«УМРЕМ, НО ИЗ КРЕПОСТИ НЕ УЙДЕМ!»

26 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 26 сентября-3 октября

Театральной Меккой Брест никогда не считался. Знают этот город, в разные времена называвшийся и Бе...

Театральной Меккой Брест никогда не считался. Знают этот город, в разные времена называвшийся и Берестье, и Брест-Литовск, скорее по фразе, простой и пронзительной: «Умрем, но из крепости не уйдем!», написанной на стенах Брестской крепости в первые дни Великой Отечественной ее героическими защитниками. С тех пор, когда небольшой пограничный гарнизон показал чудеса силы духа и преданности отчизне, прошло уже более 60 лет, все меньше становится людей, для которых те давние события связаны с чем-то личным, способных поразиться беспримерному самопожертвованию солдат. Ушли в прошлое времена паломничества в Брестскую крепость, ставшую грандиозным музейным комплексом, с монументальными скульптурными композициями, памятниками, вечным огнем, разрушенными остатками крепостных укреплений. Сейчас здесь пустынно. Звенящая тишина подстегивает воображение, рисующее грохот первых бомбежек. Протекающая рядом речушка, умиротворенная присутствием диких уток, чистящих перышки, резвящихся рыбок, украшенная аккуратными вазочками белых кувшинок, удивительно гармонирует с громадой строений. Речушка буквально в нескольких метрах от них, но каким непреодолимым было это пространство для защитников крепости, оставшихся без капли воды...

Может, и хорошо, что пафос и обязаловка поклонения ушли в прошлое. Время просеивает идеологии и пристрастия и, в конце концов, в истории остается лишь человек, выполнивший свой солдатский долг и отдавший собственную жизнь. Только ради того, чтобы попробовать ощутить себя в подобной ситуации и осознать ее, стоит проникнуться многозначительной тишиной Брестской крепости. Как ни грустно это констатировать, но мое мнение, что здесь «все дороги ведут...» в крепость, оказалось ошибочным. Добраться до нее, находящейся в черте города, не так просто, но поверьте, тот, кто решится преодолеть маршрутные сложности и не откажется от желания увидеть это героическое место, окажется вознагражденным и эмоционально, и духовно.

Но, вернемся к Бресту театральному. Явным контрастом пустынности пространства Брестской крепости были многолюдные театральные площади перед Театром драмы и музыки и Театром кукол. Оба театра расположены на улице Ленина, почти напротив, и оба они — хозяева Международного театрального фестиваля «Белая Вежа», проводимого городскими властями и театральными институциями в этом году в восьмой раз. Благодаря такому культурному событию о Бресте узнают во многих странах мира, и возможно, со временем фраза о нетеатральности Бреста станет устаревшей.

Семь фестивальных дней предложили зрителям 30 спектаклей. Творческое состязание идет в двух направлениях: драматическом и кукольном, существуют и два Гран-при. Посмотреть все спектакли даже при огромном желании не удается, они идут параллельно. В этом проявляется позиция организаторов: фестиваль в первую очередь — для зрителей, а не для профессионалов. Хотя в таком случае теряется сама идея подобных собраний, задуманных как творческие лаборатории, художественные дискуссии, с целью знакомства с новыми методами, формами театра, возможностью выработки общих направлений и концепций. Ну что ж, в конце концов театр существует для зрителей, так что у них на него приоритетные права, и свою любовь театралы Бреста демонстрировали неизменными аншлагами на всех спектаклях. Они, словно послушные ученики, старались постичь «святую науку — расслышать друг друга». Эта фраза из спектакля хозяев «Клоп» по В.Маяковскому Брестского театра драмы и музыки, созданного совместно с Берлинским театром «Stolitschny», словно задала тон всей творческой фестивальной программе. Жанровой направленности спектаклей на «Белой Веже» нет, здесь представлен «театр без границ», принцип отбора — высокая художественность сценических произведений. Чистоту принципа иногда можно было поставить под сомнение, но если учесть, что палитра любого фестиваля — некое отображение процесса, амплитуда колебаний творческих принципов объяснима. В «Клопе», например, перетряхивали «затхлые матрацы времени». Пародийные видения прошлого, фантасмагория реальности, новый взгляд на героя Маяковского как на трагическую фигуру. Спектакль, поставленный режиссером Т.Макарасом, литовцем по происхождению, живущим в Германии, есть произведение современного поэтическо-ассоциативного театра. Сильна в нем тема эмиграции, ощущения себя изгнанниками на собственной земле, вечного конфликта человека и общества, осознания места культуры в нем. Чего стоит одна лишь красноречивая метафора: упрятывание Присыпкина в рояль и «заколачивание» крышки над ним.

Абхазский драматический театр им. С.Чанба из Сухуми привез на фестиваль спектакль «Махаз» по Ф.Искандеру. Абхазское театральное искусство не очень известно на европейском пространстве, но тем интереснее смотрелась национальная история одной семьи, в переживаниях которой отобразилась история всего народа. Театр удивительным образом сумел отойти от примитивного, наивно-лубочного представления об абхазских горцах, их понятии о чести, достоинстве, любви. Национальный характер проявился в искренности образов, колоритной органике проявлений, в добром юморе, присущем писателю, умении героев сопоставить себя с понятиями традиций и нравственного долга. Незатейлива сценография спектакля, просто построены мизансцены, все сосредоточено на взаимодействии героев, их искренность заразительна и убедительна. Подтверждением подлинности искусства абхазских артистов стало присуждение их спектаклю Гран-при фестиваля.

Один из дней фестиваля был украинским. Правда, не доехал из-за недоразумений на границе Киевский экспериментальный театр, так что «отчитывались» за неньку-Украину киевский Театр «Колесо», Крымскотатарский академический муздрамтеатр, в программе кукольных театров Полтавский и Ивано-Франковский театры. Киевляне скандалили, но зрители не испугались. Просто разделились, и спектакль Театра «Колесо» «Скандал с публикой» П.Хандке получил две зрительские половины — почитателей и хулителей. Интересно, что и те, и другие были одинаково эмоциональны в своем восприятии. Эпатирующий спектакль, запутавший зрителя в словесной паутине, вызывал откровенную реакцию, даже акты зрительского протеста, впрочем, фестивальная публика предпочла отнести себя к театральным интеллектуалам и не поддалась на розыгрыш. Страсти разбушевались на пресс-конференции после спектакля, где зрители и критики пытались доказать право подобного спектакля на существование. «Скандал с публикой» был по-настоящему фестивальным спектаклем, предполагающим творческий эксперимент, где самым активным образом задействован зритель. Идея свободы, преломленная через призму собственной истории народа, главенствует в спектакле «Кармен» Крымскотатарского театра. Колорит, темперамент, романтизм испанцев прекрасно «ложатся» на природу татар. В полной мере использована музыка, выразительная пластика, движение. До трагических высот поднимается заслуженный артист АРК А.Сейтаблаев в образе Хосе, почти осязаемым становится ощущение власти над человеком любви и плотской страсти. Работа актера отмечена дипломом за лучшую мужскую роль. Подобно украинским коллективам дебютировал на «Белой Веже» и Македонский государственный театр из Штипа, показавший спектакль «Жизнь прекрасна». Македонские актеры сумели передать атмосферу чеховской прозы, рассказы, объединенные единой сюжетной канвой, представили колоритные характеры, герои доказывали — жизнь прекрасна, и в результате они таки заставили зрителей радоваться тому, что те сидят «не на скамье подсудимых, а в театре».

Еще на фестивальной афише были коллективы из Польши, России, Израиля, Армении, Латвии, Литвы, Болгарии, Германии, Италии. Представление о белорусских театрах составить было непросто, Минский русский драмтеатр им.Горького показал осовремененную до абсурда пьесу Горького «Чудаки», Национальный театр им. Янки Купалы был представлен всего одним актером, Г.Овсянниковым, показавшим моноспектакль «Беларусь в фантастических рассказах». Могилевский драмтеатр привез недавнюю премьеру по пьесе поляка И.Вилкиста «Ночь Гельвера», мучительную психодраму о женщине и неполноценном подростке, взятом ею на воспитание, время действия — предвоенная Германия.

Гран-при среди кукольных театров был присужден Санкт-Петербургскому театру «Потудань» за марионеточно-петрушечное представление «Невский проспект» по мотивам одноименной повести Н.Гоголя. Малюсенькие марионетки на фоне задника с уходящими перспективами Невского проспекта «оживили» огромный мир писателя. Уморительно перебирал ножками Нос, игриво подмигивало Всевидящее Око, катились по Невскому винтиками механизмы единого целого — чиновники, в фантасмагорическом хороводе кружились черти, скелеты, нищие и убогие, дамы и студенты, страдал Гоголь. Он воспел любимый город, он воплотился во всех его героях, раздвоился, растроился... Потерялся и нашел себя, и воспарил белым ангелом над Невским проспектом.

На фестивалях особенно чувствуется дух театра, во временной и пространственной концентрации аккумулируется зрительская любовь и актерская самоотверженность. Именно в связи с атмосферой Брестского фестиваля «Белая Вежа» мне хочется произнести известную фразу по-иному, надеюсь, меня не упрекнут в кощунстве, ведь речь идет о любви и верности делу: «Умрем, но из театра не уйдем!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно