ВОСХОЖДЕНИЕ К «ВЫСОКОМУ ЗАМКУ»

23 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 23 августа-30 августа

Общественность Украины торжественно отмечает пятую годовщину независимости своей державы. К этой дате приурочено огромное количество всевозможных культурных мероприятий...

Общественность Украины торжественно отмечает пятую годовщину независимости своей державы. К этой дате приурочено огромное количество всевозможных культурных мероприятий.

Среди этого многообразия я хочу выделить выставку художника-дизайнера, модельера Людмилы Семыкиной «Высокий замок», которая открылась в центре «Украинский дом» 14 августа.

Это незаурядное событие для нашей культуры состоялось благодаря поддержке 1-го Российско-Украинского Кредитимпэкс Банка.

Що доля нелегка, - в цiм користь i своя є.

Блаженний сон душi мистецтву не сприяє.

Лiна Костенко

Костюмы, или, как говорили в старину, «строи», Людмилы Семыкиной - это текстильная скульптура, живопись в пространстве.

В творческой мастерской художника рождаются не просто костюмы, здесь создаются и живут образы. Самобытность, историческая достоверность, сдержанность цветовой гаммы и архитектурное построение сливаются воедино. Я не знаю, какими чарами надо обладать, но эти образы имеют душу, они живут... В этом, более чем скромном, помещении происходит таинство! Время словно сжимается, пространство раздвигается, и отчетливо видно, как двигаются и говорят князь Киевский Кий (серия «Княжья эпоха») с сарматским царём (серия «Скифская степь»), свысока смотрит Ярославна (серия «Княжья эпоха») на Деву (цикл «Ренессанс»). И над всеми ними царит Людмила Семыкина - то Кия одернет, то княгиню поправит, и, странное дело, они прислушиваются к ней. Наваждение какое-то! Я безоговорочно поверила в их существование. Подхожу ближе - пуговицы, колечки, цепочки и сукно серое, голубое, коричневое - то, из которого шили солдатские шинели. Немного парчи... - все просто и гениально!

Начало 60-х. Людмила Семыкина закончила Киевский художественный институт, защитив дипломную работу на «отлично» и получив, как визитную карточку, ярлык «неблагонадежной» за «формализм в искусстве». Парадокс, не правда ли?

Еще в институте Людмила тайно увлеклась Врубелем (он был запрещен!), влияние которого ощущается в ее ранних работах над уральским сказом «Хозяйка Медной горы». Удивительные работы по глубине замысла и палитре красок (самоцветы открывают большие возможности для фантазии художника).

Художник и общество, служение чему или кому, цель творчества - эти вопросы витали в воздухе, об этом спорили до хрипоты, засиживаясь далеко за полночь в клубе творческой молодежи (КТМ), объединившем поэтов, художников, музыкантов и т.д. В этот круг единомышленников органично вошли Горская, Зарецкий, Светличный, Семыкина и др. Именно на этих встречах, слушая лекции по истории, этнографии, украинскому народному искусству, Людмила впервые ощутила свои национальные корни. Владимир Нераденко открыл для нее этимологический смысл имени ее предков: «Семык» - праздник семи стихий, идущий от древних языческих обрядов. Новые знания находят свой отклик в ее творчестве.

Благодаря счастливой случайности, а может, божественному провидению Семыкина по туристической путевке попадает во Францию.

Первое, что ей бросается в глаза, - это контраст между тем, с каким разнообразием и вкусом одевается парижская публика, и серостью, однообразием и безликостью советской толпы. Париж покорил Людмилу своей высокой культурой, накопленной веками, и бережным отношением к ней. Здесь она открывает для себя закон: «успеху сопутствует мера фантазии и вкус воображения».

Возвращаясь домой через Прибалтику, Людмила имела возможность познакомиться поближе с народным творчеством этих республик, их трепетным отношением к своему историческому наследию. Затем - Урал - в гости к своей «Хозяйке Медной горы». И, наконец, солнечная Армения (здесь в это время находился её сын). Монументальная архитектура, кружева хачкаров, яркие краски юга очаровали Людмилу Семыкину.

Переосмысление всего увиденного и желание художника выделить своих друзей из серой толпы послужило первым толчком для создания необычной одежды. Эти костюмы, по замыслу Семыкиной, должны были не только подчеркивать преемственность поколений, но и отвечать духу времени. Друзьям костюмы понравились. Светличный и Прядко первыми облачились в «свиты» художницы. Алла Горская дала свое благословение. И стали появляться все новые и новые строи. Люди, носившие их, менялись на глазах. В них росло чувство собственного достоинства, они ощущали свои корни. Прерванная связь времен была восстановлена.

64-й год. Приближается знаменательная дата - 150-летие со дня рождения Т.Г.Шевченко. Группе художников заказан витраж, который должен был украсить вестибюль Киевского университета. Согласно эскизам Панаса Заливахи витраж представлял собой триптих, в центре которого был изображен немолодой Шевченко, держащий в одной руке «Кобзарь», а другой - обнимающий свою «неньку-Украину» в образе селянки, оберегая её от всех невзгод. Витраж, который создавался на всплеске национального и художественного подъема Панасом Заливахой, Аллой Горской, Людмилой Семыкиной, Галиной Зубченко, Галиной Севрук и их подмастерьями - студентами художественного института, выполненный в немыслимо короткий для такой работы срок (20 дней), был вывезен и уничтожен, а над его создателями учинён суд - первый предвестник последующих репрессий. Людмилу Семыкину и Аллу Горскую исключили из Союза художников УССР «за идейно порочное произведение, дающее искаженный образ Т.Г.Шевченко».

По сути Семыкину оставили без работы и навсегда отобрали возможность заниматься живописью. Тогда многие отступились от нее. Одинокая хрупкая женщина с маленьким сыном на руках выстояла. Не первый раз судьба её испытывала. Война, смерть отца (1944 г.), не побоявшегося в 1939 году положить на стол свой партбилет, увидев последствия коллективизации в Украине, полуголодная жизнь в маленькой полуподвальной комнатке, отказ в поступлении в Академию художеств, только за то, что находилась в оккупации ...

Как всегда в такие тяжелые минуты она полностью уходит в творчество, и теперь уже весь свой талант посвящает одному направлению, являясь первопроходцем в этой области культуры, становится дизайнером-конструктором совершенно нового стиля украинской одежды. В шестидесятые годы «столиця Київської Русi дiстала продовження в наповненнi колонiального мicта СРСР над Днiпром дивними русичами з епохи Ярослава Мудрого, але парадокс - потаємним службам стало легше стежити за українськими патрiотами. Всi вони - в несподiваних строях Людмили Семикiної» - писал И. Драч.

В 1968 году Семыкину исключают вторично из Союза художников УССР (за подпись под письмом 139 деятелей науки, литературы и искусства, рабочих и студентов с протестом против незаконных репрессий и закрытых судов в Украине на протяжении 1965-1966 годов).

В мастерскую художника приходили девушки и парни, примеряли одежды и уносили их с собой - кто в сердце, а кто и в сумке. Друзья поддерживали Людмилу, и именно благодаря им в 1970 году состоялась персональная выставка художника «Тени забытых предков» («Народные мотивы в современной одежде»), организатором и идейным вдохновителем которой был Иван Светличный.

В спокойном течении культурной жизни провинциальной столицы выставка произвела эффект разорвавшейся бомбы. Пресса же почти не заметила это событие. Исключением явилась прекрасная статья И.Светличного. Прошло уже 26 лет, а зрители, побывавшие на той выставке, до сих пор испытывают на себе влияние образов, созданных художником, их память бережно хранит встречу с Прошлым.

Людмила Семыкина и не заметила «медных труб», что играли в её честь (надо сказать, что играли они не очень громко), как золотодобытчик, нашедший свою золотоносную жилу, продолжает разрабатывать свою тему, наполняя свой «Высокий замок» всё новыми образами. Одновременно она работает над костюмами к фильму «Захар Беркут» (главный режиссёр Леонид Осыка). Увидев выставленные на киностудии им. Довженко эскизы костюмов к фильму, Параджанов сказал: «Студия не знала ещё работ такого высокого профессионального художественного уровня». Высокая оценка для художника - ведь рядом с Параджановым работал известный художник Якутович!

Благодаря работе над фильмом родилась потрясающая серия образов: «Скифская степь» и «Княжья эпоха».

26 лет упорного труда! Трагическая гибель (убийство?) самого близкого друга - Аллы Горской, непрекращающиеся долгие годы преследования КГБ, сотрудники которого ни на минуту не оставляли Семыкину в покое, постоянные долги (десять лет понадобилось ей, чтобы расплатиться с долгами за прошедшую выставку). И опять её спасает творчество. Только в мастерской Людмила себя чувствовала свободной. Она вращалась в высоком обществе князей, жрецов, цариц. Сколько создано за это время! Вырастила прекрасного сына - художника, дизайнера, стала бабушкой и шила, шила, шила.

Тридцать лет назад, поднявшись на вершину Говерлы, Людмила вместе с друзьями дала клятву - идти к вершине, восходить к своему «Высокому замку» - мечте о высокой культуре, рыцарстве, благородстве, гармонии всех искусств, общему Дому, в котором свободно живут Личности. Идти, невзирая на препятствия (хуторянство, провинциализм, антикультуру, низкопробный потребительский вкус, привитый обществу, и т.д.)

Людмила Семыкина поднялась к своему Замку, о чем свидетельствует её выставка. Это определённый итог в жизни художника и творческий отчет перед «шестидесятниками».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно