Украина, тотальный театр

26 февраля, 2016, 22:04 Распечатать

Возможно, военно-революционные потрясения, а, возможно, и эволюционные законы повлияли на локальный взрыв, вызвавший в последнее время разнообразие новых форм и активных попыток "перезагрузки" театральной жизни в Украине? Это проявляется в новаторских форматах организации театрального дела. В попытках установить тесные коммуникации с социально-политическими сюжетами действительности. Не всегда отрицая традиционный (репертуарный) театр, такие обновленные форматы расширяют границы сценической карты: устанавливают новые правила Игры.

 

 

 

Новые вызовы и новые форматы отечественной сцены

Возможно, военно-революционные потрясения, а, возможно, и эволюционные законы повлияли на локальный взрыв, вызвавший в последнее время разнообразие новых форм и активных попыток "перезагрузки" театральной жизни в Украине? 

Это проявляется в новаторских форматах организации театрального дела. В попытках установить тесные коммуникации с социально-политическими сюжетами действительности. Не всегда отрицая традиционный (репертуарный) театр, такие обновленные форматы расширяют границы сценической карты: устанавливают новые правила Игры.

Итак, не буквально, а символически использовав знаменитейшую формулу — "тотальный театр" — попробую обозначить некоторые вызовы и вспышки именно такого нового НЕрепертуарного театра. Ниже — не классификация по стилям, направлениям, методам, а констатация "деклараций о намерениях".

Некоторые из "новых" активно работают на территории документального театра (хотя каждый по-разному себя называет), одни утверждают социально-психологический вектор (отрицая профессиональный театр как рудимент), другие остаются в области профессиональной драматургии и режиссуры.

Театр переселенца

Документальный театр, платформа для социально-культурных проектов. "Театр переселенца", по мнению его идеологов, —  пространство свидетельств;  театр без актеров, место, где услышат голос человека, потерявшего свой дом. Здесь реальность — как театральный прием, а переселенец — как неудобный, но требовательный герой.

Старт "Театра переселенца" — октябрь 2015-го. Его активисты: немецкий режиссер Георг Жено, украинские драматурги Наталия Ворожбит и Максим Курочкин, военный психолог Алексей Карачинский.

За короткий срок в репертуаре "Переселенцев" проекты — "Где Восток?", "Страх в Украине", "Николаевка", "Узбек", "Товар", другие. Каждый спектакль — крик реальности, голос одинокого человека, вынужденно оказавшегося в экстремальных обстоятельствах.

В команде "Театра переселенца" около 15 человек. Часть команды — те же вынужденные переселенцы, которые пришли в театр как участники проекта "Где Восток?".

Сейчас в "Театре переселенца" продолжается работа над проектом "Наталия Николаевна": рассказ о переселенке из Луганской области, о ее первых шагах на пути к новой цели в чужом большом городе.

Началась работа и над "Класс Актом". Это резонансный проект: в нем задействованы дети из Западной и Восточной Украины. Десять дней они должны провести в столице. И написать собственные пьесы. Со временем, в содружестве с профессиональными режиссерами и известными актерами, создать по этим пьесам большой спектакль. "Класс Акт" стартует в июне. Куратор — Наталия Ворожбит, режиссер — Лиза Смит.

Сегодня "Театр переселенца" реализует проекты в Киеве, Николаевке, Славянке (Донецкая область). В рамках "Класс Акта" предполагаются путешествия в Попасную и на Запад Украины. 

По мнению Георга Жено, современный театр — театр социальный и терапевтический. "Заниматься искусством ради искусства в нашей действительности выглядело бы несколько странным, — констатирует Георг. — Поэтому отвечаем нашей деятельностью на острые социальные вопросы. И не только делаем спектакли на основе историй переселенцев, но и создаем для них рабочие места, предлагаем психологическую поддержку. Драматургия никогда не рождается в драматургии. Она рождается — в действительности. А переселение — худшая и наиболее подвижная действительность не только в Украине, но и в целом в Европе и мире". 

ГДЕ ИСКАТЬ: Киев, Центр наук и искусств "Diva" (на территории Национальной киностудии имени А.Довженко). 

 

Дикий театр

Театр не академический, но и не антрепризный. Его намерения — находить, демонстрировать и пропагандировать независимые театральные проекты, объединяя их под одной крышей (хотя у самого театра крыши нет).

Куратор и идеолог "Дикого" — критик Ярослава Кравченко. За короткое время ей удалось объединить вокруг себя такие колоритные фигуры, как режиссер Максим Голенко, художник Федор Александрович, актер Алексей Доричевский, других. 

Официально "Дикий" открылся 10 февраля 2016-го спектаклем "Вий 2:0" по пьесе Н.Ворожбит. Это современная зрелищная и, конечно, провокативная сценическая история по мотивам Н.Гоголя.

В репертуаре "Дикого" также спектакль-концерт Joy Division (режиссер Ксения Скакун) — история о легенде британской рок-музыки Йене Кертесе. И еще одна нестандартная постановка: "Попы, менты, бабло, бабы" — саркастический трэш от Максима Голенко с возрастными ограничениями 18+ (в спектакле сцены насилия, курение, секс). Автор текста — Виктор Понизов по мотивам пьесы Джона Вебстера "Герцогиня Амальфи". 

Как утверждают "дикие", им немного надоел безыдейный театр банальных форм и истин, поэтому и рискнули создать альтернативу. Собственными силами. Без влиятельных "папиков" и могущественных "олигархов".

О планах "ДТ". Музыкальный театральный проект "Клуб-27", над которым будут работать семь режиссеров. Спектакль "Парфюмер" по мотивам П.Зюскинда в постановке Максима Голенко. Реализация текста Виталия Ченского в постановке Игоря Матиива. "Дикий" ведет переговоры с режиссерами Павлом Юровым, Викой Филончук, Александром Журавлем. Есть идеи спектаклей формата open-air и site-specific.

— А разве не "дикость", когда критик на свою зарплату запускает новый театр? — переспрашивает Ярослава Кравченко, когда интересуюсь метафорическим наполнением бренда. — У "Дикого" нет адреса, нет улицы, но есть желание создать острый, злой, необычный и иногда некомфортный театр!

— Что в рамках "ДТ", на твой взгляд, самое важное: коммерческая составляющая или души прекрасные порывы?

— Возможно, мы тем и отличаемся от других независимых проектов, что цель — создание модели коммерческого театра с качественным содержанием. Чтобы и душа от удовольствия стонала, и актеры не были голодными.

— "Дикий" — это все же антитеза репертуарного театра, который ты считаешь "домашним"?

— Наш театр создан не как "домашний", а "как для себя". Соревноваться с репертуарным мы могли бы только своей смелостью и откровенностью. 

ГДЕ ИСКАТЬ: Проекты "Дикого театра" — в киевском клубе SENTRUM и на Камерной сцене им. С.Данченко (Национальный театр им. Ивана Франко).

 

Театр премиум-класса

Высокобюджетный нерепертуарный театр в формате независимых арт-проектов, во главе которых громкие имена. Такие проекты обычно сопровождаются резонансными медиа-кампаниями, а на премьерах — депутаты и телезвезды. В качестве примера — "Великий Гетсби" и "Stabat Mater": современные балеты, в создании которых принимали участие всемирно известный танцовщик Денис Матвиенко и хореограф из Европы Эдвард Клюг. Или "Оскар и Розовая Дама" — с Ирмой Витовской и музыкой "Океана Эльзы".

По утверждению СМИ, бюджет "Гетсби" — более миллиона долларов. Ближайший показ — в апреле. В создании "Гетсби" и "Stabat Mater", конечно, значима роль продюсера. В этой роли — Алена Матвиенко. На мой вопрос о  ближайших арт-проектах премиум-класса она ответила:

— Пока новых проектов нет. Во всяком случае, в этом году. Причина: наш принцип делать проекты высокого уровня, а они затратны.

— Сегодня оживилась или максимально угасла заинтересованность крупных меценатов большими театральными проектами, наподобие "Гетсби"?

— Об оживлении меценатства говорить неуместно. Бизнес сегодня думает не о высоком, а о выживании.

— А если определять три существенные преграды в реализации именно масштабных арт-проектов в Украине, каковы они, на твой взгляд?

— Первое. Это не просто экономический кризис, а падение, которое никто из руководства государства пока даже не собирается останавливать. (Или не хочет? Или откровенно не знает, как это сделать?) Второе. Резкое разделение на государственный сектор культуры (являющийся полностью дотационным) и негосударственный, который сталкивают на обочину. Отсюда — отсутствие честной конкуренции культурных продуктов. И третье, главное. Непонимание государством — для чего ему культура, что такое культурные индустрии и что они могут привнести в духовную и экономическую сферы? Для наших вельмож, как и раньше, культура осталась чемоданом без ручки. Впрочем, энтузиазм не исчезает, надо работать.

ГДЕ ИСКАТЬ: Проекты "Великий Гетсби" и "Stabat Mater" — на сцене Дворца искусств "Украина". 

 

POSTPLAY театр

Позиционирует себя как лабораторию сценического поиска, на территории которой можно реализовывать смелые идеи и осуществлять интересные дебюты.

Официальное открытие — 26 декабря 2015-го. Первая премьера — моноспектакль Галины Джикаевой "Ополченцы" (режиссер Антон Романов). Этот документальный спектакль по пьесе Дэна и Яны Гуменных ("Дочке Маше купил велосипед"). Текст родился на основе интервью ополченца из Донецка.

Еще один проект POSTPLAY Театра — "Серая зона": социально-политическое представление на основе реальных историй людей, покинувших дом в поисках новой жизни.

В ближайшее время театр реализует и анонсирует проекты — "Вопрос", "Гений и безумство", "Немного больше кислорода".

— POSTPLAY Театр никоим образом не противопоставляет себя государственным театрам или частным проектам, а только дополняет вакантную нишу открытого театра-лаборатории, — рассказывает ZN.UA Дэн Гуменный, шеф-драматург POSTPLAY театра. — У нас появляются спектакли политически-критического театра. В частности, "Серая зона", "Ополченцы". Ближайшая премьера — "Моя мама — Предатель". У нас реализуют идеи молодые режиссеры и драматурги. В частности, тандем Евгении Ведищевой и Марины Смелянец (спектакль "16+"). Или тандем Наты Витченко и Анастасии Косодий (проект "Немного больше кислорода"). Стараемся исследовать новые постдраматические формы и сам феномен "театра" (в этом направлении, в частности, постановка "Розенкранц и Гильденстерн в ожидании Годо"). В следующем сезоне, надеюсь, будет возможность больше внимания уделять полижанровым постановкам, современному танцу, новой опере, политическому кабаре, новой сказке. 

Неизменным останется единственное — театр в постоянном диалоге со зрителем, а поле для диалога формируют спектакли. Думаю, наши спектакли — еще один шаг к формированию "политического гражданина", способного мыслить критически. 

— POSTPLAY театр — это все же отдельный фрагмент на карте документального театра или особое ответвление?

— Нет… Это не сугубо документальный театр. Практики документального театра, вербатим, театр свидетелей и событий — только инструментарий, с помощью которого реализуется ряд наших проектов. В становлении театра большая роль принадлежит режиссеру и актрисе Галине Джикаевой, режиссеру Антону Романову. Оба — политические беженцы из оккупированного Крыма. Они проходили там по так называемому делу Сенцова.

— Кто сегодня "ваш" зритель? 

— Это люди, занимающие активную гражданскую позицию. Часть из них — "новые злые". То есть граждане, которые шаг за шагом трансформируют государство. Много журналистов, активистов, студентов. Некоторые спектакли рассчитаны на 20—
30 зрителей, то есть это — честный разговор, с глазу на глаз.

— Понимаю, что POSTPLAY театр пока "бедный театр" в разных смыслах. Возможна ли со временем рентабельность?

— Думаем над этим. Пока и ремонт, и закупка светового и звукового оборудования — наши личные средства, средства театра и благотворительные взносы. Думаю, со временем — после ремонта крыши — введем процентные гонорары для команд проектов (пока все работают на волонтерских началах).

ГДЕ ИСКАТЬ: Киев, ул. Нижнеюрковская, 31. А также на площадке кризисного медиа-центра Украинского дома: проект "Дело 26 февраля" (при участии Рефата Чубарова). 

 

Театр угнетенных

Возможно, у читателя возникнет впечатление, что такая подобная "форма" театра — это сотни, даже тысячи наших бедных дедушек и бабушек, получивших астрономические цифры в квитанциях "от Яценюка", а потом с горя водрузивших себе на головы кастрюли — и давай с отчаяния "играть"...

Это не совсем так. Хотя категория угнетенных в формате социально-психологического театра, безусловно, предполагается. 

В свое время (в начале 70-х ХХ в. в Латинской Америке) такая методика была основана Аугусто Боалем — совместно с художниками, сценаристами, актерами: система упражнений, игр. Цель — развитие среди угнетенных людей умений навыков театральной речи, которая и помогает им стать сильными и не такими угнетенными.

На тему "Театра угнетенных" можно было бы написать десятки диссертаций, ведь за период существования такой театр работал и в селах, и в городских трущобах. И с безработными, и с маргиналами. Каждый из которых рассказывал впечатляющие истории.

Собственно, внешний контур "Театра угнетенных" — личные истории, которые раскрывают друг перед другом не очень счастливые люди — во время репетиций, сессий. Со временем истории составляют целостную базу и специальный трамплин для общего сценического сценария.

Один из сегментов "Театра угнетенных" — форум-театр. Как возможность создания театрального спектакля на основе опыта и жизненных сюжетов. После просмотра — обсуждение, дискуссии, поиск решений. 

В качестве примера — форум-спектакль "Головная боль", который недавно состоялся в Белой Церкви, объединив усилия переселенцев и местных жителей. Участники этого форум-спектакля спрашивали друг друга: "Как преодолеть ощущение угнетения от войны? И что делать с угнетением на мирной территории, которая иногда кажется тебе вражеской?".

В целом в Украине "Театр угнетенных" позиционирует себя через координаты организации "Театр для диалога". 

— Инициатива "Театра для диалога" возникла в феврале 2014-го, как движение солидарности с протестующими на Майдане и альтернатива насилию, — рассказывает ZN.UA Яна САЛАХОВА (координатор и куратор проектов). — Я познакомилась с методиками "Театра угнетенных" четыре года назад на семинаре в Киеве, который проводил один из учеников Аугусто Боаля. А вот когда впервые это направление появилось в Украине? Мне сказать сложно. Ведь методики форум-театра и раньше использовали разные организации и разные практики.

Участниками всевозможных мероприятий "Театра для диалога" в Украине являются более 3,5 тыс. человек…

— Представители каких социальных групп чаще всего задействованы в форум-спектаклях?

— Это внутренне перемещенные лица, гражданские активисты. Это деятели культуры, журналисты, инвалиды, педагоги, подростки. Еще студенты, которые специализируются на психологии, социальной педагогике. Большая часть наших участников — женщины.

— А профессиональные актеры могут приобщиться к спектаклям?

— Понимаете, мы в основном ориентированы на работу с людьми, которые имеют опыт социального угнетения. То есть это не предусматривает театральной специальности. Но, конечно, открыты к разным формам сотрудничества, ведь различные подобные форматы существуют в Великобритании, Канаде, Армении.

— Ну а в целом, как ваши "актеры", то есть участники форум-спектаклей относятся к профессиональному театру в Украине?

— Я лично уважаю работу многих людей в профессиональном театре. Но скажу не за всех, а за себя. Мне не хватает в профессиональном украинском театре именно диалога со зрителем. С его опытом, который является важным фактором восприятия спектакля.

Следует добавить, что форум-театры (как составляющая "Театра угнетенных") разворачивают свою деятельность в Мариуполе, Белой Церкви, Фастове, Броварах, других городах. Разумеется, такая форма социально-психологического театра — прежде всего социальная терапия, а не проявление изысканного сценического искусства.

ГДЕ ИСКАТЬ? Страница Facebook "Театр для диалога": там указаны планы и маршруты "Театра угнетенных".

 

Тротуарный театр

Условное ответвление от "бульварного театра". Последний щедро представлен в Украине непритязательными развлекательными комедиями — отельно- постельного содержания и такой же формы (см.репертуарные афиши в столице, в провинции). К 2014-му "бульварный театр" активно функционировал в Украине в виде импорта, то есть российских антреприз. Две звезды, три стула — и космическая цена на билеты.

Когда российская антреприза по понятным историческим причинам частично исчезла с украинской гастрольной карты — тогда гордо поднял голову украинский "тротуарный театр".

Почему тротуар? Потому что бульвар — все-таки определенная магистральная линия развлекательного жанра, которая трамбовалась десятилетиями. А у нас только пешеходная дорожка — по обе стороны магистрали.

Но и этой дорожкой уверенно шагают монстры бульварной драматургии — Марк Камолетти, Рэй Куни, другие. В легеньких комедиях этих и других авторов — в украинских тротуарных антрепризах — задействованы отечественные медийные лица и ведущие актеры академических театров.

Не напрягая гортани, не проникаясь "жизнью человеческого духа" (в связи с тем или иным сценическим героем), такие спектакли играют для непритязательного зрителя с непритязательными художественными потребностями. Минимальный репетиционный срок, минимальные бюджеты на постановки, а наивысшая награда — "хи-хи-хи" (в зале).

На мой взгляд, все же есть огромная тектоническая польза от ростков "тротуарного театра" в Украине. Такой театр — не только импортозаменитель бывшей российской халтуры. Такой театр (возможно) поможет сильнее полюбиться и глубже оценить качественный репертуарный театр в родной стране. (Такой, например, как на Левом берегу или Молодой на Прорезной, или на Подоле, или франковцев в отдельных художественных случаях). Тротуар — пешеходная зона, а репертуар (в его лучшем виде) — иногда зона искусства.

ГДЕ ИСКАТЬ? Проявления "тротуарного театра" в столице чаще всего на сценах Дома офицеров и экс-октябрьского дворца. 

 

Сцена современной драматургии

Известный ареал современного театра во Львове. Официальное название — Первая сцена современной драматургии Drama.UA.

"Сцена" позиционирует себя как единственная в Украине постоянно действующая платформа для постановок именно современной драматургии. За несколько лет в афишах Drama.UA: Сара Кейн, Наталья Ворожбит, Максим Досько, Павел Арье…

Это территория не только для чтения современных пьес, но и создания спектаклей и междисциплинарных проектов.

Вопреки трудностям (экономические и территориальные), Drama.UA совместно со Львовским театром им. Леси Украинки на март 2016-го анонсирует довольно интересный репертуар: "Вернисаж" Вацлава Гавела, "Гайдамаки" Тараса Шевченко, "Мамбук" по мотивам В.Шекспира, "Лондон" Максима Досько, "Зернохранилище" Наталии Ворожбит.

Среди активистов Drama.UA: Оксана Дудко, Вика Швидко, Оля Мухина, Оксана Данчук.

 Драматург Павел Арье (один из основателей Первой сцены современной драматургии), говорит, что этот проект качественно отличается на общем фоне, поскольку предусматривает перформативные читки, проекты по педагогике. Предусмотрены резиденции для молодых театральных деятелей и создание первого театрального издательства по немецкому образцу.

Первая сцена будет одним из партнеров нового театрального проекта Арье, в основе которого — мотивы шекспировского "Гамлета" (но на украинской почве). 

И, конечно, театральное сообщество надеется, что в этом году возобновит работу театральный фестиваль Drama.UA, который два года назад открыл новые тексты и новые имена.

ГДЕ ИСКАТЬ? Львов, улица Городоцкая, 36. 

 

Плейбек-театр

Еще один социально-психологический и терапевтический театр. В последнее время он охватывает все новые и новые слои населения. Здесь зрители также рассказывают свои истории. А потом актеры спонтанно разыгрывают их на цене.

Как отмечают активисты плейбек-театра, это самостоятельное направление, основа здесь — человеческие эмоции, чувства, взаимоотношения. (Зачастую именно плейбек-театр называют театром психологических импровизаций).

Наталия Вайнилович (один из кураторов направления) около пяти лет занимается плейбек-театром. (В частности в Киевском театре "Отражение"). 

— Если сравнивать плейбек-театр с "Театром угнетенных" или "Театром переселенца", либо с другими формами социально-психологического и документального театров, то в чем, на ваш взгляд, общность, а в чем — отличие?

— Плейбек-театр — очень личные истории. Мы играем чувства и ситуации конкретных людей. Не конструируем из них "общий опыт" на сцене. Зритель, рассказывающий свою историю (рассказчик), делает это публично, а актеры импровизируют, предусматривая плейбек-формы, которые в свою очередь помогают расставить акценты, раскрыть суть сюжетов. Истории от зрителей помогают найти ответ на вопрос: что связывает того или иного человека с социумом?

В плейбек-театре актеры особенно эмоционально приобщаются к личным историям незнакомых людей. Возникают определенные чувства между актером и рассказчиком, а также — с залом. Это глубокая связь, которую не может нарушить ни время, ни пространство. 

Следовательно, плейбек-театр — соавторство конкретного зрителя, сообщества, актеров, а также ведущего (кондактора).

В киевском театре "Відображення" есть актеры с опытом работы до 15 лет! Конечно, плейбек-театры и в Украине, и в разных странах мира едины в том, что придерживаются классических принципов плейбека, ритуалов. Но каждый театр в том или ином регионе развивается аутентично.

Репертуара в традиционном понимании плейбек не предусматривает. Каждый раз — новые истории и сюжеты. Тему перформанса предусматривает зритель. И такая тема зависит от различных факторов: целевой аудитории, тематики встречи, помещения. Даже от ситуации в стране! 

Важно, что свое название перформанс получает только в финале. После того, как определится красная нить разных сыгранных историй.

…Уже от себя добавлю, что плейбек-театр (как направление) возник в середине 70-х прошлого века. Как утверждают исследователи, Джонатан Фокс тогда решил "обжаловать" традиционные канонические формы театральной деятельности. На его практику повлияла традиционная культура Непала, архаические ритуалы, психодрама, спонтанная импровизация. Впоследствии плейбек-театр продвинулся в постмодернистское пространство… И таким образом доказал "теорему": весь мир – плейбек… 

ГДЕ ИСКАТЬ? В Украине плейбек-театры функционируют не только в Киеве, но также в Днепропетровске, Житомире, других городах (см. специальные страницы в Facebook). 

Возможно, военно-революционные потрясения, а, возможно, и эволюционные законы повлияли на локальный взрыв, вызвавший в последнее время разнообразие новых форм и активных попыток "перезагрузки" театральной жизни в Украине? 

Это проявляется в новаторских форматах организации театрального дела. В попытках установить тесные коммуникации с социально-политическими сюжетами действительности. Не всегда отрицая традиционный (репертуарный) театр, такие обновленные форматы расширяют границы сценической карты: устанавливают новые правила Игры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно