Зураб Аласания: "На Общественном ТВ нужны смысловые люди"

26 декабря, 2014, 18:08 Распечатать Выпуск №50, 26 декабря-16 января

О том, каким может быть Общественное вещание в Украине; о том, чем и кем придется жертвовать ради великой мечты; о трудном процессе перехода от государственного к общественному вещанию — об этом и многом другом рассказал гость ZN.UA — Зураб АЛАСАНИЯ — генеральный директор Национальной телекомпании Украины.

 

Новый год к нам мчится, скоро "все" случится: с 2015-го в Украине начнется очередная новая эра — государственные телерадиокомпании страны станут единым и независимым медиавещателем — Национальной общественной телерадиокомпанией Украины. То есть эдаким общественным медиа-монополистом. На эту тему много разных мнений. И в узкоспециализированных изданиях, и в блогах. Много страстей на форумах. Поскольку любая "новая эра" приходит к людям вместе со старыми предчувствиями: реорганизуют или уволят? 

О том, каким может быть Общественное вещание в Украине; о том, чем и кем придется жертвовать ради великой мечты; о трудном процессе перехода от государственного к общественному вещанию — об этом и многом другом рассказал гость ZN.UA — Зураб АЛАСАНИЯ — генеральный директор Национальной телекомпании Украины. (Этот разговор мог бы стать началом обсуждения преобразований в пространстве общественного вещания). 

— Зураб Григорьевич, по заданной теме очень много узкоспециализированных сентенций: как будто специальные люди сами себе и рассказывают — ах, каким замечательным будет общественное вещание… Но вот, скажем, живет в Сумах некий дядя Ваня (не обязательно "чеховский", хотя Антон Павлович и бывал в тех местах), рядовой обыватель… И ему с высокой колокольни плевать на будущее общественное вещание. Потому что из вечера в вечер либо смотрит сериал, либо отслеживает смачную пикировку олигархов на рейтинговых телеканалах, предполагая и свою "сопричастность" к их великим деяниям… Так вот, какая мотивация именно у этого дяди со временем настроиться на общественное, подкинуть в ваш костер пару поленьев рейтинга? Ведь в "остальном" телевизоре столько прекрасного, столько говорящих голов… 

— Этот вопрос во многом связан с доверием зрителя. Да, вы совершенно правы, информации на нашем ТВ очень много. Может быть, зрителям даже трудно сориентироваться в ней. Но в данной теме, конечно, многое зависит не только от "дяди Вани", но, в первую очередь, от нас. Как мы — Общественное вещание — сможем себя позиционировать. Насколько эффектной и эффективной будет промо-кампания этого вещания. 

В любом случае — с чего-то же нужно начинать. 

— С чего непосредственно — начинать? С какого проекта, акции, внешних структурных преобразований на нынешней Национальной телекомпании Украины вскоре стартует Общественное? 

— Понимаете, Общественное вещание должно иметь базу, почву под ногами. Только юридическое лицо компании будет создаваться полгода. 

 

Хотя запустить Общественное можем в любой день! Ведь зрителю неинтересны все наши юридические проблемы. 

Условно говоря, стартом запуска Общественного может стать март 2015-го. Новый сайт уже готов. Можем к тому времени подтянуть и другие ресурсы. Так что к марту возможен выплеск "наружу". 

Хотя, вы же прекрасно понимаете: Общественное вещание создается не месяц, даже не год. И не только для "дяди Вани", но для более широкого спектра телезрителей, радиослушателей. 

Если даже промо до них не доберется, тогда должно добраться уже общественное мнение: разговоры в трамвае, обсуждения на работе. 

Завоевать доверие аудитории — главная задача. Тем более что в наших условиях общественное вещание не будет зависеть ни от олигархических денег, ни от государственного администрирования. 

— Классик, между тем сказал: невозможно жить в государстве и быть свободным от него. В том числе и телевизору! Допустим, сегодня Общественным "рулите" лично вы. И это одна история. А завтра — Пиховшек. И это совершенно другая история. А послезавтра — Ткаченко. И это тоже особая история с привкусом… 

— На уровне личности — согласен… Фактор личности и в истории, и в телевидении, и в политике — был и остается важнейшим фактором влияния. 

Тем не менее, мы попытались сделать максимум для того, чтобы обезопасить именно эти "моменты влияния" — со стороны государства, определенных политиков. 

В первую очередь, должен быть действенным принцип законности. Из состава редакционного совета в рамках общественного вещания выведен даже Кабинет министров. Собственно говоря, он сам себя вывел. В поправках прописан запрет какой-либо приватизации или продажи хотя бы одной акции — на сторону. Это 100% государственная компания, при этом государство не имеет права влиять на ее редакционную политику. 

— А на имущество компании государство имеет право влиять? 

— Когда кто-либо захочет "реализовать" имущество, принадлежащее государству, более чем 25% — это вопрос для обсуждения. 19% — согласования с Наблюдательным советом. 

— Для читателя, зрителя, слушателя (снова используем расхожий образ "дяди") интересно понять хотя бы внешние штрихи, которые превратят ныне существующую Национальную телекомпанию Украины в прекрасное и загадочное Общественное вещание. Что этому зрителю скажете уже сейчас? 

— О внешнем бренде немногое могу сказать. Даже не могу сказать, как это будет называться. Но, в общем, замечу следующее: зритель в рамках общественного ТВ увидит то, чего он раньше не видел…

— А чего еще не видел наш зритель, искушенный всеми садистскими методами общественно-политического ТВ? 

— Ну, возможно, не все видели как выглядит телестудия в Харькове или в Сумах, или во Львове? То есть присутствие интересных региональных включений, их выходы в прямой эфир станут особенностью будущей структуры. Основа которой — полилог всей страны: Запада и Востока, Юга и Севера. 

— Что сейчас вами уже прописано в будущей "сетке" Общественного? 

— Большой выпуск вечерних новостей. В стык к нему — перекличка региональных студий. Зритель должен знать, что в это время происходит не только в столице, но и в Сумах, Дрогобыче, Львове. Будут сюжеты, которые важны и для страны, и для каждого отдельного города. 

Я однажды уже говорил, что важно "поменять стране мозги", то есть прекратить постоянные "шоу" и начинать "ток"… 

Принцип работы: акцент не на экспертах и политиках, а именно на аудитории, для которой политики-эксперты — вспомогательные элементы. То есть говорит народ, народ выбирает, народ определяет тему. А уже политики пусть нажимают кнопочки и образуют какие-либо "рейтинги". 

— С коммерческой точки зрения, насколько эти ноу-хау эффективны и успешно реализуемы? Говорим не о дальней-дальней перспективе, а о том рубеже, который отметили вы сами — март-2015. 

— Огромная помощь — со стороны Европы. Европейские общественные телерадиовещатели очень хотят, чтобы у нас в Украине состоялся проект Общественного. Естественно, для этого нужно огромное количество денег. А у нас их нет. 

И вот представители европейских общественных телерадиокомпаний попросту дарят нам множество своих программ. От немецко-французского телеканала Arte получили в подарок 300 часов. А это один из лучших в мире каналов. Они презентовали нам музыкальные программы, классику, документальные циклы. Сугубо символические деньги за носители, а так, практически — подарок. Поляки говорят: мол, за 100 евро можете купить сорок серий фильма! Почему бы и нет? 

— Недавно вы заявили, что как раз контент польского телекино и станет основой сериальной линейки Общественного. А вот русские сериалы — даже на порог не пустите. В этом — русофобия? Или просто такая ситуация сейчас? Ведь есть же и достойные экранизации русской классики, где Достоевский совершенно не прославляет спецназ? 

— Да, это моя личная проблема… Я вообще-то без литературы не могу жить… И разговариваю на русском языке свободно, как и на украинском, впрочем. 

Но вот в процессе чтения новых русских текстов почувствовал "что-то не то". Что-то меня там начинает "типать". Поэтому снова вернулся к классике. 

Видимо, мне надо как-то пережить этот период. Когда предвзятость к текстам современных русских авторов тоже останется в прошлом… 

— Говоря о будущих приобретениях (благодаря щедрости французов, поляков), нельзя не думать о потерях. Человеческих, кадровых… Понятно, что изменение структуры, только на базе Национальной телекомпании Украины, повлечет за собой вынужденные серьезные сокращения. Каков их примерный "процент" в ближайшем будущем? 

— Конечно, люди этого опасаются. Но хочу акцентировать внимание на следующем: этот процесс не сиюминутный, а достаточно длительный. 

И здесь есть проблема не только кадровая, но и сугубо гуманитарная, часто мировоззренческая. Ведь на наших государственных каналах работает много людей, которые думают, что именно госканал обязан обеспечить их работой, и они же совершенно не думают о том, чтобы "обеспечить" своим творчеством и своим эффективным продуктом, собственно, зрителя. 

То есть все с ног на голову. Не они для ТВ, а ТВ — для них… А в региональных масштабах подобная формула даже острее. Поэтому можно говорить об условном барьере будущих сокращений — 50%. 

— Важный аспект: кто непосредственно возьмет на себя хирургическую болезненную функцию — резать по-живому? Для этого нужен человек в кожанке типа Троцкого. 

— Почему Троцкого? Это может быть и интеллигентный просвещенный человек наподобие Бухарина… По проблеме, о которой мы сейчас говорим, определенные обязательства взяла на себя одна серьезная международная юридическая фирма… 

— Сверхзадача этой фирмы? Как она собирается регламентировать и определять, кто нужен, а кто не нужен из ныне действующих кадров в системе нового Общественного?

— Функция компании — в разработке полной модели смены кадров. Но, повторюсь, модель будет образована не сразу, не с ходу. Относительно критериев — пока сказать сложно. У меня много личного отношения к этим людям. 

— В истории любой революции, в том числе и телевизионной, сам Бухарин может оказаться в роли жертвы. Вот вы, например, видите себя в такой роли через полгода хотя бы? 

— У меня есть вдохновляющий пример — Егор Гайдар. Да, он шел на непопулярные вещи и это были процессы несопоставимые с теми, с которыми сталкиваюсь я. 

На своем уровне я должен выполнить определенные функции. Должен дать толчок для обустройства новой модели: каким могло бы стать общественное ТВ. 

Много вызовов… Но я человек самодостаточный. И не страдающий от возможной потери этого или другого рабочего места. 

— Мы говорим о периоде "тектонических сдвигов", обустройстве новой модели и ломке старой структуры. Какой самый болезненный период (хронологически) именно для данного процесса?

— Это будущий год —
2015-й. Он будет очень болезненным для многих людей. 

— В том числе, как многим понятно, и для людей, интегрированных в региональные телерадиокомпании? Сколько официально, по вашим данным, насчитывается государственных региональных телерадиокомпаний? 

— 26 формально, а 23 — реально. Все они финансируются из общего бюджета. И мечтают сохранить те же позиции. Цифра, которую они тянут из госбюджета — около 510 млн гривен. Это без учета Национальной телекомпании Украины. А с учетом НТКУ— 650. 

— Когда наконец образуется "вертикальная горизонталь" общественного вещателя, как изменятся эти цифры? 

— 650 млн — останутся. Эти средства будут предопределены бюджетом страны. 

— 26 областных государственных телерадиокомпаний — собственно, что будет с ними в новом году: какая конфигурация, какие внешние и внутренние структурные изменения? 

— Они получат вертикальную интегрированную кампанию. И будут объединены в одно юридическое лицо. Все в разных городах, при этом — одна компания. С довольно жесткой интеграцией — сверху вниз. 

— Даже когда говорим только о внешней модели, как бы считываются элементы эдакого "тоталитаризма", поскольку вертикаль — сверху вниз… 

— Да, на определенном уровне демократия заканчивается. Если хочешь создать предприятие по рыночным законам, в определенный момент обсуждения прекращаются. И начинается работа. Начинается управление менеджеров. А приказы и команды должны исполняться. 

Редакционный совет — прекрасная штука! И мы выбираем редакционную политику, а не политику давления государства на компанию. В европейском медийном пространстве такие модели эффективны. Есть примеры Германии, Франции, других стран. 

— В медийном мире, особенно в регионах, уже слышны сигналы эмоционального, порой жесткого сопротивления грядущим нововведениям. Пока тлеет... Взорвется? 

— Образ мышления многих людей, работающих в гостелерадиокомпаниях —инерция, на грани патологии… "Государство должно быть мне папой, потому что оно — должно". 

Конечно, против "папы" могут быть какие-то заявления. Но далеко это не пойдет. Дальше молчаливых пикетов — вряд ли. 

Просто есть люди, которые привыкли, чтобы власть была "сверху". Как только состоится преобразование, как только определится юридическое лицо, лишь назначат директора — все, точка.

— Один из важных вопросов во всех этих процессах — земля. Государственные областные телерадиокомпании — это же и земельные угодья, на которых телерадиокомпании расположены. Допускаю, некоторые "телеточки" будут санированы. Что с земельными наделами? 

— Эти вопросы выводятся из-под распоряжения местных руководителей и в большей части переходят в одно юридическое лицо. 

Но и это вопрос времени. Три-четыре года. 

Хочу, чтобы поняли и читатели, и телевизионщики: многие предыдущие руководители на местах в телерадиокомпаниях были заинтересованы в распределении финансовых потоков. А я не заинтересован в этом! Я — за идею. Я за то, чтобы вывести эти потоки из частных карманов, как сделали в НТКУ. Все, до свидания, черных потоков нет! 

— Пока вы выводили эти потоки, Национальная телекомпания Украины заметно потеряла в рейтинге и доходах. Это правда?

— Просто я знаю, что мы делаем правильное дело. И знаю, куда движемся. 

Я не сторонник рубить шашкой. Я — за здоровый консерватизм. Например, не тороплюсь видоизменять программу "Надвечір'я", которая в эфире тридцать лет, у нее есть свой зритель. И мне интересно, что этот зритель думает, что чувствует. 

— А на каком этапе именно сегодня ваше взаимопонимание или взаимонепонимание с двумя заметными персонажами Первого Национального — Поплавским и Шустером? 

— Если имеете в виду юридическую сторону вопроса, то здесь все чисто и прозрачно. Михал Михалыч больше не звонит! У него сейчас много других забот. Правда, вместо него мне массово звонили другие люди… И буквально выкручивали руки: реши вопрос с Поплавским! В этой истории до судебных дел не дошло. И, как и прежде, я регулярно вижу его концерты у нас на кнопке, но это уже ТРК "Эра", куда Поплавский плавно переехал. 

Относительно Шустера… Закончился контракт. Мы предупреждали, что не продлим его. Шустер молчит. Недавно он нашел иной выход — спутниковый канал. Вскоре он там запускается. К тому же он вещает на канале "24". 

— В отношении Шустера, когда вы постоянно говорите о "ценностном" восприятии его проекта, это ваш заостренный субъективизм или вас попросили "сверху" именно так сказать? Вообще забавно: еще недавно Янукович клялся у Шустера едва ли не на Библии — мол, во веки веков буду поддерживать "свободу слова". Теперь… 

— Я еще раз подчеркиваю: отношение к этому телеведущему — не личностное, а именно ценностное. 

Вообще удивляюсь, почему в нашей стране никто никому не верит? Его шоу свое отжило. Вот вы смотрите? 

— Смотреть или не смотреть — тут разные мотивации. Поскольку из года в год видишь эту вроде скрытую, но все же явную технологию, смысл которой — часто — в разъединении страны на два полюса, на правых и левых, на белых и красных, на голубых и розовых… Это как бы "осиновый кол" в самое сердце… И, увы, эта телетехнология в трагический момент нашей истории даже сработала… Впрочем, и эти утверждения — субъективны. 

— Ну вот, подождите, вы же сами и сформулировали одну из причин. Причем — основную. И, заметьте, не я это сказал! 

А еще одна причина — уже в плоскости сугубо профессиональной… 

— Не так давно вы заявили, что общественное ТВ в дальнейшем будет предполагать абонплату. Когда это произойдет? 

— Наверное, многие готовы поддержать абонплату. Я не готов. Теоретически, она должна быть предусмотрена. Но существующий закон не дает нам такой возможности. 

Поправки можно внести года через четыре. Но сначала нужно показать, что на экране мы продаем не кота в мешке, а нужный обществу продукт. Чтобы уже потом спросить: ребята, а вам это надо? Если надо, если завоюем доверие, возможна поправка… 

— Какой "локомотив" (контент) в рамках будущего Общественного ТВ может потянуть за собой рейтинг — на ваш взгляд? 

— В 2015-м — это информационный блок. Он и будет локомотивом. 

Но в рамках общественного вещания не менее важное место будет отведено условно мною называемому "рефлективному" каналу. Ныне это государственная телерадиокомпания "Культура", но она войдет в состав общественного вещания. Сейчас у них есть только спутник, есть внутренняя лицензия. Вскоре получим лицензию цифровую. Будут интересные преобразования. "Культуры" будет больше в сто раз! Но не "шароварщины", а проектов инновационных, европейских. То есть подвожу к тому, о чем вы спрашивали: в рамках Общественного ТВ один канал — информационно-событийный, второй — "рефлективный", на основе "Культуры". 

— О наполнении рефлексирующего канала. Что там останется из ныне существующего и что появится? 

— Вы знаете, какая сейчас аудитория Первого Национального? 

— Ну, должно быть 50+…

— Нет. На "Первом Национальном" средняя аудитория — это 70+. Ее надо омолаживать. Но стоит ли терять тех, кому за 70? Тоже нельзя. Поэтому структура рефлексирующего канала и должна удовлетворять запросам разных поколений, отвечать разным вкусам. 

— Хорошо, но хотя бы симфонические концерты на канале "рефлексии" останутся? 

— Да. Возможно. Если "Первый" Национальный будет несколько рваным, событийным, то на Втором — и концерты, и все остальное. 

— Что скажете о возможном названии "рефлексии"? Есть варианты? Останется ли после ребрендинга, собственно, "Культура"? 

— Мне брендологи говорят, что "Перший" трогать нельзя, поскольку это "взірець", он и должен оставаться "первым". В отношении второго телеканала, возможен комбинаторный вариант. Допустим "Х-Культура". Но это разговор будущего. 

— Говорите о сокращениях. Кто-то уходит… Но остаются эти немереные площади, особенно в региональных телерадиокомпаниях. Какова их судьба? 

— Например, Харьковское областное ТРК — это 5300 кв.м., из которых используется полторы тысячи, а за все остальное мы платим аренду. Похожая ситуация на Крещатике, 26. 

Что будет? Считаю, что каждая копейка должна быть на учете: уж если платишь, то будь добр, объясни — за что. 

— Можно посочувствовать многим ветеранам нашего телевизионного движения… Похоже, не всем из них найдется место после ребрендинга. Так вот, какими новыми лицами собираетесь увлечь и подтянуть уже новую аудиторию, за которую решили побороться? 

— Новые лица будут. Будут и известные. Но, в основном, ставка на людей, которых пока не знает никто. Ставка на звезд — это желтуха. Это правило коммерческого рынка. А мне нужны смысловые люди. Мне важно знать, что и как он делает, но менее важно — известен он или нет в определенных кругах. 

— Вы резко разрубили гордиев узел, связанный с конкурсом "Евровидение". В 2015-м Украина, стремящаяся в Европу, на Евровидении представлена не будет. И это — ваше решение. 

— Да, я принял такое решение. И пересматривать его не собираюсь. Мы не выходим из "лиги" "Евровидения". Мы даже постараемся купить полуфинал и финал для показа в Украине. Но Украина в будущем году уже точно не поедет на конкурс. Поскольку не проводили национальный отбор. Мне поступило предложение сделать самостоятельный выбор. Но я не пошел на это из этических соображений. Даже если это будет распрекраснейшая Джамала, все равно мы бы не избежали обвинений в политической заангажированности. 

— Но Джамала — не "Гринджоли". 

— Да, Джамала достойный человек. Но достойных тоже толкают. При этом сама певица никакой активности не проявляла. Но я все-таки решил отрезать эту тему. 

— Вы упомянули о загрузке площадей в государственных областных телерадиокомпаниях, на Крещатике, 26… А какой видите судьбу телевизионного карандаша, который недалеко от Бабьего Яра? То есть загрузку пространства, где сами сейчас работаете? 

— Постоянно слышу разговоры, будто бы это какое-то "проклятое место". Но мне здесь комфортно! 

— И о зарплате. Сейчас на НТКУ она несопоставимо низкая с уровнем зарплат телевизионщиков "олигархических" телеканалов. 

— Поэтому мы и выходим в акционерные предприятия, в рыночные условия. Сейчас, например, я не могу платить "выше". Но дальше — Наблюдательный совет будет решать и эти вопросы. 

— В этом разговоре "о будущем" достаточно много тревожного… Но, может, хотя бы перед Новым годом надо какие-то акценты "оптимизировать", как-то подбодрить людей? 

— Хочу сказать следующее. Во-первых, Национальная общественная телерадиокомпания Украины никогда не будет заниматься пропагандой. Во-вторых, без общественного вещания как такового, в стране невозможно построение свободного общества. Люди должны это понять, должны поверить в это. В-третьих, я понимаю, доверие — это самое сложное, что может быть. Прошу его не только к себе, не только к общественному вещанию, я прошу, чтобы украинцы увеличили градус доверия друг другу: соседу, жене, начальнику. Тотальное недоверие может уничтожить страну. Пусть это доверие будет в кредит, но все-таки нужно доверять друг другу. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно