«Укртелефильм» — без хеппи-энда. Скандал на два голоса на обломках одной киностудии

7 сентября, 2007, 13:53 Распечатать Выпуск №33, 7 сентября-14 сентября

На «Укртелефильме» по-прежнему все та же «премьера» — «Конфликт интересов». Тем не менее хеппи-энда не предвидится.

На «Укртелефильме» по-прежнему все та же «премьера» — «Конфликт интересов» (на страницах «ЗН» в деталях и эмоциях освещались повороты запутанного сюжета — номера от 24 марта и 11 августа 2007-го). Тем не менее хеппи-энда не предвидится. Стороны идут друг на друга клином. Отверженные представители «Укртелефильма» сменили место проведения своих протестных митингов — из-под Кабмина они передислоцировались под Гостелерадио с лозунгами «Геть…». А Гостелерадио в свою очередь не так давно распространило публичный манифест о «реальном положении дел» на «Укртелефильме», мотивируя увольнение директора (Олега Биймы) россыпью цифр и ситуаций. Кому верить? Чего ждать? И чего не миновать… Эти вопросы непроизвольно возникают, когда знакомишься с двусторонней позицией героев одной и то же «саги».

Сторона первая (обвиняющая) — собственно, обобщенный образ Гостелерадио (с цитированием их документа).

Сторона вторая (ответствующая) — отверженное руководство «Укртелефильма» (в лице Олега Биймы, Виктора Онищенко и Руслана Смакова; их тексты, конечно, пространней, поскольку не чиновники, а творцы все-таки).

«ЗН» сознательно уходит от редакционных комментариев. Тут уж действительно дело государственной важности: внести, наконец, титр — the end — в эту безобразно затянувшуюся эпопею.

«…причиной нынешних преобразований на «Укртелефильме» стал фактический упадок предприятия. Поэтому сегодняшнее неудовлетворительное состояние студии — следствие масштабных злоупотреблений и неэффективного управления со стороны прежнего руководства в лице генерального директора Олега Биймы и его заместителей — Виктора Онищенко, Руслана Смакова и других… Все, что они заявляют относительно «Укртелефильма», направлено лишь на то, чтобы враньем и напраслиной, провокационными заявлениями и действиями склонить на свою сторону как можно больше людей…»

«…студия завершила 2006 год с большим перевыполнением плана — на 1 млн. 200 тыс. грн. по доходам. И ни одна студия страны не создает столько проектов за пять лет, как «Укртелефильм» за один год. Посему и начинается искажение фактов будто бы на студии «занепад»… Да, сегодня именно такая характеристика подходит, поскольку «Укртелефильм» захвачен. Все бумаги вывозились ночью, когда ни одного сотрудника на студии не было. Они смели нашу охрану (там раньше были женщины) и на ее место привели вооруженную. Была поддержка и со стороны «Беркута». Тридцать человек ворвалось на студию 1 августа… Все это зафиксировано документально…»

«…с 2005 года на госпредприятии «Укртелефильм» работало арендное предприятие ООО «Орендне підприємство «Укртелефільм», основателями котрого выступили горе-руководители государственного «Укртелефильма» и члены их семей. ООО «Орендне підприємство «Укртелефільм» два года бесплатно и без каких-либо соглашений использовало госимущество и пользовалось услугами студии «Укртелефильм». Но этого оказалось мало. Г-н Онищен­ко и его делки за несколько последних лет списали 80% оборудования студии, хотя оно еще достаточно долго могло использоваться по назначению. Такими действиями «Укртелефильму» нанесено убытков свыше 2 млн. грн.»

«…никакой скрытой приватизации не существует. Есть трудовой коллектив — 79 человек, который и принял решение взять студию в аренду. Это вполне нормальное желание, поскольку студия просто идет «под нож». Мы и обратились в суд с просьбой, согласно статье №115, передать нам студию в аренду. Ведь в 2004 году нас уже хотели «подмести» иные силы. У нас же одно желание — нормально работать. Но Гостелерадио не согласилось на это, там понимают, что суд проиграют…

99% оборудования студии «Укртелефильм» — это, увы, 80—90-е годы. Естественно, кое-что устаревало и списывалось. Это обычный материальный износ. Студия забита старыми камерами, которые не используются. Уже нигде в мире такой аппаратуры нет. Все эти «списания» проверялись не единожды и КРУ, и тем же Гостелерадио. Но никогда не было по этому поводу особых замечаний. Ведь процедура списания «металлолома» идет обязательно через комитет. Тем не менее, чтобы нас еще больше очернить, утверждается: «много списывается». 10% — это верно, но не все 80%. Стоит сразу же заявить, что в тексте Гостелерадио 80% — это неправда, а 20% — это искажение фактов. КРУ в ноябре месяце перевернула всю студию вверх тормашками и ничего не нашла. Оборудования на заявленные 2 млн. грн. на студии реально нет. А то, что списывалось, оценивается… до 130 грн.».

«…зафиксированы многочисленные нарушения на «Укртелефильме» во время ведения хозяйственной деятельности. Предприятие доведено до аварийного состояния. На протяжении довольно продолжительного времени в помещениях студии не проводился ремонт, не поддерживалось функционирование оборудования и устройств. Но наибольшее возмущение вызывают экономические подходы к осуществлению деятельности на предприятии: например, весь процесс производства видеопродукции студия осуществляла по нормативам 1995 года — в миллионах рублей!!! Поэтому общий убыток от неэффективной хозяйственной деятельности бывших руководителей «Укртелефильма» составил 3,2 млн. грн.»

«Наша «священная война» длится уже восемь месяцев. И все началось с пиара в определенных изданиях. То есть пошли заказные статьи в стиле 70-х годов (но в те годы людей просто без суда и следствия забирали). По каждому пункту «обвинений» Гостелерадио значатся либо два, либо три миллиона. И если бы все это было правдой, то некоторые из нас так просто по улицам бы уже не гуляли… А когда это все измышлялось еще на заре «войны» — 7—8 месяцев назад, — то все материалы передавались в прокуратуру. Но эти раздутые как мыльный пузырь криминальные дела одно за другим просто лопались. Потому что надуманные цифры — это элементарный заказ. У нас восемь месяцев по 40—50 дней работали комиссии от головКРУ, УБОПа. И они буквально «под микроскопом» проверяли каждую бумагу. В результате не нашлось повода даже для административного взыскания… Только в этом году на студии сделан ремонт на сумму 220 тыс. грн., обновлен вестибюль… Руководителю Гостелерадио Эдуарду Прутнику было заявлено, что от объекта постройки — жилого дома — «Укртелефильм» будет иметь 62 млн. гривен. А на ремонт реально нужно 2—3 млн. В планах студийцев было надстроить два этажа над главным корпусом, сделать ремонт во всех помещениях, закупить телетехнику и запустить разнообразные проекты. Средняя зарплата каждого студийца должна быть доведена до 3 тыс. гривен. Только за последний год зарплата поднята в два раза, и до 1 июня она выплачивалась два раза в месяц — до тех пор, пока не произошли все эти события.

А по поводу «карбованцев»… Дело в том, что последний норматив по поводу расценок за изготовленную продукцию на «Укртелефильме» устанавливался еще в 1996 году, то есть действительно тогда еще «ходили» рубли. Ну, конечно, сейчас эти цифры уже перевели в гривни. Например, часть худфильма стоит 40 тыс. грн., а на Национальной телестудии Довженко 10 мин. фильма стоит 700—800 тыс. Никто не требовал пересмотра этих цифр в нашу пользу. Работаем по самым низким расценкам не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве. За счет оборота мы получали больше. Сейчас ни одна госстудия не работает на заказ. Мы не делаем гвозди, стулья, окна, столы, у нас каждый специалист занимается своим делом. Поэтому в любой момент могли запустить свой фильм, например «Запороги»… Вся инфраструктура «Укртелефильма» осталась — это павильоны, костюмерные, гримерные. Все это до последнего времени не простаивало. А они — оппоненты — подняли нормативные документы… И там действительно было написано «карбованці». Но ведь их уже давно перевели в гривни!»

«…вместо занятий целевой деятельностью, а именно — производством фильмов, бывшее руководство «Укртелефильма» занялось строительством. Для возведения жилого дома О.Бийма и В.Онищенко незаконно снесли расположенные на этом участке земли два цеха для обработки пленки. Данное строительство не предусмотрено действительным статусом предприятия. От таких действий госпредприятие «Укртелефильм» уже понесло убытки в размере 2,1 млн. грн.»

«…цеха для обработки пленки не функционируют с 1996 года, так как еще тогда в комитете говорили об их аварийности. Поэтому имеется вся документация (от Гостелерадио), которая и дает основания для сноса помещений. Ранее, еще до 1999 года, на студии демонтировали все машины большого цеха по проявке пленки. Стены цехов были разрушены, а все машины были вывезены как металлолом. Эти здания были даже без крыши, все коммуникации и «полопались». Ядовитые химикаты несколько лет заливало дождем. Мы пытались восстановить эти цеха, но никто из сотрудников там не мог находиться, потому что у людей сразу начиналась аллергия на эти сверхядовитые химикаты.

«Укртелефильм» — специфическая студия, хозрасчетная. Предположим, государство нам заказывало телепродукции на 2 млн., мы ее делали, а деньги возвращались нам лишь в конце года в размере 10—15% от этой суммы. То есть получается, что мы работали себе в убыток. Поэтому и искали альтернативный путь для зарабатывания денег. Вот мы и нашли инвестора, а затем начали строительство жилищного комплекса на территории студии. На этот кусочек земли до прихода нашего инвестора посягало около 20 различных структур. И мы сделали это для того, чтобы студия не стояла с протянутой рукой и не просила помощи у государства.

Цифра 2,1 млн. грн., которая значится как убыточная, — это себестоимость земли, на которой и ведется строительство. Денежная часть студии в этом жилищном комплексе — 62 млн. грн. Новые квартиры было решено продать и распределить, а полученные деньги распределить следующим образом: 40% — студийцам, причем всем без исключения, невзирая на ранги и звания, а остальные 60% — на кинопроизводство».

«Аренда предоставлялась по минимальным расценкам (в среднем арендаторы официально платили около 20 грн. за кв. м в месяц). Как результат — недополучение государством как минимум 150 тыс. грн. ежемесячно (а в целом затраты превысили 1, 6 млн. грн.)…»

«Любая аренда не может быть завышена или занижена, эта цифра — расчетная, которая определена фондом Госимущества и Кабмином. Вот один из арендаторов «Укртелефильма» — канал «Культура», который является бюджетной организацией, занимает 350 кв. м. и платит 1 грн. в год за 1 кв. м, и ни копейки больше. Еще две организации занимают 33 и 50 кв. м. Но главный арендатор — «Мелорама» («Стар-медиа»). И основной доход студия получает от этой организация за предоставление услуг. Раньше, например, квартиру стоило снять 60 долл., а сегодня 300. Значит получается, мы недополучили разницу за все эти годы? В январе Кабмин повысил стоимость арендаторам на 5%, так все сразу и пересчитали».

«…на «Укртелефильме» работали так называемые мертвые души, которые появлялись там лишь в день выдачи зарплаты. Еще на студии были также оформлены 19 работников, которым зарплата не насчитывалась и не выплачивалась. Естественно, что и необходимые налоги и взносы в фонды социального страхования за этих людей не пересчитывались. Поэтому от такой «деятельности» государство понесло больше 100 тыс. грн. убытков, а часть творческих работников, которые были официально оформлены, недополучили около 300 тыс. грн.»

«В нашем же случае — 19 человек — это творческие работники, у которых по контракту договор подписан на неопределенный срок, и они, если нет загрузки, зарплату не получают. Эта система — еще с советских времен. Я всегда знал, что если месяц не работаю, значит, сижу без денег. Поэтому и был заинтересован все время снимать. Эти люди — члены трудового коллектива. И их нельзя выбросить на улицу. Они — не «мертвые души». Представители г-на Прутника пишут, что государство понесло убытков на 100 тыс. грн… Значит, люди не работают, а я должен был им начислить зарплату и затем отчислить в госказну налоги? А студия? Какие бы убытки от этого понесла она? В этом случае подобный расклад и назывался бы «мертвыми душами».

«Прошло полгода, как уволенные руководители «Укртелефильма» не подчиняются руководству Гостелерадио во главе с Эдуардом Прутником, происходит тотальное невыполнение решений комитета. Причем они продолжают прятать печать студии. В результате на предприятии возникла задолженность по зарплате и нарушилось осуществление обязательных платежей в бюджет. Но, несмотря на этот саботаж бывшего руководства, новый гендиректор «Укртелефильма» Игорь Кошара сумел погасить все долги…»

«Коллектив студии не может «выкрасть» документы, потому что мы постоянно с ними работаем. Но на сегодня они действительно украдены и вывезены в неизвестном направлении. Месяц назад на «Укртелефильме» закончилась проверка налоговой. И, естественно, все документы были предоставлены. А сегодня мы всерьез переживаем за наше оборудование… Ведь на студии есть материально-ответственные люди. А новое руководство хочет все обустроить на свой лад, а потом в чем-то обвинить материальное лицо, заявив, что на студии коррупция…

Что касается печати, то зам­председателя Гостелерадио г-н Курдинович заявил в «Урядовом курьере» о том, что на «Укртелефильме» печать утеряна. Это дает основание для изготовления дубликата. На основании того, что печать якобы утеряна, они и перекрыли расчетный терминал, арестовали счета. В общем, студию подводят к полному банкротству. Печать же на студии была. Уже затем, когда новоназначенный директор незаконным образом изготовил другую печать, стал отзывать из судов все дела… Не нашли, кстати, и договоров с арендаторами… Думаю, что вскоре «не будет» еще и документов по строительству дома…»

«В результате длительного конфликта работа телестудии с начала года практически остановлена. Не происходит выпуск фильмов, тиражирование и дубляж продукции. Под угрозой срыва договора о совместных проектах. С начала года на «Укртелефильм» было направлено много заказов гостелерадиокомпаний на общую сумму около 3 млн. грн. Это происходит потому, что больше семи месяцев работники студии не работают и находятся под прессингом уже уволенного руководства «Укртелефильма»…»

«…в «закромах» видеотеки «Укртелефильма» сейчас примерно 80 разнообразных названий относительно новых фильмов — на общую сумму в 3 млн. 123 тыс. грн. Эти картины ждут своего эфирного часа. Было бы неплохо, если б Гостелерадио показало нам хотя бы один заказ даже на 10 000 грн. или на 1000. А в этом году вообще тематического плана не будет. Мы подали три письма в Гостелерадио с вопросом о том, будут ли они нам заказывать кино? Они не ответили. Писали трижды. А нашему курьеру сказали: «Организации «Укртелефильм» уже нет!» Звучало обвинение, будто все новые фильмы, которые мы имеем, уже архивные. Да не архивные они. А производства 2002-го, 2003-го, 2004-го, 2005 года. В последнее время все чаще озвучивается версия, будто бы «Укртелефильмом» вплотную занимается «донецкая группа». В суде все интересы новоназначенного директора «Укртелефильма» Кошары Игоря Александровича уполномочен выполнять Бондарь Вячеслав Николаевич… В судах Гостелерадио постоянно представляет юрист Алексей Николаевич Шестюк, который работает в ООО «ЮК «Лига-альянс» начальником юридического отдела. Хотя в штате Гостелерадио свои юристы, но, несмотря на это, они задействовали специалиста со стороны. На территории «Укртелефильма» есть свободная земля, поэтому, видимо, нам и заявили: «Вас здесь не будет!» У них один сценарий — захват студии. Никто не думал, что коллектив студии будет бороться до последнего. Нас уже поддержали многие политики».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно