ЗНАЧЕНИЕ КАК «ВТОРОЙ ЯЗЫК»

28 октября, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 28 октября-4 ноября

Универсализм и особенности современного русского искусства Мир России всегда привлекал всеобщее внимание...

Универсализм и особенности современного русского искусства

Мир России всегда привлекал всеобщее внимание. Он изменялся, взрывался внутри, бурлил, несмотря на то, что одновременно был и миром наибольшего консерватизма. Мир политиков, мир человеческих судеб, мир художников и поэтов. Что с ним сейчас происходит?

Художники, населяющие этот мир, различны, принадлежат к разным поколениям и творческим школам, проживают в разных странах. И, конечно же, в каких-то проявлениях своего творчества впитали культуру принявших их государств. Но вот уже на протяжении многих лет они создают мир русского искусства и созидают внутри него. Ольга act, Сергей Батоврин, Римма и Валерий Герловины, Виталий Длуги, Анатолий Зверев, Виталий Комар и Александр Меламид, Александр Косолапов, Михаил Ласухин, Наталья Нестерова, Валентин Попов, Сергей Сангалов, Юрий Юров - вот имена художников, чьи работы выбраны для участия в выставке «Значение как «второй язык», организованной Фондом SAUPRA й проходящей сейчас в галерее Нормана и Сары в Балтиморе. Почему выбор пал именно на Них? Потому, мне кажется, что эти художники в наибольшей степени владеют современным художественным языком.

Общеизвестно, что в течение ряда десятилетий художественный мир бывшего Советского Союза был практически изолирован, и художники должны были официально отказаться от желания воспринять что-либо из идей и художественных течений бурно развивающегося американского и европейского искусства. Однако вследствие процесса иммиграции, особенно начиная со второй половины 70-х годов, ситуация сильно изменилась.

Ныне вклад России в мировую культуру вновь стал реальным и весомым, как и в начале века, когда на Запад уехали великие предшественники сегодняшних художников.

Визуальные эксперименты модернизма впервые были обнародованы во Франции и Германии, однако серьезное теоретическое обоснование это направление получило именно в России. Василий Кандинский (которого, между прочим, многие американцы считают американским художником) был «отцом» и основным теоретиком модернизма и оказал большое влияние на других теоретиков этого направления - Пита Мондриана, Поля Клее, Ханса Гофмана. Велико влияние абстрактных работ Алексея Явленского, так же, впрочем, как и «районизма» (необъектного абстракционизма) Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова на развитие французского искусства начала века. Конструктивист Владимир Татлин, в сущности, в своих работах предвосхитил идеи «Баухауза» - школы дизайна и искусств, которая явилась «прародительницей» современного дизайна, архитектуры и эстетики. Марк Шагал с его абсурдными объектами уже в 1912 году оказался предтечей сюрреализма 20-х годов. Велика заслуга и братьев Наума Габо и Антона Певзнера - первых теоретиков скульптуры модернизма, впрочем, как и Арчила Горки, предвосхитившего абстрактный экспрессионизм начала 40-х годов в Америке и фактически способствовавшего «гибели» модернизма. Можно сказать, что благодаря этим и другим русским художникам, творившим в то время, была создана эстетика ХХ века.

Однако и современные художники, по крайней мере определенная часть из них, весьма близки своим предшественникам по той смелости, с которой взяли в свои руки инициативу трансформации психологического механизма и эстетики искусства.

Комар и Меламид, Римма и Валерий Герловины, бывшие в начале 70-х годов вместе с Ильей Кабаковым философами искусства самиздата, развили и углубили свои идеи в 80-е и 90-е, живя уже за границей. Комар и Меламид, основатели «соцарта», «короли» провокационных художественных манифестов и вызывающих споры деклараций (как и Александр Косолапов - один из наиболее глубоких и самобытных соцартовских художников), используют апроприацию в качестве источника логического конфликта. Герловины же создают образы благодаря «антропоморфической поэзии» своего искусства, визуально насыщенного, утонченного - и одновременно грубого (хотя, как ни парадоксально, грубость эта - тоже своего рода утонченность).

Виталий Длугин и Наталия Нестерова - художники-маги, в работах которых всегда присутствует некая мистическая тайна, что самое «нечто», что создает истинное искусство. В картинах Длуги - борьба дьявольского и божественного, смешение религий, первородный грех и покаяние человеческиое, одиночество и замкнутость индивидуума в его внутреннем мире-коробке. Нестерова умеет «поработать», «завлечь» зрителя, хотя в последних циклах кисть ее стала менее «ласкающей». Логическая активность полотен Наталии Нестеровой имеет тревожащий сознание аспект: лица ее персонажей спрятаны за масками. Но это лишь усиливает притягательность ее работ.

Михаил Ласухин, который начинал творить еще в первой половине нынешнего века в Советском Союзе, а художественное образование получил в Соединенных Штатах, уникален, ибо объединяет в своих работах особенности двух культур. Свежести творческих взглядов Ласухина, как и Анатолия Зверева - великолепного мастера экспрессивных, мощных и лиричных полотен, могут лишь позавидовать многие молодые художники, которые оказались неспособными вырваться из «объятий» ученических апроприации, потерялись в бурном американском художественном потоке.

Молодое поколение российских художников, представленное на выставке, демонстрирует четкие творческие позиции и сформировавшиеся взгляды. Сергей Батоврин, составляя свои композиции из натуралистических фрагментов, вынуждает зрителя как бы разглядывать один образ «сквозь» другой. В своей книге «Экология Значений» (Нью-Йорк, 1992) он предлагает идею анализа искусства в категориях конструкции информации, апеллируя к результатам исследований экспериментальной психологии последних лет, и работы этого художника идеально иллюстрируют его методологию. Хочется отметить, что теория Батоврина, вызывающая либо полное принятие его доказательств, либо абсолютное с ней несогласие (но в обоих случаях большой интерес), является сейчас, пожалуй, единственной научно обоснованной критикой постструктурализма.

Интересна и методология Ольги act, одной из наиболее ярких современных художниц, занимающихся концептуальными разработками. Оперируя сугубо утилитарными предметами из сферы повседневного женского быта, она одновременно демонстрирует по-мужски жесткую и выверенную логичность своих композиций. Благодаря незаурядной раскованности и свободе act создает новое пространство, не только рассчитанное на визуальное восприятие, но и воздействующее на подсознание зрителя.

На несколько иных позициях стоят Валентин Попов, Юрий Юров и Сергей Сангалов. Логика художественного изображения в их работах прослеживается слабо, а другие, «алогичные» компоненты напротив подчеркнуты. Искусство Попова Изыскано и ретроспективно, его графика высокопрофессиональна, он в совершенстве владеет техникой офорта, имеющей давние традиции в европейском искусстве и практически забытой ныне молодыми художниками. Сангалов - наиболее импульсивный из художников, обладает экспрессивной эстетикой, его искусство - это мир призраков, фантазий, сказок взрослеющих детей.

В работах же Юрия Юрова (так же, как и у мастера старшего поколения Анатолия Зверева) логический конфликт создан путем апроприации образов русского и европейского искусства начала века, но этот конфликт не подавляет философичности и глубины его работ, и его взаимоотношение с эмоциональной стороной формы лишь подчеркнуто. Валентин Попов, Ольга act, Юрий Юров определенно не «вышеблены из седла» эмиграцией, которая оказалась столь болезненной, а иногда и гибельной для многих художников (К СЛОВу зать, обретают себя после периода «легкой растерянности» талантливые и наделенные редким, уже почти забытым чувством специфики изысканного восточного колорита Хуршида Камал и Фатхула Шакир, принимавшие участие в майской выставке SAUPRA «От революции к эволюции» в Коннектикуте). Выставка «Значение как «второй язык» демонстрирует природу психологической трансформации постмодернизма в современном русском искусстве. В художественных кругах сейчас популярно мнение, что история искусства закончена. Однако работы участников выставки убедительно опровергают эту точку зрения. Что общего у всех этих художников - родина, опыт жизни в социалистическом государстве, былая невозможность свободно выражать свои идеи и мысли? Да, конечно. Однако наиболее важно в их общности то, что у них хватило сил пройти через трудности для достижения художественной свободы, создания собственного стиля, сохранения своего кредо и умения оставаться собой. И прежде всего - быть Художником.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно