ВЕТЕР ВЕЕТ В ПИРОГОВО

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 21 сентября-28 сентября

«Музей» — слово греческое, производное от слова «Муза». Музы первоначально были горными божествами, и даже в позднейшие времена местами поклонения Музам повсюду являются горы и горные источники...

«Музей» — слово греческое, производное от слова «Муза». Музы первоначально были горными божествами, и даже в позднейшие времена местами поклонения Музам повсюду являются горы и горные источники. Слово «музей» обозначает в древней Греции, место или учреждение, посвященное Музам». Так начинается труд профессора Ф.Шмита «Исторические, этнографические, художественные музеи», изданный в 1919 году.

Учитывая то обстоятельство, что Музы ходят чередой, а иногда кругами, позволим себе, в чем-то заблуждаясь, все же представить, что, создавая множество вариантов и модификаций музеев по всему миру, Музы забрели в холмистую местность на окраине Киева, где и обосновались.

В феврале 1969 года началось формирование Музея народной архитектуры и быта Украины при инициативе и серьезной поддержке Украинского общества охраны памятников истории и культуры. Несколько научных институтов Академии наук (тогда УССР) и проектных организаций участвовали в разработке концепции и методологической основы для музея под открытым небом. На этой базе в Украине появились подобные музеи во Львове, Ужгороде. Музей в Переяславе-Хмельницком, хотя и основан в 1965 году, но дальнейшее становление и развитие осуществлял при тесном сотрудничестве с киевским. У истоков создания музея стояли М.Сикорский, Ю.Смолинский, Л.Орел, Н.Ходакивский — люди, искренне влюбленные в свое дело.

Все начиналось на оптимистической ноте. Этнографические научные экспедиции следовали одна за другой. Собирался уникальный архитектурный материал, коллекция памятников традиционной культуры. Огромная территория в 150 гектаров включила более 200 архитектурных экспонатов. Музей в Пирогово стал крупнейшим в Восточной Европе среди музеев подобного типа.

Здесь собраны разнообразнейшие образцы народной архитектуры со всех регионов Украины. В прекрасно выстроенной природой и людьми композиции общего ансамбля Надднепрянщина уступает место Полтавщине и Слобожанщине, за ними чернеет стрехами Полесье, единственный регион Украины, где топили хаты «по-черному», далее на холмах виднеются маковки гуцульских церквей.

Архитектурно-пейзажную панораму величественно дополняют деревянные церкви. Самые древние среди них — надднепрянская 1742-го и подольская 1817 годов.

Экспозиционные зоны укомплектованы фрагментами поселений с характерной для регионов системой застройки. При этом каждая хата — свой мир образов оберегов, знаков. Заходя в эти жилища, вдыхая запах дерева, глины, ткани, невольно ловишь себя на мысли: как легко дышится, казалось бы, в очень примитивных домах наших предков, живших в них лишь сто лет назад.

В одной из хат Полтавщины представлены атрибуты свадебного обряда. На какой-то миг спрессовывается время — и вот ты уже в кругу гостей, встречающих свадебный поезд молодых.

Композиционным центром музея является собрание ветряков на холме. Кажется, что эти безмолвные великаны — ветряки-мельницы — готовы побороться с ветром, иногда они стонут под его порывом, но толстые металлические прутья намертво сковали их крылья. Созерцая эти бездействующие ветряки, погружаешься в не очень веселые размышления и ассоциации. Невольно после очередной эйфории от встречи с очевидными красотами Пирогова обостряется зрение.

Как известно, вначале стоит комплектация коллекции музея, а далее не менее важным этапом является сохранение и реставрация памятников, тем более как в данном случае — объектов старой деревянной архитектуры, которая предоставлена на растерзание всем ветрам, дождям, снегам. А к каждому архитектурному экспонату приложен целый комплекс интереснейших предметов декоративно-прикладного искусства. Скрупулезно собранные и удачно синтезированные предметы быта — керамика, изделия из дерева, ткачество, вышивка — наполняют интерьеры хат, вдыхая в них жизнь. Достаточно полно представлена старинная украинская вышивка рушников и сорочек, которая насчитывала когда-то более 120 разнообразных швов, а к концу ХІХ века выродилась в банальный «крестик».

Казалось бы, незаметно, но из года в год понемногу рушатся старые хаты. Только некоторым из них повезло, как, к примеру, уникальной древнейшей однокамерной хате с Волыни. Имеющаяся надпись на срубе позволила датировать ее 1587 годом. За давностью лет древесина постепенно окаменела, и теперь внешние воздействия ей не столь страшны.

Но музейные работники не обладают возможностью чудодейственных трансформаций. Нас долго учили, что от преодоления препятствий силы только удваиваются. Многое в нелегкой музейной работе сделано не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Музейщики сродни бойцам невидимого фронта. Но теперешнее состояние научной деятельности музея можно охарактеризовать — «ни мира, ни войны». Практически полностью приостановлена экспедиционная деятельность, не публикуются научные работы сотрудников. Но сколько можно испытывать этих людей на выносливость? Ведь век человеческий и потенциал все же ограничен, нельзя постоянно держаться на одном энтузиазме.

Музей под открытым небом — это, прежде всего, зрелище. Для него необходимы зрители, то есть посетители. А их совсем немного. По сути своей Музей народной архитектуры и быта Украины, где тонко переплелись материальная и духовная культура нашего народа, мог бы быть прекрасной основой для воспитания чувства здорового патриотизма у подрастающего поколения. И тут надо начинать не со школьников, а с учителей. Но популяризаторской, массовой работой нужно опять-таки заниматься серьезно. Иначе недолог тот час, когда, прогуливаясь по улицам Пирогово и заходя в дома наших предков, мы ощутим свою полную внутреннюю несостоятельность как потомки. Тем более что современную культуру (в широком смысле этого слова) украинского села пока неактуально заносить в разряд музейных раритетов.

С момента обретения нами независимости, традиционными для музея стали майские и сентябрьские ярмарки, которые знаменуют собой условное открытие и закрытие сезона. Прошлые годы каждая ярмарка собирала до 100 и более участников практически из всех областей Украины. В период становления ярмарки были ответственным и престижным форумом народных мастеров. Так, Опошню еще несколько лет назад представляли «классики» — семья Пошивайло и Николай Китриш, удостоенный Шевченковской премии.

Постепенно ярмарочный пыл затухает. Приезжает меньше мастеров. Ввиду утерянной традиции художественных советов представленная «продукция» (в данном случае наиболее уместно это холодное слово) представляла жалкую периферию Андреевского спуска. И, как следствие, достаточно мало посетителей некогда бурной ярмарки. Но и немногочисленные ее гости оказались в эстетическом плену низкосортных изделий, которые указывали на плачевный уровень современных художественных промыслов и ремесел Украины.

Сохранение уникального заповедника народной архитектуры и быта можно рассматривать и как вопрос национального престижа. Это мастерски собранный образ Украины, ее традиций и народной мудрости. Столичные власти, увлекшись всевозможными немыслимыми мероприятиями по благоустройству города, все же претендуют на роль вандалов. Ибо, не сохранив старое, невозможно построить полноценное новое.

Но хочется надеяться, хотя реальных позитивных действий не прослеживается, что Музы, облюбовавшие для себя окрестности Пирогова более 30 лет тому назад, не покинут сей пейзаж. И пан Ветер не почувствует себя полноправным хозяином округи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно