«ЗВЕЗДНЫЙ БЛЮЗ» И ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ МАЭСТРО ИГОРЯ КОРНИЛЕВИЧА

9 февраля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

40 лет: много или мало? Это - как внезапно открывшаяся панорама после труднейшего подъема на вершину: что там, позади, а что - впереди?..

40 лет: много или мало? Это - как внезапно открывшаяся панорама после труднейшего подъема на вершину: что там, позади, а что - впереди?

Мы с Игорем учились в Киевской государственной консерватории им. П.Чайковского в одно время.Он всегда производил впечатление: держался слегка свысока и не часто посещал студенческие «тусовки». К сожалению, в то время мне не довелось познакомиться с его творчеством. Наши пути разошлись по разным курсам, затем - по разным городам и укладам жизни... И вдруг, уже через несколько лет по окончании - «Звездный блюз». Песня, написанная на стихи прекрасного музыканта И.Мамушева, исполненная прекрасными музыкантами и спетая Ларисой Долиной, была, как истина, - проста и прекрасна. Лариса, первая исполнительница песни, сказала Игорю: «После такой песни ты уже можешь умирать». И только после «Варьете потерянных сердец» она взяла свои слова обратно...

Как это ни странно, часто встречаясь со многими музыкантами - композиторами и исполнителями, общаясь с «однокашниками», не много я узнавала о судьбе И.Корнилевича. Он переехал в Киев, затем развелся с женой, написал несколько настоящих хитов - «Ми - українцi», «Чумацький шлях», «В човнику твоїх долонь», «Желтый дьявол», «Песочные часы». И остался верен себе: редко посещает редакции TV и радио, практически не бывает на богемно-музыкальных «тусовках».

Далее - наша беседа о жизни - с вариациями, вехами и размышлениями.

Вариация 1: ВОСПОМИНАНИЯ

- Я блестяще поступил в консерваторию и попал в класс профессора В.Кирейко.Хотя всегда мечтал учиться у М.Скорика, консультировался у него. Услышав совет Кирейко «увлечься М.Глинкой», я понял, что нужно что-то менять, и на первом же курсе ушел в академотпуск по состоянию здоровья.

Вернувшись через год, я все-таки добился перевода к М.Скорику. На кафедре, конечно же, мне говорили: «Как вы можете?» Я ответил, что могу, поскольку считаю это решение единственно верным и честным. Добившись своего, я не проиграл. Мирослав Михайлович оказался именно таким профессором, о котором я мечтал. Он делал замечания по «высшему пилотажу», не довлел, не давил авторитетом, и от его занятий я всегда получал удовольствие. Вообще, М.Скорик - признанный маэстро, мне всегда нравилась его музыка. В своем творчестве он сочетал практически все музыкальные жанры, и это мне особенно импонировало.

- Считаешь ли ты необходимым что-то изменить или усовершенствовать в процессе обучения композиторов в консерватории?

- Когда мы учились, у нас не было такого количества информации, доступной студентам сегодня. Что-то было просто запрещено, что-то считалось идеологически чуждым советским музыкантам. У меня был примечательный случай в этом плане.Преподаватель истории КПСС заявила мне: «Игорь, вы аполитичны, я ставлю вам «2». Я ей возражаю: «Как же так? Ведь это же «хвост». «Ну хорошо, - говорит она, - тогда - «3».

«Да, но я ведь - из бедной семьи, мне нечего будет кушать...»

Она: «Игорь! Исключительно за ваш талант я ставлю вам «четверку».

Слава Богу, что были люди, которые понимали, что консерватория - это специальный вуз.

Вариация 2:

ВЕХИ ЖИЗНИ

Родился в Луцке в 1956 году, там же закончил музыкальную школу по классу скрипки. Ужасно не любил играть на скрипке, у меня просто «сосало» под ложечкой... и так же я любил теоретические дисциплины. После окончания школы я мог успешно продолжать учебу в училище по классу скрипки, но я поступил на теоретический факультет. С третьего курса прибавился еще и фортепианный, и закончил я одновременно два факультета.

После училища я работал в музыкальной школе. В течение года я подготовил к поступлению в училище талантливого ученика (успел сделать доброе дело) и приобрел преподавательский опыт.

В консерватории - со всеми отпусками - я учился 7 лет. По окончании меня брали на кафедру «почасовиком», но я пошел работать... в «кабак». Квартиры в Киеве не было, нужно было зарабатывать деньги. К тому же, эта работа освобождала дневное время для написания программы, обязательной при поступлении в Союз композиторов.

Конечно, я очень мучился: с моими взглядами и принципами - на лакейской должности ресторанного музыканта. Было тяжело, но зато это была прекрасная школа как в профессиональном смысле, так и в психологическом. Теперь мне достаточно одного взгляда на человека, чтобы определить, что он из себя представляет.

В 1986 году меня приняли в Союз композиторов, и с тех пор - на творческой работе.Бывало всякое, но как-то живем.

- Игорь, оказывает ли какое-либо влияние на твою судьбу СКУ сейчас, и как ты участвуешь в его жизни? Помню, на каком-то фестивале прозвучал твой вокальный цикл, а как обстоят дела сейчас?

- Это, по сути, формальное объединение. Там были какие-то неприятные процессы, суды-пересуды, я стараюсь не вникать в эти подводные течения, не вступать ни в какие коалиции. Моя позиция - писать музыку. Все закулисные игры меня не интересуют. Практически, деятельность СКУ свелась к минимуму, это - институт, который «вымирает».

СВЕРШЕНИЯ

- Эти 10 лет подарили любителям песни 100 произведений И.Корнилевича, написанных на стихи И.Мамушева, А.Матвийчука - в исполнении звезд украинской и зарубежной ныне эстрады: Л.Долиной, И.Понаровской, Р.Копова, А.Матвийчука, Т.Повалий и др.

Кроме того, написаны фольк-опера «Зачароване коло» по мотивам произведений Н.Гоголя, балет «История в рамке», мюзиклы «Тряпичная кукла» по У.Гибсону, «Хочу сказать вам пару слов» по Ж.П.Делажу, а также симфония-сюита «Автопортрет» на стихи Э.Межелайтиса, Фортепианный концерт, камерная кантата на поэзию В.Маяковского, вокальные циклы на стихи Т.Табидзе, М.Цветаевой, А.Бландианы, хоровые напевы на стихи А.Фета, инструментальные сочинения, музыка к кино и театральным спектаклям. Игорю посчастливилось выпустить две авторские пластинки.

Вариация 3: РАЗМЫШЛЕНИЯ

- Все-таки, Игорь, существуют «композиторы-песенники» и «композиторы-академисты». К какому из этих типов ты относишь себя?

- Я - нечто среднее: «академичный песенник» или «песенный академист».

Конечно же, я готовил себя к карьере серьезного композитора и стараюсь им быть, поскольку остношусь к песне серьезно.

Всегда мечтал о том, чтобы украинская песня заявила о себе на высоком уровне - европейском, мировом. Мне было очень трудно, когда я начинал, потому что это не все понимали.А я чувствовал, что в этом моя миссия, ведь тогда я стоял у истоков процесса обновления украинской эстрады.

- А нет ли у тебя ностальгии по симфоническому жанру?

- Я не закомплексован, я ведь постоянно этим занимаюсь - и поэтому ностальгии нет. Сейчас работаю над оперой «Серафита» по мотивам произведений О.де Бальзака, в которой синтезированы эпизоды академические , рок- и джазовые.

Дело в том, что мое кредо - быть исполняемым и принимаемым. В наше время происходит переоценка ценностей. Людям нужна эстетика красоты.

В свое время увлекаясь новомодными течениями в современной музыке, пройдя школу додекафонии и серийной техники, я пришел все-таки к романтизму. Это - простота, за которой стоят жизненный опыт, мировоззрение. Получив прекрасное образование, я не испытываю никогда проблем в работе в различных жанрах.

- Во всем мире ценится уровень нашего музыкального образования, но почему-то нет адекватной отдачи...

- Конечно, сейчас это связано прежде всего с экономическими условиями. Искусство не может существовать вне политики и экономики.

Хотя я стараюсь в это не вникать, но горячо переживаю все происходящее в Украине. Будучи патриотом, и поскольку до сих пор не уехал, думаю о будущем украинского искусства.

- Веришь ли ты в наше светлое будущее?

- Конечно, верю! Это неизбежно, мы обязательно выйдем из этого кризиса. Украина - мощнейшая страна с колоссальным потенциалом. Ведь у нас все свое. Талантливые люди, которые способны петь «как в Америке» и «как во Франции», и «как в Италии», не говоря уже о творческих возможностях.

- Мне кажется, что для этого нужно делать то, что сделал ты: не покидать Украину.

- Я останусь. Нужно выезжать и возвращаться, и я уверен, что настанет такой момент, когда все уехавшие вернутся. Ведь уезжают не потому, что здесь плохо творить. Здесь просто тяжело жить творческим людям, и не все это выдерживают.

Вариация 4: ПОЗИЦИИ

- Игорь, скажи пожалуйста, отличается ли твоя жизнь музыканта, композитора от жизни обычного человека?

- Живу я в государственной квартире и, чтобы не мешать соседям, весь творческий процесс совершаю «в уме». На инструменте я только проверяю работу внутреннего слуха. Конечно, стараюсь держать режим... Я очень много работаю, и этот процесс происходит беспрерывно. Мой девиз: «Ни дня без ноты».

- Сколько времени тебе необходимо для написания песни?

- Ее можно вообще не писать, когда она сама «рождается». Так было, к примеру, с песней «В човнику твоїх долонь». А.Матвийчук позвонил мне, прочел стихи, и через 5 минут я уже позвонил ему и сыграл песню. Это Бог посылает.

- Ты веришь в то, что тебе ниспослано свыше? А может быть, ты связан с ноосферой, где витают мелодии и мысли твоих великих предшественников?

- Я верю в это, мне вообще иногда кажется, что я - повторение кого-то из великих, например А.Скрябина, П.Чайковского... Есть какие-то ощущения общности в мелодике, гармонической сфере.

Вариация 5: ИДЕАЛЫ

- Мне бы хотелось, чтобы ты обрисовал модель постановки будущих сценических произведений.

- Это - не академический оперный спектакль и не мюзикл в драматическом театре.Прообразом может быть, например, «Привидение в опере» Э.Уэббера. Конечно, я все это вижу иначе. Опера рассчитана на все вкусы, и каждый сможет услышать что-то «для себя».

Хочу быть демократичным, поэтому стремлюсь к синтезу жанров: рок, джаз, классика, фольк - все, что возможно. Я не боюсь эклектики, потому что в современном искусстве это приемлемо. Главное, чтобы был высокий уровень постановки и исполнения. Тут могут соседствовать звезды эстрады и классический вокал, инструменты симфонического оркестра и электроника.

- Хотелось бы упомянуть и о твоих соавторах-поэтах.

- Судьба всегда очень благосклонна ко мне в отношении встреч с талантливыми людьми. Это - счастье, за которое я благодарен Господу. В студенческие годы Игорь Мамушев, с которым написан «Звездный блюз» и целый ряд песен. Встреча с Анатолием Матвийчуком - целый период в моей жизни, десятилетие, ознаменованное большим количеством хитов, а также рок-мистерией «Молитва покаянна».

Недавно судьба подарила мне встречу с талантливым поэтом, актером Киевского молодежного театра Сергеем Губерначуком. Это очень талантливый поэт, пишет не только «песенные» стихи, но и «чистую» поэзию. Мы работаем сейчас над несколькими проектами: программой для компакт-диска Р.Копова, репертуаром для будущих звезд, имена которых пока не называю, а также - над оперой «Серафита» по мотивам произведений Оноре де Бальзака. С.Губерначук выступает как автор либретто и стихов.

ПОСТЛЮДИЯ

Игорь Корнилевич - в возрасте Мастера. Вспоминая свой путь, он благодарен Богу и своей судьбе. На этом пути - проблемы и свершения, сочинения, планы и разочарования, вдохновение - и творчество. Если осуществятся его нынешние проекты, мы услышим еще минимум два альбома хитов, песни на стихи С.Губерначука в исполнении Р.Копова. Нас ждут встречи с героями рок-мистерии «Молитва покаянна», оперы «Серафита» по Оноре де Бальзаку и шоу «Чайка - Джонатан Ливингстон» по Р.Баху. И.Корнилевич мечтает о создании своего продюсерского центра, призванного поддерживать талантливую молодежь, а в его ближайших планах - организация авторского концерта.

Музыкантов такого уровня государство обязано поддерживать - это уже всем известная истина. Дай Бог!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно