ЗАВЕЩАНО ВАРВАРОЙ И БОГДАНОМ ХАНЕНКО

29 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 29 января-5 февраля

Что за беспощадная битва на поле морали и культуры? Завершится ли все справедливо и благородно?! В ...

Что за беспощадная битва на поле морали и культуры? Завершится ли все справедливо и благородно?! В Москве есть Третьяковка, в Питере - Эрмитаж, наш «украинский Эрмитаж», крупнейшее в стране 25-тысячное собрание зарубежного искусства, - никак вновь не назовется именами его создателей, именами четы Ханенко.

Конечно, собирали по всему свету и подарили художественные сокровища Ханенки - своему народу, вместе со своим замечательным домом-музеем, ныне известным как Киевский музей западного и восточного искусства. Только две просьбы к потомкам было у них: не распылять коллекцию и назвать ее их же именами.

Эти скромные просьбы стали трудновыполнимыми после революции 1917 года. Видно не случайной была смерть Ханенко именно в этом роковом году. И закономерными были мучения Варвары Николаевны на задворках своего дома - в унижении и нищете до последнего своего недолгого года, ценой жизни оберегавшую уникальную коллекцию и дом от распыления, разграбления, воровства и большевистского жлобства.

На только что состоявшейся научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Богдана Ханенко - человека древнейшего украинского рода, крупнейшего коллекционера нашего и мецената - отдавалась дань уважения и основателям, и уникальному собранию, шедеврам из многих стран, эпох, цивилизаций. После десятилетнего ремонта и реконструкции (каких усилий это стоило!) музей дышит искусством, красотой, изяществом.

Но невозможно было отделаться от впечатления, что не только искусство чаще всего рождается в муках, но и собирание произведений искусства испытало невероятные мучения в этом безымянном и доселе доме.

Советская власть сразу же нарекла собрание просто и без фокусов - «Вторым Государственным музеем». На короткое время вернула имена основателей, но вскоре отменила «ввиду отсутствия за Ханенко революционных заслуг, увязанных так или иначе со служением пролетарской культуре». Не служили, значит, культуре, народу ни Богдан Иванович, ни Варвара Николаевна.

Пришли в музей иные радетели и борцы за народное дело и культуру. Осмотрев учреждение, один из комиссаров по культуре докладывает (в 1919г.): «Приведение музея в нужный вид - наглядная агитация, лозунги типа: «Еспанія XVII ст. Мистецтво на послугах коронованих дегенератів та церкви», - позволяющий открыть его двери для народа потребует 8-10 дней... До того времени уже есть полная возможность осматривать музей и это право решено предоставить в первую очередь советским работникам... 1 Мая полагаю уместным музей считать открытым только для лиц, имеющих именные разрешения, ибо пролетариат в этот день будет на своих революционных праздниках, а мещанская толпа угрожает переполнить музей, еще не готовый для наполнения его широкими массами, а настроения этой толпы не представляют культурной ценности.

Для целей охраны музея (музей неоднократно грабили, пропал весь архив Б. и В.Ханенко) произвести пересмотр всех лиц, живущих в доме, где находится музей, и произвести выселение всех лиц без определенных занятий, служителей, научных сотрудников, которые пользуются личной слабостью B.Н. Ханенко.

Мною также предписано очистить и обставить надлежащим образом (уникальной мебелью, картинами) 2 комнаты из помещений для поселения в нем ответственных советских работников».

В предыдущем номере «ЗН» я рассказал о замечательном ученом и путешественнике епископе Порфирии Успенском, который еще в прошлом веке сумел отыскать и собрать для Киева замечательную коллекцию древнего и нашего искусства. В 17-м ворвались в город красные дьяволята и вместе с воинствующими атеистами, а позднее и фашистами - оставили нам (Бог милостив) лишь четверку, но какую! - первых христианских икон, вывезенных из Синайского монастыря.

Что же получается?! Великие люди и собиратели художественных сокровищ - такие, как Порфирий Успенский, Богдан и Варвара Ханенко, - для своего народа, для нас завещают искусство и культуру. Но являются в начале страшного века бесы и уничтожают, разбрасывают собранное ими для потомков.

Однако волею судеб кое-что еще остается. Идите в Киевский музей западного и восточного искусства имени Богдана и Варвары Ханенко, и вы, по крайней мере, увидите впервые или опять некрасиво-прекрасную инфанту Mapгариту Веласкеса. А в феврале, после десятилетнего перерыва, будут выставлены четыре чудо-иконы синайские. Первые христианские иконы - в Киеве в этом же замечательном музее.

Молитесь искусству. Помните имена собирателей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно