Красный петух

08 августа, 2021, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Наблюдение ветерана-лесовода

Красный петух
© ГСЧС / Facebook

Украину постоянно атакуют разные вредные вирусы: то коронавирус, то вирус преобразования страны в свалку пластикового мусора, который, как известно, способен лежать столетиями, а весной начинает свирепствовать вирус масштабных лесных и сельских пожаров. Последние, правда, вспыхивают преимущественно под осень, когда трава и опавшая листва в селах подсыхают, и их жители упорно берутся их сжигать.

Но, так или иначе, а нынешний сезон пожаров можно считать начатым: Украина вновь оказывается в огне. И хотя в нынешнем году возгораний в лесах и селах, учитывая влажную весну, пока меньше, чем было в прошлом году, но ситуация может измениться, особенно если наступит сухая погода. Из года в год горят леса в Чернобыльской зоне, пылают большие площади заповедников на Полесье, выгорают торфяники рядом с Киевом, вспыхивают немногочисленные и редкостные древесные насаждения на степном Юге, а микропожаров по селам и окружающим полям, с которыми жителям так-сяк удается справиться своими силами, вообще не сосчитать. На Житомирщине и Луганщине, как помнится, совсем недавно выгорел не один поселок, где жили люди, а о сгоревших дотла покинутых селах в Чернобыльской зоне нечего и говорить.

Нередко в огне гибнут и люди, и звери. Недавно теленовости поразили картиной гибели от огня птиц в гнездах и мелких зверей в заказнике Тясминские пейзажи на Черкасщине. И бедствие это поражает не только Украину. Пожары периодически охватывают целые страны: горят леса и степи Австралии, трущобы Амазонии, заповедники и парки Калифорнии, лесные насаждения Греции, Испании, Португалии, а в российской Сибири площади выгорания настолько огромные, что и представить трудно.

Соцсети

Как оказывается, очень часто, по крайней мере в Украине, появление «красного петуха» вызывают сами же люди, в частности выжигая сухую траву. Призывы не жечь ее не действуют. Жители сел и городских окраин отвечают, что всегда сжигали сухие сорняки и листву и, дескать, ничего не случалось. Это действительно так: помню, как в детстве после сбора урожая сжигал вместе с родителями на огороде сухую ботву картофеля и подсолнухов. Жили мы на окраине Лохвицы — райцентра на Полтавщине, и регулярно приходилось видеть задымленные огороды в пригородах и окружающих селах, где жгли хворост и сухую траву. Пожаров это действительно не вызывало. А теперь, как это ни удивительно, все то же выжигание сухой травы и хвороста, раньше проходившее без катастрофических последствий, приводит к появлению «красного петуха». Так что же изменилось сейчас? Если присмотреться ко всему этому внимательнее, увидим, что перемены все же произошли. Но далеко не всегда и далеко не все их осознают, и именно это, думаю, является одной из весомых причин упомянутого бедствия.

Песочинская ОТГ

Дело в том, что раньше в селах масштабных пожаров, охватывавших, как сейчас, целые округа, просто не могло быть. Оказывается, нечему было гореть. Как известно, украинская земля очень плодородная, и на ней великолепно растут не только высаженные на полях и в садах, контролируемые селянами и фермерами культурные растения, но и все способное пустить корни. Поэтому травы, сорняки, дикорастущие деревья и кусты за весенне-летний период, если их рост не ограничивать, тоже дают хороший «урожай». Но в условиях традиционного хозяйствования он находил применение. Ведь каждое домохозяйство в селе и даже на городской окраине держало домашних животных и птицу, нуждавшихся в корме. И все эти стаи кур, индюков, цесарок, уток, гусей начинали пастись на молодой травке, как только она появлялась весной, а потом не давали ей особенно разрастаться в течение лета. Трава шла на корм также кроликам, свиньям, козам, овцам, коровам, а раньше, до вытеснения тракторами и машинами, — и коням: и как подножный корм на пастбище, и как скошенная зеленая масса в стойлах, и в виде сена зимой. Высохшая картофельная и кукурузная ботва с огородов вместе с сухими ветвями из садов и приусадебных участков использовались как топливо. Поэтому на осень таких куч сухой травы, сорняков, ботвы и хвороста, какие сейчас накапливаются в сельских населенных пунктах и на их окраинах за вегетативный период, практически не было. А сжигание незначительных остатков этой засохшей растительности пожаров не вызывало. Теперь же за период вегетации в сельской местности часто вырастают непролазные джунгли, которые, подсохнув под осень (или, если нет дождей, и раньше) становятся замечательной поживой для «красного петуха».

Соцсети

Аналогичная ситуация и в лесах. Недавно краевед из Фастова, в прошлом лесной инженер, а ныне пенсионер Владимир Дросенко издал книгу «Історико-краєзнавчі дослідження Фастівщини». В ней он, имея цепкий глаз и критический опыт наблюдения за окружающей жизнью в течение многих десятилетий, делится собственным видением причин современных лесных пожаров. Посчастливилось поговорить с ним на эту тему и вживую. Так, работая с архивами местного лесного хозяйства, Владимир Иванович сделал интересное наблюдение. Как он пишет, сельский и городской пожары в конце ХІХ — начале ХХ вв. были настоящим стихийным бедствием, но пылали преимущественно строения — жилые и хозяйственные, но не окружающая среда: «Горели дома и хозяйственные здания, покрытые соломой, церкви и школы, господские мельницы, конюшни и стога с пшеницей». Ведь, как известно, тогда большинство строений в Украине возводилось из дерева и других довольно легковоспламеняющихся материалов. Позднее, уже в ХХ в., когда получили распространение строящиеся из камня и особенно кирпичные здания, пожары уменьшились. А вот о лесах пан Владимир отмечает: «Никаких сообщений о лесных пожарах я в архивных делах не обнаружил, а ученые подтвердили, что их действительно нечего искать. Парадокс, но в лесу нечему было гореть. Траву скашивали, на ней выпасали скот с ранней весны до поздней осени. Все, что могло гореть: опавшие ветви, шишки, хвою — подбирало население на топливо. Ведь печь в каждом доме надо было протопить ежедневно для приготовления пищи, а зимой — еще и для обогрева дома». Лесосеки жители ближних сел раскорчевывали, пни кололи на дрова и тоже вывозили из леса — как для собственных потребностей, так и на продажу. Ведь уголь стоил дорого, а до проведения газа в сельскую местность было еще далеко. Излишки дров и хвороста вывозились в южные степные районы, где их не хватало. Поэтому итог размышлений ветерана лесного хозяйства о причинах пожаров однозначный: «Люди отошли от разумного использования природных ресурсов». И относится этот вывод не только к лесу, но и к сельской местности в целом.

В который раз накопленный веками и проверенный жизнью опыт наших далеко не глупых предков может подсказать выход из сложного положения. Конкретные же пути преодоления кризиса пожаров должны определять уже мы, исходя из нынешних обстоятельств.

Все статьи автора читайте здесь.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК